Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Перспективы развития индустрии климата, как системы с замкнутым технологическим циклом.
Диалог специалистов АВОК > Блог инженера > Блог
Gosh
Перспективы развития индустрии климата, как системы с замкнутым технологическим циклом.

Вирусы живыми организмами назвать сложно. Они не могут перемещаться и самостоятельно находить хозяина, не могут вести обмен веществ, не имеют надёжной клеточной стенки и подвержены внешним факторам среды. Вирусные частички после их выделения из организма хозяина поначалу держатся в воздушной взвеси, а потом просто оседают на всевозможные поверхности или разносятся потоками воздуха. По этой причине, в условиях вирусной эпидемии, для снижения рисков заболевания важны рекомендации специалистов по климатизации зданий. Между тем основная деятельность специалистов по климатизации зданий связана с воздухообменом организма человека с атмосферой. Особенно важен такой воздухообмен, когда человек 90% своего времени находится в помещении.
Вернадский отмечал, что среди явлений жизни на первом месте должен быть поставлен газовый обмен организмов – их дыхание. В мире организмов в биосфере идет жесточайшая борьба за существование – не только за пищу, но и за нужный газ. Эта борьба более основная, так как она нормирует размножение, т.е. дыханием определяется максимальная возможная геохимическая энергия жизни на гектар.
Это в биосфере идет жесточайшая борьба за существование – не только за пищу, но и за нужный газ, а борьба людей за свое будущее больше напоминает борьбу со своим прошлым.
Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19, постепенно разрушая сложившиеся у людей стереотипы поведения, выявляет очень серьезные проблемы общества, которые так остро ранее не проявляли себя. В программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 22.04.20 врачи и вирусологи начали поднимать проблемы нашей системы здравоохранения. Если обобщить их точки зрения, тогда начинают вырисовываться очертания отрасли здравоохранения с замкнутым технологическим циклом. Но пока для них не стоит вопроса о том, кто будет управлять этой отраслью. Чиновники или политики? Но они уже провели оптимизацию системы здравоохранения. Благо, что им не удалось до конца провести реформу здравоохранения, иначе в самом начале пандемии она могла «лечь» и тогда последствия для общества были бы не предсказуемыми. В своей основе система здравоохранения ориентирована на человека, а у чиновников и политиков отсутствует обратная связь с ним. Поэтому они оперируют такими понятиями, как количество больниц и поликлиник, койко-мест, врачей и т.д. в расчете на определенное количество населения и нигде в отчетах о проделанной работе не фигурирует качество оказания медицинской помощи населения, кроме одних призывов, что ее надо постоянно повышать.
Такой опыт формирования отрасли с замкнутым технологическим циклом имеется у индустрии климата, которую формируют и ею управляют такие профессиональные инженерные сообщества, как REHVA и ASHRAE. Эти сообщества имеют полноценную обратную связь с населением, поэтому через стандартизацию, обучение специалистов, научно-исследовательскую деятельность и т.д., имеют возможность оперативно реагировать и управлять не только отраслью, но и обществом в целом [1]. При этом чиновники начинают вести себя как-то совсем не традиционно.
В своей программной речи М. Баррозу отметил, что ему и коллегам удалось увеличить семилетний бюджет научных исследований объединенной Европы на 30%, несмотря на некоторое сокращение бюджета ЕС в целом.
В своей речи Баррозу выделил пять мостов, которые предстоит построить Европейскому сообществу в научно-образовательной сфере.
Во-первых, нужно продолжать строить мосты между научными дисциплинами.
Во-вторых, способствовать созданию новых мостов между наукой и обществом.
В-третьих, нужно увеличивать число мостов между наукой и ее приложениями, между лабораториями и рынком.
В-четвертых, нужно строить научные мосты между членами ЕС.
Пятым мостом Баррозу назвал развитие научно-технического сотрудничества между странами Европы и всем миром [2].

Какие преимущества дает такая структура?

Коронавирус, выступив в роли вируса-террориста, одномоментно лишил устойчивости городскую среду, создав проблемы в системе жизнеобеспечения этой среды. Город - наиболее комфортная экологическая ниша, снабжающая одновременно большое число людей ресурсами жизнеобеспечения, выдерживающая сверхвысокую плотность популяции с помощью современных технологий и технических средств. Однако устойчивость такой системы к стрессам минимальна. Для ее разрушения достаточно усилий одного террориста или серьезной аварии энергосистем. Жизнеобеспечение сельского жителя менее комфортно, зато более надежно. Разрушить его гораздо сложнее [3].
Одной из очень серьезных проблем, которую решает индустрия климата, как система замкнутого технологического цикла, организованная в некую единую структуру, например, отрасль или представленная разрозненными предприятиями и организациями, является борьба с распространением инфекций в помещениях.
Проблема загрязнения воздуха в помещениях является не менее серьезной проблемой, что и продемонстрировала нынешняя коронавирусная инфекция. Коронавирусная инфекция — это две болезни. Первая — вирусная инфекция верхних дыхательных путей — проходит практически без проявлений. Она запускает глубокое поражение легких, которое в основном уже развивается самостоятельно. По данным ВОЗ из 4,3 миллиона человек, которые ежегодно умирают в результате воздействия загрязняющих веществ, содержащихся в воздухе жилых помещений, большая часть умирает от нарушения мозгового кровообращения (34%), ишемической болезни сердца (26%) и хронического обструктивного легочного заболевания (22%). На пневмонию и рак легких приходится 12% и 6% смертельных случаев соответственно [4].
Наряду с загрязнением воздуха в помещениях, инфекционные заболевания можно отнести к общей проблеме обеспечения качества воздуха в помещениях.
Ранее климатические изменения, в части роста двуокиси углерода (СО2) в атмосфере и синдром больного здания, которые относятся к проблеме обеспечения качества воздуха в помещениях, вынудили инженерные сообщества сделать выбор между ними и тем самым обеспечили развитие индустрии климата на несколько десятилетий вперед.
Более десяти лет назад в приоритетные направления для повышения энергоэффективности зданий в Европе официально был закреплен этот выбор. В данном документе было отмечено, что разработчики инженерных систем должны взять на себя ведущую роль в подготовке стратегических действий и возглавить битву против глобальных климатических изменений [5]. Вслед за публикацией приоритетных направлений для повышения энергоэффективности зданий в Европе состоялся форум REHVA, на котором в ходе обсуждения был сделан вывод, что существует доказательство того, что вентиляция влияет на проявление синдрома больного здания. И было достигнуто общее согласие, что на данный момент нет достаточной информации для расчета стандартов вентиляции исходя из ее влияния на здоровье людей.
Осознано, а скорее всего не осознано, выбор делался между:
1. углеродным циклом наземных экосистем, который представляет открытую биогеохимическую систему и находится в интенсивном углеродном обмене с атмосферой, литосферой и гидросферой.
2. углеродным циклом организма человека, который также представляет открытую биогеохимическую систему и находится в интенсивном углеродном обмене с атмосферой.
Второе утверждение не является очевидным, т.к. причинно-следственная связь между ростом двуокиси углерода (СО2) и образованием такого патогенного биоминерала, как карбонат кальция не установлена, поэтому его необходимо доказывать. Экосистемы, в том числе и организм человека, как сложные открытые системы, могут обмениваться углекислым газом с атмосферой посредством осаждения и растворения карбонатов. Этот процесс их объединяет, но только реакция у экосистем и сами воздействия на них, в том числе организма человека, могут существенно различаться. Например, в первом случае можно повлиять на углеродный цикл, за счет снижения выбросов от деятельности людей в атмосферу двуокиси углерода (СО2) и только предполагать, что эти действия могут привести, если не к снижению роста двуокиси углерода (СО2) в атмосфере, тогда хотя бы к замедлению. Во втором случае, в виду того, что человек 90% своего времени находится в помещении, можно управлять углеродным циклом, обеспечивая обмен двуокисью углерода (СО2) между организмом человека и атмосферой.
На сегодняшний день, регламентируемый воздухообмен не основывается на объективных физиологических реакциях, что и подтвердил профессор Bjarne W. Olesen, директор Международного центра по качеству воздуха и энергосбережению: рекомендуемые в стандарте величины воздухообмена (ASHRAE 62.1-2004, 62.1-2007) не основываются на объективных физиологических реакциях человека, а получены путем статистической выборки среди людей, адаптированных к внутренней воздушной среде (количество удовлетворенных – 80 %) [6].
Если от адаптации, которая не является объективным показателем качества воздуха в помещении, перейти к зависимости физиологических реакций организма человека от внешних факторов среды, тогда в условиях концентрационного дисбаланса в биосфере должна появиться перспектива развития индустрии климата. Цель такого перехода может состоять в том, чтобы управлять физическими и биохимическими процессами в организме человека. Тогда объектом для деятельности индустрии климата должен стать человек, что должно найти отражение при смене экономической модели, которая может создать условия для реализации цели управления углеродным циклом организма человека. Целеполаганием в деятельности индустрии климата должна быть безопасность: здоровье каждого человека, общества в целом и качество природной среды. Для поддержания здоровья каждого человека на высоком уровне, в условиях концентрационного дисбаланса в биосфере, индустрия климата, при определенных условиях, может взять на себя выполнения части функций биосферы по поддержанию в воздухе помещений определенного состава и концентраций химических соединений с целью профилактики неинфекционных заболеваний и функционирования организма в зоне оптимума.
В общих чертах перспектива развития индустрии климата, как системы с замкнутым технологическим циклом в этом и заключается.
Для того чтобы приступить к конкретным действиям, необходимо основательно разобраться с возникшими проблемами, т.к. сложные открытые системы реагируют только на управляющие воздействия в виде реакции системы на них. К таким управляющим воздействиям внешней среды для организма человека можно отнести температуру, влажность, химический состав в виде химических элементов и их концентрации, которые поступают в организм с пищей, водой, воздухом и через кожный покров и т.д. Особенно биогенных элементов, которые жизненно необходимы для функционирования организма.
Если к некоторым факторам внешней среды организм человека может адаптироваться самостоятельно, либо, при невозможности адаптации, человек может использовать свойства техносферы, например, для расширения диапазона гидротермических условий для жизни. Для других факторов внешней среды, к которым организм человека не может адаптироваться, например, к изменившемуся химическому составу внешней среды и техносфера, созданная человеком, не позволяет решать проблемы такого уровня, тогда для обеспечения безопасности каждого человека, общества в целом и биосферы необходима иная техносфера.
В условиях концентрационного дисбаланса в биосфере ситуация сложилась таким образом, что для недопущения выпадения человечества из состава биосферы необходимо приступить к созданию техносферы на новых принципах, которые характерны для живого вещества. Но, как часто бывает, любые идеи даже самые перспективные остаются благими пожеланиями, если у них отсутствует описание механизма реализации.
Специфика работы представителей индустрии климата в том, что они уже работают не с потребителями услуг, а с конкретными людьми, для которых они создают климатические системы. Если учесть, что за прошедшие несколько тысячелетий человек не изменился, поэтому профессиональному инженерному сообществу, рано или поздно придется делать очень сложный и неоднозначный выбор, условно говоря, между научной мыслью и популизмом. Как выглядит этот выбор в реальных условиях, в свое время продемонстрировал греческий философ Диоген. Однажды Диоген на городской площади начал читать философскую лекцию. Его никто не слушал. Тогда Диоген заверещал по-птичьи, и вокруг собралась сотня зевак. «Вот, афиняне, цена вашего ума, — сказал им Диоген. — Когда я говорил вам умные вещи, никто не обращал на меня внимания, а когда защебетал, как неразумная птица, вы слушаете меня, разинув рот».
Хотя за последние более десяти лет индустрией климата было много что сделано в части борьбы с глобальными климатическими изменениями, но борьба не с причинами, а их следствиями всегда является бесперспективной. Для того чтобы бороться с причинами климатических изменений, необходимо установить их причины, а такая деятельность выходит за рамки компетенции профессионального инженерного сообщества. Между тем, выйти на эти причины можно при решении проблемы синдрома больного здания. Для этого профессиональному инженерному сообществу необходимо сменить целеполагание с борьбы с климатическими изменениями и вернуть свою деятельность в естественное русло для индустрии климата, связанное с обеспечением качества воздуха в помещениях. Проблема обеспечения качества воздуха в помещениях не имеет решения без активного участия в ее решении фундаментальной науки, поэтому уже сейчас инженерному сообществу необходимо формировать спрос на новые знания. При формировании спроса надо учитывать, что данная проблема и ее решение находятся в междисциплинарной области знаний. Кроме этого надо учитывать, что, исходя из концепции безопасности академика В.А. Легасова, на современном этапе происходит трансформация научно-технической революции в революцию научно-технологическую, когда на первые позиции выходят вопросы «как, зачем, с каким материальным и социальным риском», а не «что, сколько» мы производим [7]. Иными словами, решить проблему обеспечения качества воздуха в помещениях можно только перейдя на новый исторический этап развития общества. Этот этап развития общества обеспечивает научно-технологический прогресс с возможностью создания технологий на новых принципах, при возможности, с внутренне присущей им безопасностью, способных уменьшить последствия ошибочных действий человека.
На мой взгляд, тот выбор, который был сделан более десяти лет назад и закреплен в приоритетные направления для повышения энергоэффективности зданий в Европе, запустил процесс самоорганизации профессионального инженерного сообщества, с целью цивилизационного перехода на новый качественный уровень и он может состояться при условии, что фундаментальную науку удастся сделать производительной силой.
Академик В.А. Легасов обосновал необходимость такого перехода тем, что завершающийся в прошлом столетии этап промышленной революции, начатый изобретением паровой машины, с его развитой и динамичной инфраструктурой всех социальных институтов, привел мир на грань мощнейших кризисных явлений, представляющих угрозу дальнейшему развитию и выживанию цивилизации.
На мой взгляд, причиной мощнейших кризисных явлений является современная техносфера, которую человечество создавало и развивало тысячелетиями. Можно считать, что свое функциональное назначение по расширению диапазона гидротермических условий для жизни человека она выполнила при запуске Ю.А. Гагарина в космос в 1961 году.
Процесс формирования техносферы был длительный и начался в глубокой древности.
Как отмечал К. Маркс, мельница создала феодализм, а паровая машина — капитализм, а к своему закату создал общество потребления.
Благодаря своей морфологии, т.е. форме и строению организма, такой биологический вид как Homo sapiens должен был выпасть из состава экосистемы. Человек прямоходящее существо. Он плохо плавает, плохо бегает, плохо лазает по деревьям. У него отсутствует шерсть для терморегуляции организма. Он не умеет летать. По этим причинам он должен был занять одно из низших ступенек в пищевой цепочке. У организма человека очень узкий диапазон температур внешней среды, в пределах которого могут совершаться биохимические реакции и физиологические процессы в его организме. Иными словами, биохимическая активность в организме человека укладывается в узкий диапазон гидротермических условий для жизни. Человек, с целью выживания в окружающей среде и компенсации недостатков своей морфологии, используя свое сознание и морфологию конечностей, приступил к созданию техносферы, расширяя диапазон гидротермических условий для жизни.
Вначале научился использовать подручные средства для обеспечения себя пищей, после этого для терморегуляции организма одел на себя шкуру убитого им животного. Как только научился добывать огонь, сразу начал формировать строительную отрасль, находя и обустраивая пещеру. Начал обрабатывать подручные средства под различные орудия труда и т.д. Формирование техносферы, хоть и позволяла человеку создавать свою искусственную систему жизнеобеспечения для выживания в условиях биосферы, но эта система противоречила законам биосферы и приводила к экологическим кризисам.
Численность популяции человека разумного возрастала скачкообразно между экологическими кризисами, виновником которых был сам человек и его традиционный образ жизни. Так первобытные охотники и собиратели до такой степени усовершенствовали технологию добычи пищи, что однажды обнаружили ее отсутствие в ближних и отдаленных окрестностях.
Хорошо, что изгои племен были вынуждены придумать иной способ добычи пищи – скотоводство и земледелие. В результате сельскохозяйственной революции лимит численности популяции значительно вырос. Развитие орошаемого земледелия быстро увеличило продуктивность земель и значительно повысило численность популяции человека.
Однако нарушение норм полива и отсутствие дренажа через некоторое время вызвало вторичное засоление и заболачивание орошаемых земель, которые превратились в неудоби и обрекли население на голодную смерть. Хорошо, что изгои общества, лишенные орошаемых земель, освоили богарное земледелие. Низкая продуктивность подсечно-огневой системы земледелия компенсировалась безграничным пространством для освоения.
В процессе жизнедеятельности человек создал новый класс вещества биосферы – третичную (антропогенную) продукцию, которая не поддается рециклингу природными редуцентами. Искусственные вещества и материалы, машины и механизмы, здания и сооружения, отработавшие ресурс, различные отходы производства и потребления создали тромб в биологическом круговороте вещества биосферы. Мало того, что из глобального круговорота выведено огромное количество нужного биоте вещества, его высокие концентрации стали изменять качество среды обитания человека, который не способен адаптироваться к среде иного качества. Даже незначительные изменения химического состава воздуха, воды и пищи вызывают патологические нарушения в организме человека [8].
Деятельность людей привнесла новые изменения в углеродный цикл. С началом индустриальной эры люди стали всё в возрастающем количестве сжигать ископаемое топливо: уголь, нефть и газ, накопленные за миллионы лет существования Земли. Человечество привнесло значительные изменения в землепользовании: вырубило леса, осушило болота, затопило прежде сухие земли, создало третичную продукцию, и результате такой деятельности наступил концентрационный дисбаланс в биосфере. Иными словами, созданная человечеством, с целью расширения диапазона гидротермических условий для жизни – техносфера привела окружающую среду к концентрационному дисбалансу, который для биосферы является управляющим воздействием для начала адаптации ее к изменившимся условиям внешней среды. Такие изменения для биосферы не являются критичными, т.к. ее адаптация происходит за счет смены видового состава.
Отличительной особенностью нынешнего глобального экологического кризиса, является то, что он связан с концентрационными изменениями в биохимических реакциях живого вещества, которые могут приводить к существенным флуктуациям климатических условий биосферы и выходить за границы гидротермического поля отдельных биологических видов, создавая предпосылки для невозможности их существования в таких условиях. По этой причине они должны выпасть из состава экосистемы. Иными словами, для смены структуры биосферы с целью сохранения оптимальных условий ее функционирования одни биологические виды должны выпасть из ее состава, а их место должны занять другие виды, которые будут более приспособлены к изменившимся условиям внешней среды. К тем биологическим видам, которые должны выпасть из экосистем относится и человек.
Для того чтобы выйти из современного кризиса с минимальными потерями, человек должен глубоко изучить законы природы, которые позволяют ей в течение миллионов лет надежно существовать и преодолевать глобальные и локальные катаклизмы. Управлять надо не природными процессами, а деятельностью человека на основе знаний законов природы. Строгое соблюдение этих законов может обеспечить сохранение в биосфере человека как биологического вида [8].
На сегодняшний день создание и эксплуатация климатических систем больше напоминает создание персонального автомобиля не для человека, а для потребителя по строго определенным стандартам, а эксплуатация «рулением» по правилам ПДД. Если пользователь этих систем получил то или иное заболевание из-за неудовлетворительного качества воздуха в помещении, условно говоря попал под колеса своего персонального автомобиля, то это уже его проблемы, если не найдет отступлений от нормативной базы при создании климатических систем.
Для того чтобы управлять физическими и биохимическими процессами в организме человека необходимо не только хорошо разбираться с теми процессами, которыми необходимо управлять, но и иметь представление об объекте управления, как о сложной открытой системе.
Всю историю человечества основной задачей управления была технология управления людьми: рабами, крепостными, пролетариатом, а при социализме трудовым ресурсом в условиях мобилизационной модели экономики, но никогда система управления в обществе не была нацелена на управление самой системой «Общество».
Общество является сложной открытой системой. Основным свойством таких систем является то, что такая система функционирует по своим законам, которые от людей не зависят. Иными словами, теми законами, по которым функционируют клетки, функционирование ни одной экосистемы, в которые они входят, невозможно описать. Следовательно, если бы была возможность управлять одной клеткой и отдельно взятой экосистемой, тогда бы методы управления отличались. Ровным счетом, как управление отдельными коллективами и обществом. Если деятельности для людей необходима мотивация, то общество реагирует только на определенные управляющие воздействия.
Как писал академик Н.Н.Моисеев, что он неоднократно подчеркивал, что говоря о процессах самоорганизации, мы имеем дело с процессами, лишенными целенаправленности, точнее — целеполагания. Механизмы, их определяющие, суть свойства окружающей нас «реальности»: они лишь познаны (или постепенно, частично познаются) человеческим Разумом, который в ряде случаев способен лишь предложить их интерпретацию, но сами механизмы, их особенности не подвластны людям. И он старался также объяснить, что эти механизмы саморазвития неизбежно приводят динамические системы, в том числе и общество, к кризисам, то есть к бифуркациям, меняющим характер развития. Если угодно — меняющим «канал эволюции». И последствия подобных перестроек непредсказуемы! Эта непредсказуемость — одна из важных характеристик мирового эволюционного процесса, и с ней нельзя не считаться [9]. Например, модели оптимизации игнорируют и возможность радикальных преобразований (т. е. преобразований, меняющих саму постановку проблемы и тем самым характер решения, которое требуется найти), и инерциальные связи, которые, в конечном счете, могут вынудить систему перейти в режим функционирования, ведущий к ее гибели. Подобно доктринам, аналогичным «невидимой направляющей руке» Адама Смита, или другим определениям прогресса в терминах критериев максимизации или минимизации, модели оптимизации рисуют утешительную картину природы как всемогущего и рационального калькулятора, а также строго упорядоченном истории, свидетельствующей о всеобщем неукоснительном прогрессе [10].
Если мы захотим «порулить» экосистемой на уровне клеток, т.е. элементами экосистемы и у нас будет такая возможность выступать в роли системы управления ею. Да еще мы будем действовать исходя из принципа принятия решения: «мы посовещались, и я решил…», тогда мы обязательно получим классическую революционную ситуацию для этой экосистемы, и мы, вероятнее всего, выведем ее из состояния динамического равновесия.
Из работы «Маевка революционного пролетариата» В.И. Ленина: «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде».
Возможно, по этой причине мы получили нынешний цивилизационный кризис. Концентрационный дисбаланс в биосфере, вызванный функционированием нынешней техносферы, привел к тому, что все экосистемы, которые являются составной частью биосферы, в том числе «Общество» начинают адаптироваться к изменяющимся условиям и могут не реагировать на управляющие воздействия, на которые реагировали ранее, а управление в «Обществе» осталось прежним. Такое противоречие в глобальном масштабе может сниматься при переходе через точку бифуркации, например, при переходе на новую формацию.
Саморазвивающиеся системы периодически проходят стадию смены типа саморегуляции, когда система усложняется и прежний тип саморегуляции сменяется другим. Эту стадию называют по разному: фазовый переход, качественный скачок, революция. В синергетике ее именуют стадией динамического хаоса.
Порядок переходит в хаос, из которого может возникнуть иной, более сложно организованный порядок.
На стадии динамического хаоса в точках бифуркации возникает спектр возможных сценариев развития системы (их конечное множество). Некоторые могут привести к упрощению и даже разрушению системы. Но могут существовать и сценарии, выводящие систему на новый, более высокий уровень развития. Применительно к развитию общества именно на стадии динамического хаоса происходит изменение смысла мировоззренческих универсалий и формирование новых ценностей [11].

Доказательство существования углеродного цикла организма человека в интенсивном углеродном обмене с атмосферой.

Необходимо доказать, что такой углеродный цикл происходит через образование карбонатов. Для доказательства от общих рассуждений о сложных системах необходимо перейти на позиции нелинейной динамики.
Из нелинейной динамики известно, что сумма независимых, одинаково распределенных случайных величин подчиняется вполне определенному закону (нормальное распределение), но есть и другой класс законов, которые называют степенными.
В соответствии с нормальным, гауссовым, распределением большие отклонения настолько редки, что ими можно пренебречь. Однако многие бедствия, аварии, катастрофы порождают статистику со степенным распределением, которое убывает медленнее, чем нормальное распределение, поэтому катастрофическими событиями пренебречь нельзя.
Степенные зависимости характерны для многих сложных систем - разломов земной коры (знаменитый закон Рихтера-Гутенберга), фондовых рынков, биосферы на временах, на которых происходит эволюция. Они типичны для движения по автобанам, трафика через компьютерные сети, многих других систем. Для всех степенных зависимостей общим является возникновение длинных причинно-следственных связей. Одно событие может повлечь другое, третье, лавину изменений, затрагивающих всю систему. Например, мутация, с течением времени меняющая облик биологического вида, влияет на его экологическую нишу. Изменение экологической ниши этого вида, естественно, сказывается на экологических нишах других видов. Им приходится приспосабливаться. Окончание "лавины изменений" - переход к новому состоянию равновесия - может произойти нескоро.
Простейшая физическая модель, демонстрирующая такое поведение, - это куча песка. Мы бросаем песчинку на самый верх кучи песка. Она либо останется на ней, либо скатится вниз, вызывая лавину. В лавине может быть одна или две песчинки, а может быть очень много. Статистика для кучи песка оказывается степенной, как для ряда бедствий и катастроф. Она очень похожа на ту статистику, которую мы имеем, скажем, для землетрясений, то есть опасность находится на грани между детерминированным и вероятностным поведением или, как сейчас говорят, на кромке хаоса.
Исследование сложных систем, демонстрирующих самоорганизованную критичность, показало, что такие системы сами по себе стремятся к критическому состоянию, в котором возможны лавины любых масштабов. Поскольку к системам такого сорта относится биосфера, общество, инфраструктуры различного типа, военно-промышленный комплекс, множество других иерархических систем, результаты теории самоорганизованной критичности очень важны для анализа управляющих воздействий, разработки методов защиты и разрушения [12].
Переход через точку бифуркации сложных систем очень напоминает процесс «созидание через разрушение» в косном веществе.
На основе исследований П.А. Ребиндер выдвинул идею «созидание через разрушение». Суть идеи заключается в повышении прочности твердого тела путем его разрушения по всем дефектам снижающим реальную прочность, с последующим прочным сращиванием образовавшихся частиц [13].
По всей видимости, идея П.А.Ребиндера «созидание через разрушение» является фундаментальным законом природы и проявляется не только при разрушении твердого тела, но является одним из основных свойств дисперсных систем и, возможно, каким-то образом влияет на углеродный цикл.
В Википедии утверждается, что углеродный цикл в океане осуществляется через поверхность. Океан может обмениваться углекислым газом с атмосферой посредством осаждения и растворения карбонатов с осадочными породами Земли. Растворенный в океане углерод существует в трех основных формах: растворенный СО2, бикарбонат и карбонат-ион, т.е. те ионы, которые образуются при диссоциации слабой угольной кислоты. Тут следует отметить, что в организме человека «СО2 - бикарбонат» является основной буферной системой. Океан может обмениваться углекислым газом с атмосферой посредством осаждения и растворения карбонатов. Так и в организме человека образуются патогенные биоминералы, которые обнаружены практически во всех органах человека и самым распространенным является карбонат кальция.
Карбонат кальция в организме человека может образовываться не только из-за нарушения метаболизма. Он может образовываться из-за высокой концентрации углекислого газа в атмосфере, т.к. при постоянной кислотности крови с ростом концентрации углекислого газа в атмосфере растет и концентрация карбонат-иона. При постоянной кислотности крови, концентрации ионов кальция и росте концентрации карбонат-иона, когда произведение концентраций ионов кальция и карбонат-ионов превысит произведение растворимости карбоната кальция в организме человека начнет образовываться такой патогенный биоминерал, как карбонат кальция. При образовании карбоната кальция образуются ионы водорода, поэтому среда кристаллизации достаточно быстро становится кислой. В океане это называется «закислением». Если значение кислотности в крови организма человека опускается ниже рН=6,8, тогда для него наступает летальный исход, т.е. при некотором значение ПДК по СО2 в атмосфере, которое пока не установлено, для позвоночных может наступить очередное массовое вымирание на планете.
При сопоставлении процесса осаждения (образования) карбоната кальция в океане в углеродном цикле и организме человека принципиальных расхождений не наблюдается, поэтому мы вправе говорить об углеродном цикле организма человека с атмосферой, который является для него угрозой существования.
Функциональной обязанностью индустрии климата является снятие этой угрозы для жизни человека, что и должно быть отражено в стандартах. Необходимо поддерживать уровень концентрации углекислого газа на уровне, который бы не только не спровоцировал образование карбоната кальция в организме человека, но и не стал бы причиной респираторного ацидоза в нем.
Но, если мы хотим переходить на природоподобные технологии, тогда нам важно установить роль живого вещества в углеродном цикле, тем более мы установили, что процесс образования карбоната кальция для экосистем в интенсивном углеродном обмене с атмосферой, литосферой и гидросферой носит положительный характер. А процесс образования карбоната кальция для организма человека в углеродном обмене с атмосферой носит явно отрицательный характер и представляет угрозу жизни для человека.
Рассмотрим более подробно процесс зарождения и роста кристаллов в гелях, где отсутствует живое вещество.
Например, обычно на основе слабой кислоты метасиликата натрия готовится гель. После застывания геля, поверх него наливается раствор соли. Таким образом, гель является поставщиком ионов слабой кислоты, а раствор над гелем ионов металла в центры зарождения и роста кристаллов в гелях.
После того, как поверх геля будет налит раствор соли, начинается двухсторонняя диффузия, т.е. появляется градиент концентрации ионов металла, из раствора над гелем в гель, а ионов слабой кислоты из геля в раствор. При появлении градиента концентраций в геле начинают нарастать напряжения. При достижении напряжений определенного уровня, происходит их релаксация в виде разрушения геля (дисперсной фазы) с образованием полостей и микротрещин при слиянии пор. Данный процесс фиксируется при использовании метода голографической интерферометрии. Только после этого начинается зарождение кристаллов.
Иными словами, процесс зарождения кристаллов (созидание) начинается с разрушения дисперсной фазы при преобразовании потенциальной энергии упругих деформаций в работу по образованию полостей и микротрещин при слиянии пор. Критический размер трещины (в нашем случае поры) является не только характеристикой самого тела (модуль Юнга), но и внешних условий: поверхностного натяжения и приложенных напряжений. Трещины (поры) с размером, большим критического, неустойчивы и самопроизвольно увеличивают свои размеры, что приводит к образованию макроскопических трещин и разрушению тела. Трещины (поры) с размером меньше критического должны стремиться уменьшить свои размеры («залечиваться») [14].
Внешними факторами управляющих воздействий на систему «гель - раствор» являются изменение концентраций, как слабой кислоты, так и раствора соли, которые влияют на степень пересыщения или создают недосыщенный раствор в центрах зарождения при постоянной кислотности среды кристаллизации и роста/растворения кристаллов. К таким факторам также можно отнести изменение кислотности среды кристаллизации: в растворе над гелем или в самом геле, при внесении в них сильных кислот или оснований, а в гель до его застывания. Кислотность влияет на концентрацию ионов слабой кислоты за счет изменения диссоциации при постоянной концентрации слабой кислоты и, соответственно, на пересыщение.
К внешним факторам среды можно отнести влияние внешнего излучения, например, ультразвука, который снимает напряжения, возникающие в геле, и увеличивает количество полостей и микротрещин, такое воздействие на систему «гель - раствор» приводит к дополнительному зародышеобразованию, даже в том случае, когда в геле все процессы завершены и система пришла в равновесие.
Это те управляющие воздействия, на которые реагирует система «гель - раствор» и в зависимости от реакции системы меняется количество зародившихся кристаллов в ней и их размер.
С точки зрения нелинейной динамики, концентрация ионов металла, ионов слабой кислоты и ионов водорода являются случайными величинами.
Данным процессом, через эти управляющие воздействия и при недоступности к механизмам зарождения и росту кристаллов, может управлять живое вещество, тем самым обеспечивая процесс утилизации отходов метаболизма экосистем.
Более подробно, как этот процесс происходит в экосистемах, описал А.С.Керженцев, я только дополнил его описание конкретным механизмом, который происходит в дисперсных системах: в косном веществе, где он неуправляемый, а при наличии живого вещества он становится управляемым и система переходит в разряд сложных открытых систем [15] .
Например, в почве после минерализации всех фракций гумуса высвобождаются также и бесполезные фитоценозу элементы, способные оказать токсическое воздействие на биоту. Благодаря биокристаллизации, они превращаются в устойчивые безвредные для биоты соединения: глинистые кутаны, железо-марганцевые и карбонатные конкреции, вторичные и первичные минералы. Биокристаллизация отходов метаболизма происходит и на уровне организма: у животных из них образуются кости скелета, когти, рога, копыта, перья, шерсть; у растений формируется стволовая древесина, кора, пыльца, споры, плоды, семена; в организме человека образуются кости скелета, волосы, ногти, а при нарушении выделительной системы – зубной камень, камни в почках, печени и другие. Поэтому почва служит не только источником минеральной пищи, но и эффективным утилизатором отходов метаболизма экосистемы.
Биокристаллические отходы накапливаются в геологическом масштабе времени, образуя подпочвенный горизонт С и слои осадочных пород. Каждая почва откладывает слои своего состава. Этим объясняется зональность «почвообразующих» пород, отмеченная многими исследователями. На самом деле эти породы являются дочерними почвообразованными. Детально обосновал сущность породообразующей функции почв Б.Л.Личков (1941, 1945) при поддержке В.И.Вернадского [16].
Примечательно то, что используя различные кислоты и соли металлов, можно получить множество кристаллов в дисперсных системах. Среди кристаллов, которые хорошо образуются и растут в гелях, можно назвать следующие: тартраты аммония, меди, кобальта, стронция, железа и цинка; оксалаты кадмия и серебра; вольфрамат кальция; иодид свинца; сульфат кальция; кальцит и арагонит; сульфиды свинца и марганца; металлический свинец; медь, золото и многое другое [17]. Второй реагент не обязательно должен быть в виде раствора. Г.Гениш отмечает, что можно использовать газообразные реагенты при различных давлениях. Вот это свойство и позволяет реализовать углеродный цикл.
Данный экспериментальный факт означает, что участвуя в углеродном цикле, живое вещество умеет утилизировать углекислый газ за счет образовании карбоната кальция. И в том случае, если выбросы в атмосферу ежегодно будут на постоянном уровне, а процесс утилизации будет нарушен, например, сокращением объема дисперсной системы, тогда мы будем наблюдать рост концентрации углекислого газа в атмосфере. Например, мировые потери почвенных ресурсов за счет отчуждения, загрязнения и деградации достигли 20 млн.га/год. За 50 лет мир потеряет 1 млрд.га из 1,5 млрд.га наличия [18].
Почвы формируют второй по величине после литосферы резервуар органического вещества планеты. Поэтому даже небольшое изменение почвенного резервуара органического вещества может оказывать значительное влияние на концентрацию двуокиси углерода (СО2) в атмосфере [19]. .
Процесс кальцификации, как частный случай процесса утилизации отходов метаболизма экосистем, наблюдается в организме человека и может приводить к серьезным изменениям в нем:
Почки. При продолжительном воздействии СО2 было установлено, что явление кальцификации в почках возрастает с ростом продолжительности воздействия. Кроме того, было установлено, что концентрация кальция в плазме была увеличена до такого уровня, что начиналось высвобождение кальция костями.
Легкие. Изучение под электронным микроскопом легких морских свинок, которые подвергались воздействию воздуха, показало ультраструктурные изменения. В работе Шафер делает предположение, что изменения в клетках-пневмоцитах II являются компенсаторной реакцией на отрицательное воздействие углекислого газа на клетки альвеолярной ткани (клетки типа I)
Кости. Исследование влияния длительного воздействия СО2 показывает, что содержание кальция и фосфора в костях значительно снизилось. Содержание кальция в костях оставалось на низком уровне и после восстановления, что указывает на деминерализацию костей [20] .
Для выхода из глобального экологического кризиса с минимальными издержками человек с помощью высоких технологий должен взять на себя выполнение функций продуцента и редуцента, чтобы установить новый повышенный уровень гомеостаза биосферы с учётом потребностей сверхпопуляции консументов. Вернуть прежний уровень гомеостаза биосферы не получится, поскольку для этого из неё придётся удалить человека, как главного нарушителя гомеостаза биосферы. С этим биосфера справится самостоятельно.
У индустрии климата есть все возможности для создания высоких технологий, есть практический опыт «зеленого строительства» для формирования новой техносферы на природоподобных технологиях. Индустрия климата способна за собой вывести строительную отрасль на реализацию высоких технологий. Тем более что процесс самоорганизации в этих отраслях уже запущен.
В Европе считают, что современные реалии диктуют инженерам и ученым необходимость выхода за пределы своих узкоспециализированных знаний и приобретение междисциплинарного мышления. Вместо вопроса «как сделать/рассчитать данный объект», необходимо задавать вопрос «как сотворить данный объект» с последующим обоснованием как чисто технических решений, так и решений по рациональному включению своего творения в существующий «культурный ландшафт», а также проработкой решений по его адаптации при трансформации последнего в будущем.
Они считают, что в жизнь входит и считается естественным иное определение инженера, ученого и профессионала вообще. До сих пор технократом был человек, разбирающийся в технике. Сегодня превалирует иная точка зрения: технократом должен быть общественный деятель, который до 50% своего времени посвящает техническим проблемам. А если, например, технические проблемы занимают у него 90-100% времени это уже не инженер, а тот, к кому можно применить немецкое определение «Fachidiot» [21].
Литература:
1. Стандарты ASHRAE
http://www.bacnet.ru/knowledge-base/articl...?ELEMENT_ID=670
2. President Barroso's speech at the Euroscience Open Forum
https://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-14-487_en.htm
3. Керженцев А.С., Институт фундаментальных проблем биологии РАН, Пущино
«Экологическая альтернатива человека в биосфере и ноосфере» https://naturschutz.livejournal.com/63493.html
4. Загрязнение воздуха в помещениях.
https://www.who.int/features/qa/indoor-air-pollution/ru/
5. Аллард Ф., Приоритетные направления для повышения энергоэффективности зданий в Европе. // Журнал Энергосбережение, №5/2008.
6. Шилькрот Е.О., Губернский Ю.Д., Сколько воздуха нужно человеку для комфорта?// АВОК №4/2008
7. Легасова М.М., Академик АН СССР Валерий Алексеевич Легасов// Сборник. Чернобыль: долг и мужество. Федеральное государственное унитарное предприятие “Институт стратегической стабильности”
8. Керженцев А.С., «Глобальный экологический кризис»
http://functecology.ucoz.ru/blog/globalnyj...is/2014-03-29-4
9. Моисеев Н.Н., Универсум. Информация. Общество
http://www.ecolife.ru/moiseev/uio-15gl.shtml
10. Пригожин И., Стенгерс И., Порядок из хаоса: Новый диалог человека с при¬родой: Пер. с англ./ Общ. ред. В. И. Аршинова, Ю. Л. Климонтовича и Ю. В. Сачкова. — М.: Прогресс, 1986.—432 с.
11. Степин В.С., «О «генах культуры» и главной задачи философии и социально-гуманитарных наук»
https://drive.google.com/file/d/1yq4Y5WQWZ-...AHCFyu_1PX/view
12. Малинецкий Г.Г., Курдюмов С.П., Нелинейная динамика и проблемы прогноза. Вестник российской академии наук. Том 71, № 3, с. 210-232, 2001 г.
13. Мухачева Е.С., Оробейко Е.С., Егоров С. В. , Коллоидальная химия. Шпаргалка
14. Щукин Е.Д., Перцов А.В., Амелина Е.А. Коллоидная химия. М., 1982.
15. Керженцев А.С., Метаболизм биосферы - вечный двигатель жизни. Универсальный механизм функционирования живых систем.
https://regnum.ru/uploads/docs/2018/02/10/r...43612000834.pdf
16. Керженцев А.С., «Изобретения» эволюции на уровне экосистем. https://functecology.ucoz.ru/blog/izobreten...em/2016-02-19-9
17. Гениш Г., Выращивание кристаллов в гелях. М., 1973.
18. Керженцев А.С., Традиционные агротехнологии – главная причина деградации почв. https://functecology.ucoz.ru/blog/tradicion...v/2017-04-19-10
19. Национальный доклад «Глобальный климат и почвенный покров России: оценка рисков и эколого-экономических последствий деградации земель. Адаптивные системы и технологии рационального природопользования (сельское и лесное хозяйство)», (под редакцией А.И.Бедрицкого) М.: Почвенный ин-т им. В.В. Докучаева, ГЕОС – 2018. 357 с.
20. Schaefer K. E. Effect of increased ambient CO2 levels on human and animals. Experientia, 1982, o. 38.
21. Гломб И., Орлович Р.Б. Некоторые замечания о современной роли ученых и инженеров в строительстве // Строительство уникальных зданий и сооружений. 2015. № 3(30). С. 64-69. DOI: 10.18720/CUBS.30.4

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г.Сыктывкар.
Gosh
Способна ли индустрия климата, на современном этапе развития общества, внести свой посильный вклад в создании технологии выживания Человека? А наша?

На мой взгляд, необходимое направление развития индустрии климата, при остром дефиците не только экспериментальных данных, но и новых знаний, задал датский ученый П. Оле Фангер.
П. Оле Фангер писал, что в холодном климате в зданиях с механической вентиляцией у людей часто возникает естественное желание сэкономить энергию, уменьшив расход вентиляционного воздуха и поддерживая качество внутреннего воздуха на минимальном уровне. Но что такое качество внутреннего воздуха? Этот термин можно определить как степень удовлетворения потребностей людей, находящихся в помещении. О каких потребностях идет речь? Очевидно, что мы хотим вдыхать воздух, не оказывающий отрицательного воздействия на наше здоровье. Мы также хотим, чтобы воздух воспринимался как приемлемый и даже более того – как свежий и приятный. Кроме того, нам бы хотелось, чтобы воздух в помещении положительно влиял на нашу производительность труда.
Можем ли мы выразить эти потребности в химических терминах? Мы знаем, что именно химические вещества, выделяемые людьми, материалами и оборудованием, находящимся в помещении, снижают качество внутреннего воздуха.
В таком случае, не можем ли мы обеспечить концентрацию в воздухе каждого химического вещества ниже определенного, предписанного значения? К сожалению, в непромышленных зданиях этот метод не может работать достаточно эффективно.
Дело в том, что обычно в воздухе присутствуют сотни и даже тысячи химических веществ, каждое из которых имеет небольшую концентрацию, а мы обладаем весьма ограниченной информацией о влиянии этих веществ на здоровье и комфорт людей. Предписываемые предельные значения имеются только для нескольких десятков химических веществ, причем эти значения применимы только в тех случаях, когда в воздухе присутствуют только одни эти вещества.
Он отмечает, что часто встречаются высказывания о том, что сенсорные измерения более предпочтительны, чем химические измерения. В течение нескольких десятилетий эти измерения сформировали базу для стандартов и предписаний по системам вентиляции. Эти стандарты и предписания обычно определяют воздух с приемлемым качеством как воздух, вызывающий неудовлетворение у 15, 20 или 30% людей. Кроме того, эти стандарты задают соответствующие необходимые параметры вентиляции. На практике эта «философия» стандартов определяет посредственное качество воздуха, которым недовольно большее количество людей, чем ожидалось, что документально зафиксировано в результатах многих исследований в реальных условиях, в зданиях по всему миру, построенных согласно этих стандартов.
Кроме этого он, исходя из исследований, делает вывод, что повышение качества внутреннего воздуха в 2-7 раз, по сравнению с существующими стандартами, значительно повышает производительность труда сотрудников офисов, эффективность учебного процесса в школах и снижает число астматических и аллергических заболеваний. Чтобы сделать воздух приемлемым даже для наиболее чувствительных людей, необходимо повышение его качества на один – два порядка [1].

Но, проблема обеспечения качества воздуха в помещениях оказалась гораздо серьезней и разноплановой, чем предполагал П. Оле Фангер. П.Оле Фангер, при остром дефиците не только экспериментальных данных, но и новых знаний, попытался объехать фундаментальную науку на зависимости «доза-ответ», с целью обеспечить надлежащее качество воздуха в помещениях, так у него из этого ничего не получилось.
Между тем можно ожидать, что в недалеком будущем создание технологий, построенных на ощущениях человека, могут оказаться более перспективными, т.к. основа этих технологий – нематериальные активы.
Такой вывод я делаю исходя из определения этноса, которое дал Л.Н.Гумилев.
Этнос - естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким коллективам, исходя из ощущения комплиментарности.
Я воспользуюсь несколькими утверждениями Л.Н. Гумилева, которые он сделал опираясь н биогеохимическую теорию В.И. Вернадского.

Л.Н.Гумилев в своей работе «Этногенез и биосфера Земли» писал, что природа господствует за пределами техносферы - очевидно, но она находится и в телах людей. Физиология (в том числе патофизиология) тесно связана с психологией как продуктом нервной и гормональной деятельности организма. Нехватка йода вызывает кретинизм; выделение адреналина создает страх и гнев; гормоны половых желез стимулируют любовную лирику и сентиментальный роман; химические соединения в качестве допингов воздействуют не только на физическое, но и на психическое состояние спортсменов; наркотики ведут к вырождению целых народов и т.д.
Отсюда он делает вывод, что закономерность общественной формы движения материи в человеке так переплетается с биологической, биохимической и биофизической, что необходимость четкого разграничения их очевидна.
На мой взгляд, научно-исследовательскую деятельность П. Оле Фангера можно отнести к выявлению этой закономерности.
Л..Гумилев утверждал, что первого биогеохимического принципа В.И Вернадского о том, что биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к
максимальному своему проявлению, необходимо и достаточно для того, чтобы объяснить все процессы биосферы, в том числе этногенезы, как некое сложное и многообразное единство, принципа материалистического монизма.
Можно предположить, что в основе деятельности индустрии климата будут положены биогеохимические принципы В.И. Вернадского с целью не допустить развития событий по сценарию третьего утверждения Л.Н. Гумилева.
Л.Н.Гумилев писал, что с учетом того, что каждый этнос представляет собой оригинальную форму адаптации человека в биоценозе ландшафта, можно заметить, что суперэтносы обычно существуют в границах определенных этноландшафтных зон.
Они (этносы) образуются в результате взаимодействия, симбиоза человека и ландшафта, когда они начинают дополнять друг друга. Не только туареги Сахары не могут обойтись без своих верблюдов, но и верблюды не могут пересекать пустыню без хозяев, достающих им воду из глубоких колодцев. Конечно, некоторые находят пропитание и за пределами кормящего этнос ландшафта, как делали это, например, англичане в Индии или как поступают жители современных мегаполисов и урбанистических конгломераций. Но с точки зрения истории этносферы, это кратковременные флуктуации. Исключение, а не правило. На популяционном уровне, т.е. на уровне этноса в целом, существование вне этноса немыслимо. И поэтому современная промышленная цивилизация обречена. Она не исчезает лишь благодаря беспрецедентным темпам ограбления накопленных биосферой миллиардами лет природных ресурсов и осквернения неповторимых ландшафтов. Ее ждет судьба Мохеджо-Даро и Вавилона. Только экологическая катастрофа произойдет в более крупных масштабах.
Ландшафт действует на этнос принудительно и потому при его смене этнос вынужден либо исчезнуть, либо выработать новые формы адаптации, что означает смену стереотипа поведения [2].

Несложно догадаться, что нарушение симбиоза человека и ландшафта может приводить к этническим конфликтам, как составной части смены стереотипов поведения.
Конечно можно, вслед за критиками теории этногенеза Л.Н. Гумилева, которые, в лучшем случае, имеют очень смутное представление о биогеохимической теории В.И. Вернадского и, как специалисты по предмету, не имеющие опыта работы в междисциплинарной области знаний, считать Л.Н. Гумилева мифотворцем или лжеученым, но для создания новых технологий необходимо от кого-нибудь получить квалифицированный ответ на один важный вопрос.
По всей видимости, существует одна сила, неподвластная людям, не учтенная политиками, но которая может существенно повлиять на цивилизационный выбор человечества.

Необходимо, с учетом биогеохимической теории В.И. Вернадского, получить квалифицированный ответ от критиков теории этногенеза Л.Н. Гумилева на поставленный д.б.н. А.С.Керженцевым вопрос о том, как в условиях экологического кризиса будет действовать Человек?
А.С. Керженцев, опираясь на функциональную экологию, считал, что в этом случае действия Человека будут непредсказуемыми, т.к. нарушение обмена веществ будет доходить или превышать допустимый уровень, заложенный генетической программой биологического вида. Поэтому можно ожидать, что действия будут происходить помимо его сознания, на уровне инстинктов биологического вида и направлены на сохранение этого вида. Нарушение обмена веществ будет сопровождаться выделением огромного количества внутренней энергии Гиббса на высокоразвитой поверхности мембран клеток с последующим разрушением самого организма. Этносы будут защищаться. На кого будет направлена вся эта энергия? Какой уровень самопожертвования будет в таких условиях?
Таких аналогов в истории человечества еще не было [3].

Из ответа на поставленный вопрос вытекает следующий: что должна предпринять индустрия климата, чтобы сгладить возможное развитие событий в данном направлении, если этими событиями нельзя пренебречь? Иными словами, меня не интересует предположение Л.С. Клейна о том, что Л.Н. Гумилев был лагерной Шехеразадой, «толкая романы» уголовникам, и привычка подстраиваться под интересы своей лагерной публики повлияла на форму и содержание его сочинений, придав направленность его учению и то, что распространяется по России под названием гумилёвского учения об этногенезе, не имеет ничего общего с наукой. Это мифы, сотворенные в больном сознании чрезвычайно одаренного человека под воздействием чудовищных обстоятельств его трагической жизни. Ненаучность этих талантливых произведений, абсолютно ясную всем профессионалам, он не видел и не понимал [4].

Не менее эмоциональным был ответ Л.Н. Гумилева своим критикам:
Как известно, научные теории создает тот или иной человек. Кибернетики даже придумали для этого название - "черный ящик". В этот "ящик" вводится хаотическая информация, а потом из него выходит стройная версия, называемая, в зависимости от ее убедительности, гипотезой, концепцией или теорией.
К счастью, истины встречаются только в спекулятивной (умопостигаемой) науке - математике, которая оперирует не явлениями природы, а числами - созданиями нашего мозга. В природоведении же, как и в истории, мы находим только феномены, явления отнюдь не рациональные, но требующие понимания в еще большей степени, нежели извлечение квадратного корня из шестизначного числа.
Нет и не может быть научной идеи без персоны автора, поскольку для мысли нужна голова, а она у человека всегда одна. Притом у каждого ученого как человека есть личная жизнь: школьные годы, тяжелые экспедиции, семейные осложнения, служебные неприятности, да и болезни. Но вместе с этим у него есть бескорыстный интерес к предмету исследования, частным сюжетам и эмпирическим обобщениям. Желание понять три вещи: как? что? и что к чему? представляется ему самоцелью. Если же оный товарищ занимается научной работой не для радости познавания, то ему незачем тратить силы на изучение своего предмета.
Но коль скоро так, то личная биография автора никак не отражает его интеллектуальной жизни. Первую автобиографию мы все пишем для отдела кадров, а вторую, некролог, обычно пишут знакомые или просто сослуживцы. Как правило, они выполняют эту работу халтурно, а жаль, ибо она куда ценнее жизнеописания, в котором львиная доля уделена житейским дрязгам, а не глубинным творческим процессам.
Но можно ли судить за это биографов: они и рады были бы проникнуть в "тайны мастерства", да не умеют. Тайну может раскрыть только сам автор, но тогда это будет уже не автобиография, а автонекролог, очерк создания и развития научной идеи, той нити Ариадны, с помощью которой иногда удается выбраться из лабиринта несообразностей и создать непротиворечивую версию, называемую научной теорией [5].

Любопытно, найдется ли хотя бы один ученый, который возьмет на себя всю полноту ответственности, отвечая на поставленный вопрос, тем самым определяя не только перспективы развития целой отрасли, но и предопределяя цивилизационный выбор всего человечества?
Пока ответ на поставленный вопрос отсутствует, поэтому с помощью проб и ошибок этот ответ придется искать самостоятельно.

На мой взгляд, с течением времени обостряется дискуссия между специалистами по предмету и проблеме.
Например, еще на XVI Петербургском международном экономическом форуме, состоявшемся 21-23 июня 2012 года Глава Сбербанка Г. Греф начал с того, что ему будет страшно, если власть окажется в руках народа.
- Вы знаете, уважаемые господа, вы говорите страшные вещи, - сказал Греф. - Вы говорите, и мне становится страшно. Почему? Вы предлагаете передать власть фактически в руки населения. Если каждый человек сможет напрямую участвовать в управлении, что ж мы «науправляем»? Как только все люди поймут основу своего «я», самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело.
По его словам, люди не хотят быть манипулируемыми, когда они имеют знания. В иудейской культуре, продолжил 52-летний ныне госдеятель, каббала давала науку жизни, и она три тысячи лет была секретным учением, потому что люди понимали, что такое - снять пелену с глаз миллионов людей и сделать их самодостаточными.
- Как управлять ими? - вопросил Греф. - Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции. Как жить, как управлять таким обществом, где все имеют равный доступ к информации? [6].

Очень эмоционален был д.б.н. С.В. Савельев считая, что современный человек в своем развитии недалеко ушел от обезья¬ны, жизнь его определяют те же законы, что и десятки миллионов лет назад, и будущее не сулит человечеству ничего хорошего и, по своей сути, показывая физический смысл доклада Г. Грефа.
- Ведь что обещают политики? Каждому мужику по бабе, каждой бабе по мужику, каждому мужику по бутылке водки. Мы вам изменим социалку — вы будете лучше жить. Мы вам сделаем доступное медицинское обслуживание — вы деньги сэкономите и здоровье сохраните. Мы вам снизим налоги — у вас будет больше еды. Это все биологические предложения, связанные с энергией и продолжительностью жизни. А где социальные предложения? Почти никто из политиков не говорит об изменении социальной структуры общества, о ценностях. Вместо этого они говорят: мы дадим вам денег — а вы размножайтесь. Или вот еще пример доведенной до абсурда инстинктивной формы поведения по установлению доминантности — умный дом Билла Гейтса. В этом доме есть хозяин — он входит, и для него настраивается кондиционер, меняются влажность, свет. Уходит — и все подстраивается под запросы менее главного начальника. То есть в доме, по сути дела, находится стадо бабуинов, которые своим появлением в каждой комнате доказывают друг другу, кто главнее. И это называется умный дом? Да это шизофрения в обезьяннике. Апофеоз биологического начала. А подается все это как устройство мира будущего. Какое устройство мира будущего?! Того и гляди хвост отрастет до колена при таком будущем. Все нововведения направлены на одно и то же [7].

Между тем, развитие техносферы и система управления людьми, а не обществом заходит в тупик. Классическая иерархическая схема производства: директор-начальник цеха-мастер-рабочий перестает работать.
В своем интервью изданию Binoro. de эксперты по строительству газовых турбин Ронни Гросс и Роберт Хармс, которые смогли запустить производство этих уникальных машин, заявили, что им пришлось отказаться от классической иерархической схемы производства: директор-начальник цеха-мастер-рабочий. «Здесь это не работает», — утверждают они.
Оказывается, в производстве столь сложных машин важна индивидуальная мотивация каждого специалиста-рабочего, тогда как надзорные функции многочисленных начальников размывают ответственность. Но для этого нужно решить еще одну техническую задачу. В публичных материалах Siemens четко говорится, что выпуск таких сложных машин, как большие ГТД, невозможен без постоянного мониторинга и непрерывного анализа работы турбины. В частности, инженер Siemens Ханс-Герд Бруммель, говоря о немецком успехе, поясняет, что в корпорации с нуля создавали соответствующие измерительные технологии. Во время опытного пуска новой турбины сразу становится ясно, кто бракодел. Ну, а далее, эксперты разберутся в конкретной проблеме [8].
На мой взгляд, противоречия между развитием общества и архаичной системой управления людьми на простом примере достаточно точно показал д.б.н. С.В. Савельев.
Собака сидит около стола, вы — за столом, на столе — бутерброд. Собака хочет стащить бутерброд и понимает, что ее накажут. И вот она сидит-сидит между двух огней и вдруг ¬начинает остервенело чесать за ухом. Она не может ни остаться безучастной, ни среагировать — и выбирает третий путь. Это и есть смещенная активность — занятие делом, ¬напрямую не -относящимся к тому, что вам действительно нужно. Это то, что загнано в щель между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией.
Возможно, перспектива развития индустрии климата как раз и находится в щели между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией человека?
Известно, что житейские дрязги в отличие от глубинных творческих процессов не способствуют созданию технологий, которые могут помогать людям выживать в условиях современной биосферы.

Мотивация — вызванное той или иной потребностью эмоционально окрашенное состояние организма, избирательно объединяющее нервные элементы различных уровней мозга. На основе мотиваций формируется поведение, ведущее к удовлетворению исходной потребности.
Проблема мотивации занимает ведущее место среди других фундаментальных проблем высшей нервной деятельности. Если еще в середине нашего столетия мотивации находились целиком в сфере научных интересов психологов, то в последние годы мотивации стали предметом пристального исследования физиологов. В изучении мотиваций наметился значительный
прогресс. Традиционный поведенческий и электрофизиологический подходы все активнее соединяются с изучением молекулярных механизмов мотиваций.
Раз традиционный поведенческий и электрофизиологический подходы все активнее соединяются с изучением молекулярных механизмов мотиваций, тогда отсюда можно сделать вывод о том. что П. Оле Фангер сделал правильный выбор с перспективой развития индустрии климата, т.к. существует причинно-следственная связь между химическим составом воздуха, концентрациями химических элементов в помещениях и мотивацией человека. Мы же хотим вдыхать воздух, не оказывающий отрицательного воздействия на наше здоровье. Мы также хотим, чтобы воздух воспринимался как приемлемый и даже более того – как свежий и приятный. Кроме того, нам бы хотелось, чтобы воздух в помещении положительно влиял на нашу производительность труда. Это наша биологическая («хочу») мотивация, а вот производительность труда можно отнести к социальной («надо») мотивации человека.

КЛАССИФИКАЦИЯ МОТИВАЦИЙ

Различают биологические и социальные мотивации.
Биологические мотивации, они же основные влечения, или низшие, простые, первичные мотивации. Биологические мотивации направлены на удовлетворение ведущих биологических потребностей индивидуумов по сохранению их вида или рода. К ним относятся мотивации голода, жажды, страха, агрессии, половые влечения, различные родительские, в частности
материнские, температурные и другие влечения.
Ведущими биологическими потребностями являются:
1) пищевая потребность, характеризующаяся уменьшением в организме уровня питательных веществ;
2) питьевая потребность, связанная с повышением осмотического давления;
3) температурная потребность — при изменении температуры тела;
4) половая потребность и др.
Поскольку общие потребности организма многопараметренны, животные могут одновременно испытывать несколько потребностей. Однако всегда имеется ведущий параметр общей метаболической потребности — доминирующая потребность, наиболее важная для выживания особи или ее рода, которая строит поведенческий акт, направленный на ее удовлетворение.
Социальные мотивации, они же высшие, или вторичные, строятся на основе врожденных биологических мотиваций путем общения индивидуумов со средой обитания, родителями и окружающими их живыми уществами, а у человека — и с социальной средой. В формировании социальных мотиваций значительное место принадлежит воздействию различных факторов внешней среды, обучению и, следовательно, механизмам памяти. Все эти факторы могут значительно изменить природу лежащих в основе социальных биологических мотиваций. Достаточно сравнить голод животного с голодом воспитанного человека. В отличие от животного, которое будет использовать все свои биологические, в основном физические, способности для удовлетворения потребности пищи, голодный человек может долго стоять перед заполненной самыми привлекательными яствами витриной магазина, не производя никакого правонарушающего действия. На основе воспитания удовлетворение пищевых, половых и других биологических потребностей у человека, как правило, приурочено к определенному месту и времени.
Социальные мотивации человека, такие как стремление к образованию, определенного рода профессии, предметам искусства, литературы и быта, в отличие от биологических мотиваций также формируются в процессе общественного воспитания. Они обусловливаются общественными нормами морали и права и соответствующими законодательствами, присущими любому общественно-экономическому строю.
Как биологические, так и социальные мотивации определяют практически все формы выраженной целенаправленной деятельности живых существ, строящейся на основе иерархии различных биологических и социальных потребностей. Ведущая в биологическом или социальном плане потребность становится доминирующей, остальные выстраиваются по отношению к ней в определенной иерархической зависимости. После удовлетворения ведущей потребности доминирующей становится другая, наиболее важная в биологическом или социальном значении потребность и т.д.
В формировании мотиваций и их иерархической смене ведущую роль играет принцип доминанты, сформулированный А.А. Ухтомским [9].
А вот с социальной («надо») мотивацией, которую можно было бы противопоставить биологической («хочу») и тем самым обеспечить между ними баланс, у нас большие проблемы.
Уже сегодня руководство страны стоит перед этой проблемой в условиях эпидемии и снятия режима самоизоляции, т.е. между обеспечением безопасности всех или некоторых его членов в условиях эпидемии или рисками социально-экономической системы, связанные с недостатком питания, социального и медицинского обеспечения, образования и др.
Иными словами, противоречия могли возникнуть при удовлетворении физиологических потребностей (утоление голода, жажды, сексуальной потребности и т. п.) в пирамиде Маслоу и ступенью выше, где разместилась потребность в безопасности. А учитывая, что современная техносфера создавалась для покрытия физиологических потребностей, в частности для расширения диапазона гидротермических условий для жизни, поэтому она не годится для использования на ступеньке выше, где разместилась потребность в безопасности. Тем более, что причиной концентрационного дисбаланса в биосфере является сама техносфера.
Академик В.А. Легасов в своей концепции безопасности подчеркивал, что общество может улучшать качество жизни за счет безопасности всех или некоторых его членов. Возможно и обратное: внедрение дорогостоящих технических систем безопасности может быть разорительным для общества, и оно отказывается от развития социально-экономической системы: медицины, образования, услуг, при этом возрастает риск РСЭС (риск социально-экономической системы), связанный с недостатком питания, социального и медицинского обеспечения, образования и др [10].”
Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 показала, что все пять квинтильных групп населения по доходам, в той или иной мере будут, условно говоря, создавать свои «технологии выживания» для себя и своих семей и, по всей видимости, за счет других групп населения.
Считается, что квинтильные группы строятся путем ранжирования семей по уровню располагаемых ресурсов. Первоначально семьи ранжируются в порядке возрастания среднедушевых располагаемых ресурсов, а затем делятся на пять равных групп, каждая из которых включает 20 % семей. Первая квинтильная группа (низшая) включает 20 % семей с наименьшим уровнем располагаемых ресурсов — бедные; вторая — последующие 20 % семей и так далее; пятая квинтильная группа (высшая) включает 20 % семей с самым высоким уровнем располагаемых ресурсов на члена семьи.
Учитывая, что уровень доходов в этих группах может значительно различаться, поэтому цели и средства достижения этих целей при создании «технологии выживания» будут различными.
5 апреля 2011 года прошло второе заседание пленарной сессии XII Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества по теме: «Качество и образ жизни: изменение во времени и пространстве».
Россия отнюдь не единственная страна, которая сталкивается с проблемой неравенства, отметила в своем докладе Саския Сассен, профессор социологии Колумбийского университета. В США уровень неравенства также велик и коэффициент Джини приближается к 40%. В западном мире с 1980-х совершается переход от логики развития общества, основанной на массовом производстве и массовом потреблении, а также главенстве сильного среднего класса, к логике «исключения» групп людей из социума. Причем это социальное исключение «происходит изнутри», считает Сассен. Мир постепенно входит в стадию деглобализации.
Экономика и политические решения больше не обращены к человеку, он перестал быть самым ценным «компонентом» экономики. Наибольшая ценность теперь у ресурсов — в особенности у земли. С 2006 года 30 миллионов гектаров земли в самых бедных странах были куплены или арендованы богатыми странами и корпорациями. В итоге местное население, жители окрестных деревень, жившие за счет этой земли, оказалась попросту исключены из экономики, сказала Сассен [11].
Выход из сложившейся ситуации очень сложный и чтобы не допустить развития ситуации по сценарию положительного ответа на вопрос д.б.н. А.С. Керженцева, необходимо государственное регулирование на основе разработанных государственных «технологий выживания». А это зависит от уровня квалификации представителей системы управления страной.
Не менее важно. Какую стратегию и тактику выберет профессиональное инженерное сообщество по климатизации зданий, в части создания своих профессиональных «технологий выживания».
Иначе придется воспользоваться рекомендациями Дениса Медоуза.
По всей видимости, крах концепции устойчивого развития заставил давать рекомендации Денису Медоузу.
Денис Медоуз, который в рамках Римского клуба не одно десятилетие занимался проблемой устойчивого развития:
«А вот если мы будем говорить о необходимости повышать индивидуальную устойчивость к тем потрясениям, которые нас ждут, — такая трактовка термина всем понятна. То есть вы можете создать некое сообщество, вы можете сделать десять человек более защищенными и специально их подготовить, чтобы они заранее создали запасы еды, питья, электричества. Именно на этой теме я сейчас полностью сфокусирован. И я обращаюсь ко всем своим коллегам с призывом: забудьте о том, что нужно спасать весь мир, вместо этого вы можете давать конкретным людям и группам людей полезные практические рекомендации, как они могут наилучшим образом подготовиться к предстоящему периоду больших потрясений. То есть, попросту говоря, нужно, наконец, попытаться приучить людей к тому, чтобы они не ждали очередных мудрых решений от своих правительств, а сами принимали необходимые превентивные меры» [12].

Литература:
1. Оле Фангер П. Качество внутреннего воздуха в зданиях, построенных в холодном климате // АВОК. №2/2006.
2. Гумилев Л.Н., Иванов К.П., Этнические процессы: два подхода к изучению.
http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article120.htm
3. Керженцев А.С., Глобальный экологический кризис https://functecology.ucoz.ru/blog/globalnyj...is/2014-03-29-4
4. Клейн Л.С., Загадка Льва Гумилева http://trv-science.ru/2011/05/10/zagadka-l...comment-page-4/
5. Гумилев Л. Н., Биография научной теории, или Автонекролог, Печатается по тексту: Гумилев Л. Н. Биография научной теории, или Автонекролог //Знамя. 1988. No 4. С. 202-216.
http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article11.htm
6. Социальные сети «взорвались» по поводу циничного выступления Грефа на форуме в Петербурге
https://bloknot.ru/obshhestvo/sotsial-ny-e-...rge-510195.html
7. Савельев С.В., «Общество изгоняет умных»
http://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/a11262/
8. «Русские не сделают большую турбину. Ума не хватит»
https://svpressa.ru/economy/article/198584/?mrar=1
9. Мотивации. Классификация мотиваций. Теории. Мотивация как особое состояние мозга. Свойства биологических мотиваций. https://mylektsii.ru/1-101490.html
10. Легасова М.М. Академик АН СССР Валерий Алексеевич Легасов// Сборник. Чернобыль: долг и мужество. Федеральное государственное унитарное предприятие “Институт стратегической стабильности”
11. Неравенство в обществе и странности высшего образования
http://www.hse.ru/news/recent/28255655.html
12. Денис Медоуз - мы далеко за пределами роста / Автор доклада Римского клуба "Пределы Роста" http://www.ecolife.ru/video/9656/
Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.



Gosh
Лет через 10-15 с массовым ацидозом населения будет бороться не медицина, а индустрия климата.

Через 10 – 15 лет, когда начнется массовый ацидоз, причиной которого будет высокая концентрация СО2 в атмосфере, тогда вся медицина будет бессильна в борьбе с ним. С ацидозом будет бороться индустрия климата, а технологии борьбы с этой угрозой необходимо создавать и отрабатывать уже сегодня. Но, для начала, под эту борьбу надо подвести научную базу.

Как я уже отмечал, на сегодняшний день, регламентируемый воздухообмен не основывается на объективных физиологических реакциях, что и подтвердил профессор Bjarne W. Olesen, директор Международного центра по качеству воздуха и энергосбережению: рекомендуемые в стандарте величины воздухообмена (ASHRAE 62.1-2004, 62.1-2007) не основываются на объективных физиологических реакциях человека, а получены путем статистической выборки среди людей, адаптированных к внутренней воздушной среде (количество удовлетворенных – 80 %) [1].
Тем самым, на уровне нормативной базы, человека выдернули из его экологической ниши вместе с его физиологическими потребностями в качественном воздухе и поставили в зависимость от социально-экономического состояния государства. Иными словами, разорвав обратную связь с биосферой, поставили человека в полное соответствие технологиям управления людьми, тем самым, на уровне нормативной базы, человека лишили зависимости значения биотического потенциала вида (БП) от градиента значений фактора среды (ГФ). Отсюда напрашивается вывод, что обратную связь необходимо и можно восстановить через эту зависимость.
Правило оптимума.
Количественное выражение (доза, интенсивность воздействия) фактора, соответствующее потребностям организма и обеспечивающее наиболее благоприятные условия для его жизни, рассматривают как оптимальное. На шкале количественных изменений фактора диапазон колебаний, соответствующий указанным условиям, оптимума. Зоны количественного выражения фактора, отклоняющегося от оптимума, но не нарушающего жизнедеятельность организма, определяются как зоны нормы. Дальнейший сдвиг в сторону недостатка или избытка фактора неизбежно снижает эффективность действия адаптивных механизмов. Это состояние соответствует зоне пессимума. Наконец, за пределами этих зон жизнь невозможна [2].
Например, кривую жизнедеятельности для многолетнего растения можно посмотреть по ссылке
https://ru.wikipedia.org/wiki/Экологические_факторы
Забавно, концентрация СО2 в атмосфере растет, а при воздухообмене помещений, когда используется наружный воздух для разбавления углекислого газа, выделяемого при дыхании людьми, а минимальный нормативный воздухообмен не меняется. Иными словами, при одинаковых условиях в помещении, минимальный нормативный воздухообмен не меняется при увеличении концентрации СО2 в атмосфере с 315 ppm (0,0315 %) в 1958 году до 410 ppm (0,0410 %) в 2019 году. Казалось бы, что в последнем случае в одном и том же помещении, с одной и той же концентрацией СО2, для того чтобы после разбавления получить одну и ту же концентрацию, необходимо в час подать объем наружного воздуха больше, чем в первом случае.
Между тем человек не только выдыхает воздух с определенной концентрацией СО2 в помещение, но и вдыхает углекислый газ с той концентрацией, с которой он там поддерживается.
Исторически так сложилось, что с проблемой отрицательного влияния углекислого газа в обычных условиях столкнулись совсем недавно и связана эта проблема с ростом количества «больных зданий».
Специалисты ФГБУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина» Минздрава России видят данную проблему следующим образом:
Для человека углекислый газ не имеет запаха, поэтому повышение его уровня в помещении человек ощущает тогда, когда появляются такие симптомы отравления организма, как головная боль, слабость, сложность с концентрацией внимания, усталость, повышенная утомляемость. В результате исследований выявлено, что с ростом уровня CO2 в помещении резко возрастает число людей, не удовлетворенных качеством воздуха.
Однако, несмотря на давность существования проблемы, научная библиография по оценке гигиенической и физиологической значимости CO2 весьма скромна, хотя влияние углекислого газа на работоспособность и состояние людей исследовали в ряде отечественных и зарубежных работ.
О.В. Елисеева, одна из первых отечественных ученых, провела детальные исследования по обоснованию предельно допустимой концентрации СО2 в воздухе жилых и общественных зданий. Используя специальную методику исследования, автор пришла к выводу о том, что кратковременное вдыхание здоровыми людьми CO2 в концентрации 5000 и 1000 ppm вызывает определенные сдвиги в функции внешнего дыхания, кровообращении и электрической активности головного мозга. Полученные данные позволили ей заключить, что концентрация СО2 в воздухе жилых и общественных зданий не должна превышать 1000 ppm независимо от источника, среднее же содержание СО2 не должно превышать 500 ppm.
В последние годы за рубежом отмечено определенное возрождение исследований по гигиенической оценке содержания СО2, что связано с ростом количества «больных зданий» (СБЗ; Sick Building Syndrome – SBS).
Ряд зарубежных ученых считают, что именно повышенный уровень углекислого газа в помещении является одним из основных факторов, приводящих к СБЗ. Нахождение в таких зданиях может привести к такому распространенному в наше время заболеванию как синдром хронической усталости.
Термин СБЗ был введен учеными уже давно для описания симптомов, которые испытывают сотрудники некоторых офисных зданий. СБЗ, связанные с высоким уровнем СО2 в офисе, включает усталость, головную боль, воспаление глаз, носоглотки, верхних дыхательных путей. Человек, который страдает от СБЗ, испытывает эти симптомы тогда, когда он находится в помещении; обычно эти симптомы исчезают, когда он его покидает.
Люди, находящиеся в помещениях с повышенным содержанием углекислого газа, имеют ослабленную носоглотку, часто болеют ринитом, фарингитом, трахеитом. Особенно негативно сказывается СО2 на людей, которые больны астмой и аллергией, так как при нахождении в помещении с повышенным уровнем СО2 приступы этих заболеваний учащаются.
Результаты анализа отечественной и зарубежной нормативно-методической базы по вопросу нормирования CO2 в воздухе помещений показали, что в отечественных нормативных документах (ГОСТ, СНиП, СанПиН, СН) содержание CO2 в воздухе помещений не регламентируется [3].

Патология газообмена
Нарушения газообмена при ряде заболеваний и патологических состояний являются существенным признаком или основным патогенетическим субстратом болезни и имеют самостоятельное клиническое значение. Причинами таких нарушений газообмена могут быть:
1) изменение состава или парциального давления газов во вдыхаемом воздухе;
2) патология системы внешнего дыхания и его регуляции;
3) нарушение транспортно-распределительной функции систем крови и кровообращения;
4) нарушение окислительно-восстановительных процессов в тканях (угнетение клеточного дыхания) [4].

За первый пункт отвечает индустрия климата, раз допускает рост концентрации углекислого газа в помещениях, который может приводить к изменению парциального давления СО2. Кроме этого профессиональное инженерное сообщество не учитывает, что люди 90% своего времени находятся в помещениях. В помещении с концентрацией СО2 1000 ppm, если человек в нем проводит, условно говоря, 45% своего времени, а остальное время на улице, тогда это одна концентрация, но если он проводит в этом же помещении с точно такой же концентрацией СО2, тогда по влиянию на организм это будет совершенно другая концентрация. В первом случае реакции организма на эту концентрацию может и не быть, а во втором случае, может фиксироваться синдром «больного здания». Достаточно выйти на улицу и от синдрома «больного здания» не останется следа.
Если на улицу вообще не выходить, тогда должно фиксироваться изменение кислотности крови.

Основной физиологически важной кислотой в организме человека является угольная кислота (Н2СО3), которая образуется за счет взаимодействия воды и двуокиси углерода:
СО2+Н2О↔ Н2СО3 ↔H+ + HCO3- (1) (в водной среде).
Учитывая что различные газы растворяются в воде неодинаково, а степень их растворимости пропорциональна парциальному давлению газа в растворе, то растворимость СО2 в плазме можно записать в следующем виде:
Краств.Рсо2 = [СО2] раств. (2),
где Краств. – константа растворимости СО2 в плазме;
Рсо2 — парциальное давление СО2;
[СО2] раств. – количество СО2, растворенного в плазме.
Для гидратации СО2 и диссоциации угольной кислоты закон действующих масс выглядит следующим образом:
Ка1 [СО2] раств. =[H+][HCO3-],
Ка2 [HCO3-] =[H+][CO32-],
где [H+] — концентрация ионов водорода в плазме;
[HCO3-] – концентрация бикарбоната в плазме;
[CO32-] – концентрация карбонат-иона в плазме;
Ка1 – первая константа диссоциации угольной кислоты;
Ка2 – вторая константа диссоциации угольной кислоты.
Из клинической физиологии известно, что показатель рН меняется вслед за любым первичным колебанием РCO2 (например, обусловленным изменением альвеолярной вентиляции). Однако в этих случаях буферная система «СО2–бикарбонат» ведет себя совсем иначе, чем в закрытой и открытой системах. При повышении [СО2] в стехиометрически равных количествах возникают ионы Н+ и НСО3-, и эти ионы водорода могут быть связаны только некарбонатными буферами. Таким образом, система «СО2–бикарбонат» не может связывать появляющиеся в результате изменения РCO2 ионы Н+ (или ОН-), так как они образовались как раз в ходе реакции в этой системе. Из-за этого основополагающего различия в процессах буферизации различают следующие два типа изменений в кислотно-щелочном балансе в организме человека.

1. Нереспираторные изменения. Они появляются в результате того, что первоначально в повышенном количестве возникают ионы Н+ или ОН-, которые образуются не через реакцию
СО2 + Н2О ↔ Н++ НСО3-

2. Респираторные изменения. Они обусловлены первичным изменением Рсо2, в результате реакции
СО2 + Н2О ↔ Н++ НСО3-

образуются ионы Н+ ( и соответственно, ОН-).

Вот об этом и пишет Д. С. Робертсон:
Под влиянием углекислого газа происходит снижение величины pH в сыворотке крови, что ведет к ацидозу. Минимальным эффектом последствием ацидоза является состояние перевозбуждения и умеренная гипертензия. По мере возрастания степени ацидоза появляется сонливость и состояние беспокойства. Одним из следствий этих изменений является уменьшение желания проявлять физическую активность и получать от этого удовольствия. Другие последствия влияния на метаболизм описаны в литературе. Эмбриональные ненормальности становятся также возможными, т.к. увеличение содержания углекислого газа в атмосфере влияет на метаболизм матери и ее потомства. Приматы очень восприимчивы к высокому уровню углекислого газа в атмосфере, это подтверждается геологическими палеонтологическими исследованиями.
Во время эпохи эоцена температура на земле была значительно выше, чем сейчас, в то время как уровень СО2 в атмосфере был приблизительно такой же, как сейчас. Окаменелости показывают, что приматы обильно населяли евразийский континент в Bartonian и Lutetian годы эпохи эоцена.
Геологические раскопки показывают, что в Priabonian годы эпохи эоцена (27 млн лет назад) содержание углекислого газа в атмосфере увеличилось в три раза по сравнению с теперешним уровнем.
Окаменелости показывают, что практически все приматы с Евразийского континента исчезли.
Из этого можно сделать вывод, что приматы могут жить в жарком климате, но не могут выносить высокого уровня углекислого газа в атмосфере.
Физическая адаптация в повысившемуся уровню углекислого газа в атмосфере.
Ни люди, ни млекопитающие не смогут приспособиться к высокому уровню углекислого газа в атмосфере. Было установлено в течение многих десятилетий, что люди и млекопитающие вообще не могут адаптироваться к длительному вдыханию токсичных веществ.
Выводы
Самое нижнее значение, на котором концентрация СО2 в атмосфере может стабилизироваться при уменьшении активности людей (сжигания биотоплива и т.д.), представляется в исследовании как 550 ppm. Для достижения этого уровня должен быть предпринят ряд ограничений. Скорее всего, если учитывать существующие квоты, уровень СО2 может достигнуть 750 ppm. Этот уровень никаким образом не соответствует рассчитанному безопасному уровню в 426 ppm. Эта величина также выше, чем 600 ppm, при котором появляется ощущение «душной комнаты». Как только уровень углекислого газа в атмосфере достигнет 600 ppm, нахождение на воздухе станет неприятным и не будет никакой возможности уменьшить симптомы, которые будут сопутствовать
данному уровню. Существует вероятность того, что когда концентрация углекислого газа в атмосфере достигнет 426 ppm (а это может случиться раньше, чем через два поколения от настоящего времени), здоровье, по крайней мере некоторой части населения земли, ухудшится, включая развитые страны.
Также очевидно, что, если наступят те экстремальные условия, которые были описаны выше, биосфере и человечеству угрожает серьезная опасность [5].

Примечательно в этой статье не описание, а график изменения рН крови от роста концентрации углекислого газа в атмосфере.
Количественно активная реакция жидкостей организма характеризуется или концентрацией водородных ионов (протонов), выраженной в моль/л, или водородным показателем — отрицательным десятичным логарифмом этой концентрации — pH (power Hydrogen — «сила водорода»). Соотношение между концентрациями к-т и оснований может меняться в зависимости от интенсивности тех или иных процессов обмена веществ в организме, однако норме соответствует лишь определенный диапазон колебаний pH крови — от 7,37 до 7,44 со средней величиной 7,38—7,40. Величины pH ниже 6,8 и выше 7,8 несовместимы с жизнью [6].
После того, как мы установили причинно-следственную связь между ростом концентрации СО2 в атмосфере и изменением кислотности крови, мы можем построить классическую зависимость реакции организма от градиента фактора среды, т.е. от изменения концентрации углекислого газа в атмосфере.
Будем считать, что значения рН артериальной крови в интервале рН = 7,35-7,45 попадают в зону оптимума, зависимости реакции организма от градиента фактора среды.
Тогда интервал значения рН артериальной крови от рН = 7,35 – 7,24, т.е. компенсированные формы ацидоза и компенсированные формы алкалоза рН = 7,45 – 7,56 будут попадать в верхнюю и нижнюю зоны регуляции. А интервал значения рН артериальной крови от рН = 7,24 – 6.8 и рН = 7,56 – 8,0 попадут в зоны верхнего и нижнего пессимума.
Ацидоз – типический патологический процесс, характеризующийся абсолютным или относительным увеличением содержания в организме кислых и уменьшением щелочных веществ. Респираторный ацидоз возникает при увеличении pCO2 в артериальной крови (например, при альвеолярной гиповентиляции), метаболический ацидоз – при накоплении в организме кислых продуктов тканевого метаболизма (например, при сахарном диабете).
Компенсированные формы ацидозов и алкалозов – кислотно-основное состояние (КОС), при котором pH плазмы крови сохраняется в пределах физиологических величин (рН = 7,35-7,45 или с незначительными колебаниями pH: 7,24-7,56 при субкомпенсированной форме). Компенсация обеспечивается естественной резистентностью клеточных мембран, разведением и разбавлением кислых продуктов метаболизма во вне- и внутриклеточной жидкости, ионообменом между костной тканью и внеклеточной жидкостью, буферными системами (гидрокарбонатной, фосфатной, белковой, гемоглобиновой) и экскреторными механизмами (лёгкие, почки, желудочно-кишечный тракт, печень).
Некомпенсированная форма ацидозов и алкалозов – КОС, сопровождающееся увеличением в плазме крови концентрации водородных ионов при ацидозах (рН ниже 7,24) или их уменьшением при алкалозах (pH выше 7,56) [7].
Из графика, представленному Д.С.Робертсоном, каждому значению кислотности крови соответствует определенное значение концентрации СО2. Например, при достижении концентрации СО2 в атмосфере 426 ppm можно ожидать начала массового ацидоза у населения.
Время достижения концентраций СО2 в атмосфере 426 ppm можно определить экстраполируя кривую Килинга замеров концентрации СО2 в обсерватории Mauna Loa (Гавайи).

https://en.m.wikipedia.org/wiki/Mauna_Loa_O...ncentration.svg

Через 10-15 лет с массовым ацидозом у населения будет бороться не медицина, т.к. она будет бессильна перед такой угрозой, а бороться будет индустрия климата. К этой борьбе надо готовиться уже сегодня.
И так, мы имеем два значения концентрации СО2 в атмосфере: 426 ppm и 770 ppm.
Если решать проблему недопущения массового ацидоза среди населения тогда ПДК по СО2 в атмосфере необходимо брать значение, близкое к 426 ppm. И решение данной проблемы ляжет на плечи индустрии климата. При этом следует учитывать, что с каждым годом увеличение минимального воздухообмена должен возрастать по степенной зависимости. При достижении концентрации СО2 в атмосфере в 426 ppm эффект от классической вентиляции, построенной на разбавлении вредностей за счет наружного воздуха будет нулевым. Для разбавления воздуха в помещениях до уровня концентрации в 426 ppm наружным воздухом с той же концентрацией необходим будет бесконечно большой объем наружного воздуха на человека. Для решения этой проблемы необходимо создавать и отлаживать новые технологии уже сегодня. Необходимо готовить специалистов под решение подобных задач.
Если решать проблему недопущения шестого массового вымирания на планете, тогда ПДК по СО2 в атмосфере необходимо брать значение, близкое к 770 ppm. Но эта задача уже новой техносферы, которая должна основываться на природоподобных технологиях, если ее успеют создать.
Литература:
1. Шилькрот Е.О., Губернский Ю.Д., Сколько воздуха нужно человеку для комфорта?// АВОК №4/2008
2. Салтыков А.В. Биоэкология: Учебное пособие. Ульяновск, 2000.
3. Губернский Ю.Д., Калинина Н.В., Гапонова Е.Б., Банин И.М., Обоснование допустимого уровня содержания диоксида углерода в воздухе помещений жилых и общественных зданий, ФГБУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина» Минздрава России, 119121, г. Москва
4. Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание https://бмэ.орг/index.php/ГАЗООБМЕН
5. Робертсон Д.С. О том, как влияет растущий уровень CO2 в атмосфере на организм человека, журнал СОК №4 | 2008
https://www.c-o-k.ru/articles/o-tom-kak-vli...anizm-cheloveka
6. Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание https://бмэ.орг/index.php/КИСЛОТНО-ЩЕЛОЧНОЕ_РАВНОВЕСИЕ
7. Нарушения кислотно-основного состояния. Aцидозы и алкалозы. Ключевые понятия. https://studopedia.ru/20_32519_narusheniya-...-ponyatiya.html
Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.
Gosh
Относительность профессионализма в междисциплинарной области знаний.

Ранее я давал ссылку на утверждение, которое сделали эксперты по строительству газовых турбин Siemens при запуске в производство этих машин, что им пришлось отказаться от классической иерархической схемы производства: директор-начальник цеха-мастер-рабочий.
Не знаю, как было в других подразделениях «Союз ЭВМ комплекс», но у нас на самом низшем уровне уже в начале 80 годов прошлого столетия такая иерархическая схема не работала.
Заставить думать человека при поиске неисправного элемента в объеме от пол куба и выше, который напичкан не только электроникой, но и исполнительными механическими устройствами, невозможно.

Развёртывание в СССР широкой сети вычислительных центров, различных по направлению и производительности и оснащённых вычислительными системами, основу которых составляли технические средства ЕС ЭВМ, потребовало комплексного подхода к их обслуживанию: подготовка персонала, монтаж, наладка, ввод в эксплуатацию, ремонт технических средств, генерация и сопровождение операционных систем и т. д. На начальном этапе выпуска ЭВМ эти функции были возложены на предприятия-изготовители. В перспективе, по мере роста объёмов производства, они оперативно на возникающие проблемы реагировать не могли. Учитывая эти проблемы, страны-участницы Соглашения о сотрудничестве в области комплексного обслуживания СВТ создали свои национальные организации по техническому обслуживанию вычислительной техники.
В СССР такими организациями стали Всесоюзное объединение «Союз ЭВМ комплекс» (ВО «Союз ЭВМ комплекс»), созданное в 1975 г., и Всесоюзное производственное объединение (ВПО) «Союзэлектронмаш». Объединение «Союз ЭВМ комплекс» было развёрнуто в составе Министерства радиопромышленности (МРП) СССР – основного продуцента технических средств ЕС ЭВМ. Позже передано в структуру вновь организованного Госкомитета по ВТиИ [1].

Ровным счетом, как нельзя заставить или обязать человека внедрять на своих объектах или дома системы вентиляции и кондиционирования воздуха, если у него нет потребности в них, а денег много не бывает. Их всегда бывает либо мало, либо очень мало или нет вовсе. Между тем весь мир работает в таких условиях.

Вот и мы лет пятнадцать отработали в условиях переходного периода на новый технологический уклад. За это время у нас сформировался свой сектор климатического рынка, но государство посчитало, что так работать нельзя, а закон о госзакупках поставил крест на нашем секторе рынка, тем самым лишив не только нас конкурентных преимуществ перед гопниками с климатического рынка, но и оставил наших продвинутых заказчиков без выбора.
Мы только предложили нашим продвинутым заказчикам начать самостоятельно выстраивать свою индивидуальную систему безопасности с создания системы вентиляции и кондиционирования воздуха, а мы им будем только помогать. Иными словами, мы им предлагали партнерские отношения под их управлением создания сложных технических систем. В первую очередь от нас требовалась объективная информация, которую не так просто было найти. Для этого пришлось работать не в информационном поле, а с информационным полем, т.е разделяя информацию и носителей этой информации, считая, что ценностью является сама информация, а не ее носитель.
Как это выглядит на практике можно показать на примере.
Много споров идет по поводу изменения климата и роли диоксида углерода.

Для начала возьмем точку зрения эксперта «Вести ФМ» д.г-м.н Владимира Сывороткина - ведущего научного сотрудника кафедры петрологии геологического факультета МГУ, которую он озвучил на всю страну.
Сыворотник: Вот еще одна такая идея - может, моя, может, не совсем моя.
Я почему сегодня со своих болячек начал: голова болит, сосуды. Народ умирает на планете, в основном, от чего? От сердечно-сосудистых заболеваний! Порядка 60 процентов смертей связаны с этим. А вот если мы вспомним то же самое Меловое время, когда бегали огромные динозавры – там млекопитающие только зарождались, маленькие еще крысята были такие – углекислого газа тогда было полпроцента. А когда антропогенез начался, примерно 2 миллиона лет назад… Он где – он в Африке начинался, там, где Олдувайское ущелье, где Homo habilis нашли ("человек умелый"), поскольку Дайка пересекала эту стоянку человека, то могли определить абсолютную особь. Это тоже - эпоха выбросов газов. И антропогенез, и эволюционное развитие млекопитающих шло в то время, когда в атмосфере углекислого газа было намного больше. А теперь его - мало!
И как мы лечимся? Ну, есть такие практики: дыхание по йоге, по Стрельникову, еще по кому-то – все эти практики связаны с задержкой дыхания для чего? Для того чтобы накопить углекислый газ в крови! И когда закисляется кровь, тогда начинается из крови кислород выталкиваться и пробивать вот эти мембраны клеточные. Ткани начинают питаться кислородом тогда, когда ты повышаешь содержание углекислого газа в крови. Отсюда вывод такой, что мы живем в эпоху недостатка углекислого газа, его не хватает! А в пустыню он не идет, нет пищи для биоты, для растений! И для нас это - плохо. И когда на этом фоне входят умные люди и говорят, что надо утилизировать, что надо изобретать какие-то эти самые… И я вот думаю: народ сошел с ума, вероятно!
https://radiovesti.ru/brand/61009/episode/1535986/

И сопоставим его точку зрения с точкой зрения студентки первого курса Воронежского государственного аграрного университета, которую она изложила в реферативном докладе «Буферные системы. Виды буферных систем.» [2].
После подробного описания буферных систем, она пишет, что организм человека располагает тонкими механизмами координации, происходящих в не физиологических и биохимических процессов и, поддержания постоянства внутренней среды (оптимальных значений рН и уровней содержания различных веществ в жидкостях организма, температуры, кровяного давления и т. д.). Эта координация названа, по предложению В. Кеннона (1929), гомеостазисом (от греч. "гомео" - подобный; "стазис" - постоянство, состояние). Она осуществляется путем гуморальной регуляции (от лат. "гумор" - жидкость), т. е. через кров, тканевую жидкость, лимфу и т. д. с помощью биологически активных веществ (ферментов, гормонов и др.) при участии нервных регулирующих механизмов. Гуморальные и нервные компоненты тесно взаимосвязаны между собой, образуя единый комплекс нейро-гуморальной регуляции. Примером гомеостазиса является стремление организма к сохранению постоянства температуры, энтропии, энергии Гиббса, содержания в крови и межтканевых жидкостях различных катионов, анионов, растворенных газов и др., величины осмотического давления и стремление поддерживать для каждой из его жидкостей определенную оптимальную концентрацию ионов водорода.
Сохранение постоянства кислотности жидких сред имеет для жизнедеятельности человеческого организма первостепенное значение, потому что, во-первых, ионы Н+ оказывают каталитическое действие на многие биохимические превращения;
Во-вторых, ферменты и гормоны проявляют биологическую активность только в строго определенном интервале значений рН; в-третьих, даже небольшие изменения концентрации ионов водорода в крови и межтканевых жидкостях ощутимо влияют на величину осмотического давления в этих жидкостях.
Нередко отклонения рН крови от нормального для нее значения 7,36 всего
лишь на несколько сотых приводят к неприятным последствиям. При отклонениях порядка 0,3 единицы в ту или другую сторону может наступить тяжелое коматозное состояние, а отклонения порядка 0,4 единицы могут повлечь даже смертельный исход. Впрочем, в некоторых случаях, при ослабленном иммунитете, для этого оказывается достаточными и отклонения порядка 0,1 единицы рН.
Особенно большое значение буферных систем имеют в поддержании кислотно-основного равновесия организма. Внутриклеточные и внеклеточные жидкости всех живых организмов, как правило, характеризуются постоянным значением рН, которое поддерживается с помощь ю различных буферных систем.
После чего через доказательства она приходит к выводу, что в замкнутых помещениях часто испытывают удушье - нехватку кислорода, учащение дыхания. Однако удушье связано не столько с недостатком кислорода, сколько с избытком СО2. Избыток СО2 в атмосфере приводит к дополнительному растворению СО2 в крови (согласно закону Генри), а это приводит к понижению рН крови, т. е. к ацидозу.

После чего нельзя равнодушно пройти мимо рекомендаций одного из ведущих специалистов по климатизации зданий РФ.
Например, в журнале АВОК №2 за 2010 год В.И. Ливчак в статье: “О расчете систем отопления, энергосбережении и температуре воздуха в отапливаемых помещениях жилого дома” предлагает:
«Учитывая, что расход тепла на нагрев инфильтрующегося воздуха составляет примерно половину от расчетных теплопотерь, надо сокращать воздухообмен на 4,5 · 2 = 9% или менее чем на 3 м3/ч из расчетных 30 м3/ч на жителя.
Это будет совсем незаметно для человека, тем более что, например, в Германии, далеко не бедной стране, расчетный воздухообмен в квартирах при расчете нагрузки системы отопления в капитально ремонтируемых домах рекомендуется принимать исходя из 20 м3/ч на жителя».

Кроме этого впечатляет дискуссия специалистов по климатизации зданий.
Например, В.Ливчак пишет, что отвечая на предложения К.Таратыркина к дискуссии специалистов о нормах минимального воздухообмена в офисных зданиях, в связи с мнением Peter Simmonds, директора Building and Systems Analytics LLC, который, работая над проектом в Москве, обнаружил, что нормы воздухообмена в офисных зданиях, принятые в российских нормативных документах, составляют 60 м3/ч на человека, что почти в три раза превышают нормы стран ЕС и США.
На его взгляд, инженера, не сведущего в области физиологии и предполагающего, что в странах Северной Америки и Европы, являющихся пионерами в обосновании необходимости и осуществления вентилирования помещений как средстве для борьбы с распространением инфекционных болезней и обеспечения комфортного микроклимата, привлекаются к нормированию разумные, всесторонне образованные люди.
Он считает, что норма минимально необходимого воздухообмена для удовлетворения потребности человека в свежем воздухе не зависит от границ государств и величины кошелька, а поэтому в нашей стране в области вентиляции надо перейти на обоснованные практикой применения нормативы стран ЕС и Северной Америки. Тем более, что они зависят не только от количества присутствующих в помещении людей, но и от площади пола этого помещения, приходящейся на 1-го человека, что позволяет получать разные более обоснованные значения при различной плотности заполнения этих помещений.
Он считает за основу можно взять таблицу 6.2.2.1 Минимальных значений вентиляционного воздухообмена из ASHRAE 62.1-2016, но почему-то не физиологию человека.
http://forum.abok.ru/index.php?showtopic=1...p;#entry1478564

А как индустрия климата будет бороться с ацидозом, если концентрация углекислого газа для организма человека является только управляющим воздействием на него? Все начинается только при растворении СО2 в крови (согласно закону Генри), которое приводит к изменению кислотности крови.

Из клинической физиологии известно, что показатель рН меняется вслед за любым первичным колебанием РCO2 (например, обусловленным изменением альвеолярной вентиляции). Однако в этих случаях буферная система «СО2–бикарбонат» ведет себя совсем иначе, чем в закрытой и открытой системах. При повышении [СО2] в стехиометрически равных количествах возникают ионы Н+ и НСО3-, и эти ионы водорода могут быть связаны только некарбонатными буферами. Таким образом, система «СО2–бикарбонат» не может связывать появляющиеся в результате изменения РCO2 ионы Н+ (или ОН-), так как они образовались как раз в ходе реакции в этой системе. Из-за этого основополагающего различия в процессах буферизации различают следующие два типа изменений в кислотно-щелочном балансе в организме человека.
1. Нереспираторные изменения. Они появляются в результате того, что первоначально в повышенном количестве возникают ионы Н+ или ОН-, которые образуются не через реакцию
СО2 + Н2О ↔ Н++ НСО3-
2. Респираторные изменения. Они обусловлены первичным изменением Рсо2, в результате реакции
СО2 + Н2О ↔ Н++ НСО3-
образуются ионы Н+ (и соответственно, ОН-) [3].

Причинно-следственная связь между ростом концентрации двуокиси углерода в воздухе и изменением кислотности подтверждают экспериментальные данные полученные K. E. Schaefer [4].
В экспериментах K. E. Schaefer концентрация кислорода в воздухе поддерживалась на уровне 21% О2 и воздух был сбалансирован N2. Менялась только концентрация углекислого газа, которая и поддерживалась на определенном уровне за время всего эксперимента.
Самым низким уровнем концентрации СО2 в воздухе, при котором исследовались животные, были 2000 и 3000 ppm (0,2% и 0,3%).
В данной работе отмечается, что значения рН и концентрации бикарбоната в крови демонстрируют циклические изменения с чередованиями метаболического и респираторного ацидоза с периодом около 20 дней. В данном случае термин «метаболический» ацидоз автором используется для обозначения состояния, когда увеличение парциального давления РСО2 и снижение значения рН кислотности крови сопутствуют снижению уровня бикарбоната в крови. Через 3 недели воздействия 0,85% – 1% СО2 рН крови РСО2 начинали расти и, соответственно, снижались снова через 40 дней. Отмечается, что во время длительного воздействия 1,5% и 1% четко прослеживалась цикличность в кислотно-щелочном балансе.
В работе отмечается, что предварительные эксперименты показали, что в этих условиях СО2 негативно влияет на внутренние органы. Кроме того, отмечается, что почки и легкие – это те органы, которые принимают участие в регуляции кислотно-щелочного баланса, и поэтому являются основными органами, на которые отрицательно влияет СО2.
1. Почки. При продолжительном воздействии СО2 концентрацией 1,5% и 1% (соответственно, 15 000 и 10 000 ppm) было установлено, что явление кальцификации в почках возрастает с ростом продолжительности воздействия. Кроме того, было установлено, что концентрация кальция в плазме была увеличена до такого уровня, что начиналось высвобождение кальция костями. После 8 недель воздействия СО2 был 8-недельный период восстановления на свежем воздухе, который вернул концентрацию кальция к контрольному значению. В более поздних исследованиях кальцификация почек была обнаружена у морских свинок после воздействия СО2 с уровнем концентрации 0,3%.
2. Легкие. Изучение под электронным микроскопом легких морских свинок, которые подвергались воздействию воздуха с 1% СО2, показало ультраструктурные изменения, произошедшие после 4 и 6 недель воздействия. В работе Шафер делает предположение, что изменения в клетках-пневмоцитах II являются компенсаторной реакцией на отрицательное воздействие углекислого газа на клетки альвеолярной ткани (клетки типа I)
3. Кости. Исследование влияния длительного воздействия 1% СО2 показывает, что через 8 недель содержание кальция и фосфора в костях значительно снизилось. Содержание кальция в костях оставалось на низком уровне и после 8 недель восстановления, что указывает на деминерализацию костей.
Так что же сделал K. E. Schaefer?
Он, за счет высокой концентрации СО2 в воздухе, обеспечил высокую степень пересыщения, необходимую для образования, например, такого патогенного биоминерала, как кальцит (карбонат кальция):
Cа2++ CO32-=СаСО3↓
Степень пересыщения было настолько высокой, что условие поддержание постоянства концентрации ионов кальция вызвало перераспределение этих ионов. Перераспределение ионов кальция происходила между физиогенными биоминералами (кости) и шло на образование и рост патогенных биоминералов.
Учитывая, что концентрация кальция поддерживается на постоянном уровне, поэтому пересыщение можно получить при резком повышении концентрации карбонат-ионов в сыворотке крови за счет респираторных изменений кислотно-щелочного баланса, т.е. при условии:
[Cа2+]·[CO32-]> ПР,
где [Cа2+] – концентрация ионов кальция в сыворотке крови;
[CO32-] – концентрация карбонат-ионов;
ПР – произведение растворимости кальцита.
Из выше изложенного можно сделать вывод, что образование малорастворимых соединений в дисперсных системах является следствием неких очень важных процессов, которые возможны только в таких системах.
И так:
1. В геологии и почвоведении "выпоты солей"
2. В строительной отрасли “высолы”
3. В биоминералогии образование физиогенных и патогенных биоминералов.
4. Рост кристаллов в гелях.
5. Процесс утилизации отходов метаболизма биосферы
На мой взгляд, в дисперсных системах это один и тот же процесс, который при наличии живого вещества и под его управлением можно обобщить и интерпретировать, как процесс утилизации отходов метаболизма биосферы[5]. В косном веществе этот процесс не является управляемым.

Процесс от роста концентрации двуокиси углерода в атмосфере до образования в организме человека патогенных карбонатных биоминералов является углеродным циклом организма человека, который представляет открытую биогеохимическую систему и находится в интенсивном углеродном обмене с атмосферой. Этот цикл принципиально ничем не отличается от углеродного цикла наземных экосистем, который находится в интенсивном углеродном обмене с атмосферой, литосферой и гидросферой.
Основное ограничение в том, что, когда при росте концентрации двуокиси углерода в атмосфере кислотность крови достигнет значения ниже 6,8, тогда организм погибает. Вот, если он погибнет, тогда только от безграмотных специалистов по предмету в междисциплинарной области знаний, а на данный момент времени, благодаря закону о госзакупках идет бойкая торговля здоровьем и жизнями наших сограждан, поэтому наши обыватели могут воспользоваться рекомендациями представителя МГУ, т.е. д.г-м.н Владимира Сывороткина - ведущего научного сотрудника кафедры петрологии геологического факультета МГУ.
Дышите по йоге, по Стрельникову, еще по кому-нибудь и не забивайте себе голову всяким ацидозом, тем более, что медицина бороться с такими причинами ацидоза, в виде высокой концентрации двуокиси углерода в атмосфере, бессильна. Эта же рекомендация касается специалистов по климатизации зданий.
Любопытно, какой объем наружного воздуха с концентрацией углекислого газа в 320 и 410 ppm надо подать в замкнутую систему, т.е. помещение объемом V, с концентрацией углекислого газа 1000 ppm для разбавления до 500 ppm? Если известно, что в помещении отсутствует источник углекислого газа. Кроме этого известно, что, например, если мы подаем в помещении в первом случае 200 м3 в час, а во втором 2 м3 в час, тогда мы разбавим концентрацию в обоих случаях до определенного одинакового значения: в первом случае за час, а во втором за 100 часов.

Литература:
1. Понарин О.С., Система техобслуживания ЕС ЭВМ
https://computer-museum.ru/articles/predpri...iya-i-nii/1178/
2. Терентьева С. Реферативный доклад https://docplayer.ru/57045934-Biologicheska...nyh-sistem.html
3. Фундаментальная и клиническая физиология: Учебник для студ. высш. учеб. заведений/ Под ред. А.Г.Камкина и А.А.Каменского.- М.: Издательский центр «Академия», 2004.-1072с.
4. Schaefer K. E. Effect of increased ambient CO2 levels on human and animals. Experientia, 1982, o. 38.
5. Керженцев А.С., «Изобретения» эволюции на уровне экосистем.
http://functecology.ucoz.ru/blog/izobreten...em/2016-02-19-9
Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.


Gosh
Коронавирус напомнил человечеству, что человек смертен?

Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 напомнила человечеству, что человек смертен, а человечество подпадает под парадокс Ферми.
Парадокс Ферми можно сформулировать следующим образом: с одной стороны, выдвигаются многочисленные аргументы за то, что во Вселенной должно существовать значительное количество технологически развитых цивилизаций. С другой стороны, отсутствуют какие-либо наблюдения, которые бы это подтверждали. Ситуация является парадоксальной и приводит к выводу, что или наше понимание природы, или наши наблюдения неполны и ошибочны.
Я остановлюсь только на гипотезе самоуничтожения.
Гипотеза, которая заключается в том, что цивилизация достаточно быстро (в течение нескольких веков после открытия радиоволн) открывает простой способ получения опасных предметов (вроде неких бомб, способных уничтожить всю зону обитания), чем успевают воспользоваться некоторые её представители, или получение (в лабораториях) опасных бактерий, которые легко распространяются по всей планете, и являются причиной смертельной болезни, которая проявляет себя настолько поздно, что после обнаружения у цивилизации не остаётся времени на поиск лекарства. По этой причине некоторые люди даже считают, что нужно вообще отказаться от технологического развития (перейти к нулевому или отрицательному экономическому росту), дабы протянуть как можно больше [1].
Ярким представителем общественного движения по отказу от технологического развития является шведская школьница ГретаТунберг.Грета положила начало движению школьников, озабоченных изменением климата, идея которого состоит в том, что по пятницам вместо уроков школьники выходят на улицы, стремясь привлечь внимание политиков и общественности к проблеме климатического кризиса [2].
Старшему поколению, следуя инстинктивному поведению, проще осмеивать шведскую школьницу, чем искать ответ на вопрос: преодолим ли парадокс Ферми?
Уже нет никаких сомнений существования причинно-следственной связи роста концентрации углекислого газа в атмосферы с изменением кислотности организма человека. Физиология человека ограничивает концентрацию углекислого газа в атмосфере интервалом, при котором он может функционировать. Нас интересует два значения ПДК по СО2 в атмосфере. Первое значение определяется началом ацидоза при значении рН=7,35, а второе гарантированным летальным исходом при рН=6,8.
Образно говоря, это такой «вирус», который не передается от человека к человеку, но болеют все, т.к. у них у всех значение кислотности крови ниже рН=7,35. Иммунная система не распознает такого рода «вирусов», да и механизмы адаптации организма к такого рода «вирусам» у организма отсутствуют. Кроме этого медицина не имеет никакого отношения к концентрации углекислого газа в атмосфере, поэтому она бессильна чем-либо своим пациентам, у которых слабость, сонливость, тошнота, чувство удушья, запах ацетона изо рта.
Единственное, что сможет сделать лечащий врач, находясь точно в таком же состоянии, если его не обеспечили дыхательной маской с баллоном сжатого воздуха, так это проинформировать своего пациента.
Например, он может сказать, что важно понимать, что при уровне рН=7,35 (хоть цифра и находится на границе нормы), в организме уже могут происходить так называемые процессы компенсации, при которых выделительные системы работают в режиме повышенной нагрузки.
Это значит, что если индустрия климата не устранить причину ацидоза в помещениях, в ближайшее время компенсаторные механизмы ослабнут, и наступит стадия субкомпенсации (рН 7,25-7,35), при которой произойдет общее ухудшение состояния.
Наконец, значения рН менее 7,25 говорят о наступлении стадии декомпенсации, в которой организм уже не справляется с выведением избытка органических кислот и может наступить кома.
Кроме измерения уровня рН, на состояние ацидоза косвенно указывают [3]:
1. Повышение парциального давления СО2
2. Снижение уровня стандартного бикарбоната (SB)
3. Снижение уровня избытка оснований (BE)
В данном случае, что можно сделать, когда отсутствует теория, описывающая причинно-следственную связь роста концентрации углекислого газа в атмосфере и изменением кислотности крови, вплоть до наступления летального исхода? Теория, которая может быть создана и признана научным сообществом. Только после этого будет понятно, что рост концентрации углекислого газа надо останавливать, независимо от того, как этот рост повлияет на изменение климата. Остается только ждать. Иными словами, гипотеза самоуничтожения цивилизации в парадоксе Ферми становится не просто гипотезой, а уже в будущем может стать реальным событием, у которого известно управляющее воздействие на организм человека, но не определены концентрации, что не позволяет определить время наступления очередного массового вымирания на планете.
Раз нет теории, поэтому нет никаких возможностей предпринять те или иные действия по предотвращению экологической катастрофы. Такое отношение к проблеме, т.е. инстинктивный стереотип поведения, очень напоминает отношение к ГретеТунберг.
На мой взгляд, для преодоления парадокса Ферми определяющую роль уже играет время, т.к. человечество не обладает технологиями создания сложных открытых систем. Они образуются за счет самоорганизации. Запустить процесс самоорганизации в таких системах можно только за счет управляющих воздействий на эти системы, но из-за недостатка своих знаний и этими возможностями, в полной мере, не обладает человечество.
Авторы книги «Законы эволюции и самоорганизации сложных систем» [4] пишут, что ситуация ожиданий и забот сегодняшнего времени затрагивает каждого из нас. Как вывести страну из тисков социального кризиса и поставить ее на путь цивилизованного самоподдерживающего процесса развития? Каковы условия быстрого, нелинейного экономического роста? И в более общем плане, – как избежать нависших над человечеством катастроф, угрожающих самому его физическому выживанию? Как найти спасительную и, возможно, таящуюся где-то нить Ариадны? У человеческого рода, судя по всему, уже нет времени и шансов методом проб и ошибок нащупывать оптимальную организацию элементов мира.
Я был приятно удивлен, когда в ситуации ожиданий и забот сегодняшнего времени Художественный руководитель Московского Художественного академического театра имени М. Горького Э.В. Бояков изложил основы синергетики, не используя ни одного научного термина, да еще применительно к истории. С его утверждением, что как рождение ребенка, так и цивилизационный переход являются революцией, трудно не согласится [5]. Действительно, тот или иной переход сложной системы через точку бифуркации может приводить к революционным изменениям в системе.
Считается, что одной из центральных, наиболее сложных проблем в цикличной динамике цивилизаций — происходящие время от времени революции, своего рода точки бифуркации, знаменующие собой начало новых социально-политических циклов.
Революция выражает качественный скачок в развитии мировой или локальной цивилизации или ее элементов, перевод ее в новое состояние, переход (вслед за кризисом) к новой фазе жизненного цикла или к новому циклу. Ее причиной становится весь комплекс назревших противоречий в развитии системы или подсистемы, а сама революция является способом разрешения этих противоречий.
Во время революционной ломки система становится неустойчивой, дезорганизованной (по выражению А. А. Богданова), когда возможно множество траекторий ее дальнейшей динамики и подчас достаточно случайного толчка, чтобы нынешняя траектория круто изменилась. Революция выражает сущность, момент этого изменения. После ее окончания избранная траектория динамики цивилизации вновь становится устойчивой, инерционной, развертывающей потенциал новой фазы жизненного цикла данной цивилизации или ее наследницы.
Революции в динамике элементов цивилизаций охватывают всю их шестимерную структуру — качественные перемены происходят в демографической, экологической, технологической, экономической, социально-политической сферах и в духовной жизни общества (науке, образовании, культуре, системе этических и религиозных ценностей). Все это находит выражение в смене социокультурного строя или этапов в его развитии. Следовательно, мир революций многолик.
Исследуя основные причины революций, Питирим Сорокин видит их в невозможности основной части общества удовлетворить важнейшие и минимально необходимые инстинкты. К числу таких «ущемленных инстинктов», согласно П. Сорокину, относятся потребности:
1. в питании (голод — одна из причин волнений и революций);
2. в индивидуальном самосохранении (поводом для бунтов часто становятся казни безвинных людей, массовые убийства, кровавая резня);
3. в групповом самосохранении (люди выступают на защиту членов семьи, близких, единоверцев; против издевательств над святынями);
4. в жилище, одежде, тепле в минимальном размере;
5. в удовлетворении половых рефлексов (в противном случае происходит изнасилование жен и дочерей, принудительные браки и т. п.);
6. в удовлетворении инстинктов собственности (социальный взрыв неминуем, если подавляющее число граждан находится за чертой бедности, а все богатства сосредоточены у нескольких человек);
7. в самовыражении и признании собственного достоинства (недовольство вызывает игнорирование заслуг и достижений одних людей при завышенной оценке других, менее достойных);
8. в борьбе и конкуренции, творческой работе, разнообразии жизни и приключениях, в свободе.
Чтобы общество созрело до революции, должны быть ущемлены интересы подавляющей или, по крайней мере, значительной его части. П. Сорокин отмечает и такую предпосылку революции, как «бессилие групп порядка уравновесить принципиально усиленным торможением возросшее давление ущемленных рефлексов». Подобное социологическое объяснение причин революции в основном верно. Сходную характеристику революционной ситуации давал В. И. Ленин: когда верхи не могут управлять по-новому, а низы не хотят жить по-старому. Однако такие интерпретации не полны: необходимо учитывать и глубинные, цивилизационные причины революций. Среди них — исчерпание потенциала преобладающего технологического, экологического и экономического способов производства, сложившегося государственно-политического и социокультурного строя, их неспособность удовлетворить возросшие потребности большинства населения, сократить поляризацию противостоящих социальных сил, а также неспособность правящего слоя своевременно разрешить все указанные противоречия мирным, эволюционным путем [6].
В истории человечества цивилизационные революции случались неоднократно.
Основоположник функциональной экологии д.б.н. А.С. Керженцев считает, что численность популяции человека разумного возрастала скачкообразно между экологическими кризисами, виновником которых был сам человек и его традиционный образ жизни. Так первобытные охотники и собиратели до такой степени усовершенствовали технологию добычи пищи, что однажды обнаружили ее отсутствие в ближних и отдаленных окрестностях.
Хорошо, что изгои племен были вынуждены придумать иной способ добычи пищи – скотоводство и земледелие. В результате сельскохозяйственной революции лимит численности популяции значительно вырос. Развитие орошаемого земледелия быстро увеличило продуктивность земель и значительно повысило численность популяции человека.
Однако нарушение норм полива и отсутствие дренажа через некоторое время вызвало вторичное засоление и заболачивание орошаемых земель, которые превратились в неудоби и обрекли население на голодную смерть. Хорошо, что изгои общества, лишенные орошаемых земель, освоили богарное земледелие. Низкая продуктивность подсечно-огневой системы земледелия компенсировалась безграничным пространством для освоения. Так началось заселение Европы, в результате которого на сто лет население увеличилось в 10 раз.
Совершенствование технологий жизнеобеспечения повышало численность населения постепенно, а выход из очередного кризиса путем кардинального изменения образа жизни, резко поднимал лимит численности популяции. Современный экологический кризис отличается от всех прошлых глобальным масштабом и тем, что к небывалому дефициту ресурсов добавился небывалый избыток отходов жизнедеятельности человека [7].
Согласно высказыванию Маркса, мельница создала феодализм, а паровая машина — капитализм.
Отсюда можно сделать вывод, что цивилизационные революции, т.е. цивилизационные переходы общества, как сложной открытой системы, на новый качественный уровень своего развития, происходит самопроизвольно по мере создания новых технологий, которые позволяют развиваться техносфере.
Авторы книги «Законы эволюции и самоорганизации сложных систем» [4] отмечают, что становится очевидным, что сложноорганизованным социоприродным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям развития, как выводить системы на эти пути. Важно понять законы совместной жизни природы и человечества их коэволюции.
Синергетика свидетельствует о том, что для сложных систем, как правило, существует несколько альтернативных путей развития. Неединственность эволюционного пути, отсутствие жесткой предопределенности сужает основу для пессимизма эсхатологического толка. Укрепляется надежда на возможность выбора путей дальнейшего развития, причем таких, которые устраивали бы человека и вместе с тем не являлись бы разрушительными для природы.
Данные два утверждения можно показать на примере деятельности Иисуса Христа, как революционера-управленца и революционера-политика В.И. Ленина.
Низкий уровень техники при рабовладельческом строе объясняется тем, что источник энергии – мускульная сила животных и главным образом рабов для рабовладельца была бесплатной и тем, что отсутствовала заинтересованность рабов в развитии производства. Поэтому рабовладельческие производственные отношения из силы, активно содействующей развитию производительных сил, сравнительно скоро превратились в тормоз их развития [8].
Отсюда можно сделать вывод, что при таких условиях прекращается развитие техносферы и предположить, что данная ситуация является тупиковой в цивилизационном пути развитии общества. Также можно предположить, что выходом из сложившейся ситуации могла являться социальная революция, которая в дальнейшем приводила бы к цивилизационной революции, т.е. при переходе от источника энергии в виде бесплатной мускульной силы рабов и животных к преобразованию энергии ветра и воды в механическое движение при изобретении мельницы.
Тогда можно считать, что Иисус Христос, как революционер-управленец, проведя социальную революцию, вывел человечество из цивилизационного тупика.
Революционер-политик В.И. Ленин на основе марксизма попытался провести цивилизационную революцию, т.е. совершить переход от капитализма к социализму, но самоорганизация в обществе сразу пошла как-то не так, как планировалось. Уже впервые годы система не реагировала на такие управляющие воздействия, как продналог, продразверстка, НЭП, но среагировала на индустриализацию в виде роста активности населения, но в это время была угроза для существования СССР. Высокая активность населения, при мобилизационной модели экономики, продержалась до завершения послевоенного восстановления народного хозяйства. После этого не произошло смены экономической модели, и активность населения стала уменьшаться, что, по всей видимости, и явилось одной из причин краха сложной открытой системы СССР. Все эти процесс происходили при одной и той же партии и одной и той же идеологии.
Эти события были бы не так интересны, если бы нам не предстояло совершить свою цивилизационную революцию в условиях, как говорится, пира во время чумы.
Учитывая, что нынешний глобальный экологический кризис связан с деятельностью человека и созданной им техносферы, которая исчерпала свои возможности и привела к концентрационному дисбалансу в биосфере, поэтому для преодоления парадокса Ферми и устранения концентрационного дисбаланса в биосфере необходимо создать новую техносферу, в основе которой будут природоподобные технологии. Иными словами, необходимы революционные преобразования.
Переход к созданию новой техносферы, возможно совершить при условии запуска процесса самоорганизации в обществе, через управляющие воздействия на него.
Г.Г. Малинецкий считает, что начавшемуся XXI в., по-видимому, предстоит стать веком геокультуры, столетием глобальных исторических перемен, эпохой нового этногенеза.
В самом деле, если масштабное военное столкновение между крупными государствами, цивилизациями, этническими структурами невозможно, если экономические потрясения по своим масштабам приближаются к крупным вооруженным конфликтам, то где же та сфера, в которой будет происходить противостояние, «проба сил», будут проверяться на прочность социально-экономические конструкции?
Это сфера смыслов, ценностей, поведенческих стратегий, образов будущего, желаемого типа жизнеустройства, того, что отличает «нас» от «них». Иными словами, именно те сущности, которые рассматриваются в гумилевской теории этногенеза!
Однако форсированное технологическое развитие последних веков, переход ряда обществ в индустриальную и постиндустриальную фазы развития, проекты модернизации, проводимые в очень короткие по историческим меркам сроки, многое кардинально изменили и в сфере этногенеза.
Теория и практика «оранжевых революций», развернувшийся процесс «переформатирования Большого Ближнего Востока», стремительное создание и разрушение социальных общностей («демонтаж народов») показывают, что многие процессы в этнической сфере, связанные с «накачкой» и уменьшением пассионарности, могут идти «в быстром времени» — в течение десятилетий и даже лет. Более того, эти процессы весьма эффективно управляются и направляются. Практика в этой важной сфере, непосредственно связанной с проблемами национальной безопасности, значительно опережает теорию. В теоретическом осмыслении подобных высоких гуманитарных технологий сейчас делаются первые шаги. На новом уровне ставятся те же вопросы, которые задавал Л. Н. Гумилев, но уже в контексте российского кризиса.
«Надо преодолеть ограничения подходов, загоняющих всю жизнь общества за узкие рамки интересов социальных групп, и посмотреть, что происходит со всей системой связей, объединяющих людей в общности, а их — в общество. Тогда мы сразу увидим, что гораздо более фундаментальными, нежели классовые отношения, являются связи, соединяющие людей в народ. И фундаментальная причина нашего нынешнего состояния заключается в том, что за двадцать лет демонтирован, «разобран» главный субъект нашей истории, создатель и хозяин страны — народ», — пишет известный российский социолог С. Г. Кара-Мурза [9].

На мой взгляд, основной проблемой перехода на новый технологический уклад является то, что уже задерживается открытие нового источника энергии, который пока недоступен для человечества, но его эффективно использует живое вещество.
Для зарождения кристаллов в гелях (дисперсной системе) необходимым условием является пересыщение. Вероятнее всего в дисперсной системе, какой является организм человека, для выращивания таких физиогенных биоминералов, как кости нужной формы и размеров, живое вещество, по генетической программе, умеет создавать регулируемое точечное пересыщение по всей поверхности растущего биоминерала.
Достаточным условием для зарождения кристаллов в гелях является самопроизвольное возникновение мощных напряжений при постоянной температуре и наличия градиента концентраций с последующей релаксацией и образованием полостей и микротрещин, в которых и зарождаются кристаллы. При высоком градиенте концентраций образуются не только микротрещины и полости, а целые каналы, пронизывающие гель сверху до дна пробирки.
Иными словами, при постоянной температуре и градиенте концентраций преобразовании потенциальной энергии упругих деформаций в работу по образованию полостей и микротрещин, связанных с разрушением дисперсной фазы косного вещества в дисперсных системах.
Данный процесс известен, как эффект Ребиндера. Трещины с размером, большим критического lc, неустойчивы и самопроизвольно увеличивают свои размеры, что приводит к образованию макроскопических трещин и разрушению тела. Трещины с размером меньше критического должны стремиться уменьшить свои размеры («залечиваться») [10].
Можно предположить, что в виду того что мембраны клеток эластичные, тогда поры, образованные мембранами клеток в плотной упаковке должны обладать свойством самопроизвольного сжатия и растяжения. Если живое вещество умеет управлять точечным пересыщением при выращивании физиогенных биоминералов, тогда почему оно не может управлять поверхностным натяжением в порах, заставляя их сжиматься и растягиваться в нужное время и до определенного размера?
Было установлено, что поверхностное натяжение мембран крупных клеток и монослоя липидов на поверхности раздела «липид – вода» сильно отличаются. Было предположено, что низкое поверхностное натяжение клеточной мембраны обусловлено наличием белковых структур, входящих в ее состав или покрывающих мембрану. Дальнейшие исследования показали, что добавление к липидам небольшого количества белка резко снижает поверхностное натяжение [11]. Тогда модель скользящих нитей может работать несколько иначе.
Клетка скелетной мышцы называется мышечным волокном. Считается, что во время генерирования силы, укорачивающей мышечное волокно, перекрывающиеся толстые и тонкие филаменты каждого саркомера сдвигаются друг относительно друга, подтягиваемые движениями поперечных мостиков, длина которых при укорочении саркомера не изменяется. Этот механизм называется моделью скользящих нитей.
При укорочении волокна каждый поперечный мостик, прикрепившийся к тонкому филаменту, совершает поворот наподобие вращения лодочного весла, Вращательные движения множества поперечных мостиков подтягивают тонкие филаменты от обоих краев А-диска к его середине, и саркомер укорачивается.
Последовательность событий, начиная от связывании поперечного мостика с тонким филаментом и до момента, когда система готова к повторению процесса, называется рабочим циклом поперечных мостиков.
Каждый цикл состоит из четырех стадий:
1) Прикрепление поперечного мостика к тонкому филаменту;
2) Движение поперечного мостика, создающего напряжение тонкого филамента;
3) Отсоединение поперечного мостика от тонкого филамента;
4) Получение поперечным мостиком энергии, после чего он снова готов к связыванию с тонким филаментом и повторению цикла.
Каждый поперечный мостик совершает свой рабочий цикл независимо от других мостиков;
В любой момент процесса сокращения лишь некоторых из них связаны с прилегающими тонкими филаментами и создают тянущее усилие, тогда как другие находятся в стадии отсоединения.
В данной модели исполнительным механизмом является поперечный мостик, т.е. макромолекула, которая неким образом создает тянущее усилие. При этом одним концом жестко прикреплена, а другим концом совершая вращательное движение, создает тянущее усилие.
В том случае, если исполнительным механизмом являются поры, которые обладают свойством сжатия и растяжения, тогда поперечный мостик будет относиться к системе управления и, как молекулярная машина, может деформировать мышечное волокно, наряду с управляемым изменением поверхностного натяжения в порах.
Модель скользящих нитей открывает огромные возможности для индустрии климата по управлению физическими и биохимическими процессами в организме человека, с целью профилактики неинфекционных заболеваний. Кроме борьбы с ацидозом, индустрия климата способна участвовать в создании новой техносферы, но для этого необходимо, наряду с подготовкой технических специалистов, готовить специалистов по проблеме.
По этому же поводу высказался академик В.А. Легасов: «…в прикладной науке теперь нужен не столько специалист по предмету, сколько специалист по проблеме, т.е. «технологический» специалист… Образование должно стать настолько фундаментальным, чтобы выпускник мог спокойно ориентироваться в любой специальной области знания, которой коснулся по работе… Выход вижу в предпочтении вузами базовых, общих дисциплин – физики, химии, математики, обязательно экономики. И во введении связывающих курсов по общечеловеческим проблемам» [12].
Литература:
1. Парадокс Ферми. https://ru.wikipedia.org/wiki/Парадокс_Ферм...самоуничтожения
2. Тунберг, Грета.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Тунберг,_Грета
3. Ацидоз
https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2F...-man-web-yp-322
4. Князева Е.Н., Курдюмов С.П., Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. – М.: Наука, 1994, - 236 с. (серия «Кибернетика – неограниченные возможности и возможные ограничения».
http://spkurdyumov.ru/what/zakony-evolyuci...lozhnyx-sistem/
5. Бояков Э.В., Человечество развивается путем последовательных революций. https://aurora.network/articles/23-istorija...jeduard-bojakov
6. Фрагмент главы 9 «Цикличная динамика социально-политического строя, революций и войн» из книги: Кузык Б. Н., Яковец Ю. В. Цивилизации: теория, история, диалог будущее. Т. 1. Теория и история цивилизаций. М.: Институт экономических стратегий, 2006. С. 392 – 408.
http://misk.inesnet.ru/wp-content/uploads/...40-bn-kuzyk.pdf
7. Керженцев А.С., «Глобальный экологический кризис» http://functecology.ucoz.ru/blog/globalnyj...is/2014-03-29-4
8. Рабовладельческий строй.
https://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/125501/Рабовладельческий
9. Малинецкий Г. Г., МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ, ТЕОРИЯ ЭТНОГЕНЕЗА И ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА
http://textarchive.ru/c-1000188-pall.html
10. Щукин Е.Д., Перцов А.В., Амелина Е.А. Коллоидная химия. М., 1982.
11. Фундаментальная и клиническая физиология: Учебник для студ. высш. учеб. заведений/ Под ред. А.Г.Камкина и А.А.Каменского.- М.: Издательский центр «Академия», 2004.-1072с.
12. Академик Валерий Алексеевич Легасов.
http://www.chem.msu.ru/rus/history/acad/legasov.html
Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар

Gosh
О необходимости создания новых технологиях в индустрии климата с целью борьбы с массовым ацидозом населения.
Хорошо сформулированная проблема — это наполовину решенная проблема.
Чарльз Кеттеринг
Необходимость в таких технологиях связана с управлением рисками.
Мы, как часто бывает, вначале что-нибудь делаем, а потом начинаем думать, тем самым нарушая логику. Если считать принятие решения как технологию, тогда вначале необходимо сформулировать проблему, вслед за этим найти решение этой проблемы, а перед началом этапа реализации найденного решения необходимо принять решение о начале этой реализации.
Считается, что между решением проблем и принятием решений лежит четкая граница. Прежде всего, она происходит из того, что в настоящее время понятие «разработка управленческих решений» распадается на две компонентные составляющие: «принятие решений» («decision – making») и «решение проблем» («problem – solving»). Однако сложность правильной идентификации этих понятий (определение той самой четкой границы между ними) привела к тому, что в научной и практической литературе происходит либо отождествление данных терминов, либо их крайнее противопоставление. Соответственно, представляется необходимым разобраться в сложившейся путанице.
Итак, прежде всего, стоит сформулировать саму проблему. «Четкая формулировка проблемы является обязательным условием ее решения... В случае ошибочного определения, ни одно решение не может быть верным и не поможет ни ликвидировать трудности в организации, ни предотвратить их появление вновь» (Перляки И., 1983). Можно выразить данную мысль и по-другому: «правильные решения устраняют проблемы» [1].
Считается, что формирование или реорганизация любой сложной системы (информационной, технической или бизнес-системы) распадается на следующие стадии.
АНАЛИЗ - диагностика текущего состояния системы и спецификация требований к ней.
ПРОЕКТИРОВАНИЕ - разработка проекта создания или реорганизации системы.
РЕАЛИЗАЦИЯ - практическая реализация отдельных компонентов системы.
ОБЪЕДИНЕНИЕ – интеграция подсистем в соответствии с разработанным проектом.
ТЕСТИРОВАНИЕ – проверка работы системы.
УСТАНОВКА – ввод системы в действие.
ЭКСПЛУАТАЦИЯ – использование системы.
После ввода системы в эксплуатацию единственным источником затрат являются эксплуатационные расходы. Нередки случаи, кода эти расходы существенно превышают затраты на создание системы и продолжают стремительно расти в процессе эксплуатации. Некоторое время считалось, что рост эксплуатационных расходов вызван ошибками, допущенными в процессе реализации системы. Исследования показали, что наибольший процент ошибок в системе возникает в процессе анализа и проектирования, а стоимость обнаружения и исправления ошибок резко возрастает на более поздних стадиях проекта. Например, исправление ошибки на стадии проектирования стоит в 2 раза, на стадии тестирования – в 10 раз, а на стадии эксплуатации системы – в 100 раз дороже, чем на стадии анализа.
Таким образом, попытка сократить затраты за счет ранних стадий работ (а тем более отказаться от них вообще, сразу перейдя к реализации или тестированию каких – либо решений) является причиной увеличения суммарных затрат, а в некоторых случаях приводит к краху системы.
Есть точка зрения, что классический, господствующий по сей день подход к управлению сложноорганизованными системами основывается на линейном представлении об их функционировании. Согласно этому представлению, результат внешнего управляющего воздействия есть однозначное и линейное, предсказуемое следствие приложенных усилий, что соответствует схеме: управляющее воздействие → желаемый результат. Чем больше вкладываешь энергии, тем больше как будто бы и отдача. Такие установки идут в разрез с экологическими требованиями универсума и человека, с экологией человеческой души. Многие усилия, оказываются тщетными, «уходят в песок», или даже приносят вред, если они противостоят собственным тенденциям саморазвития сложноорганизованных систем [2].
Например, определить значение минимального нормированного воздухообмена в помещении, игнорируя физиологию человека. На основании этого сделать вывод, что данный воздухообмен будет обеспечивать приемлемое качество воздуха в помещениях и на законодательном уровне обязать граждан выполнять данное условие.
На мой взгляд, данный случай характерен стереотипу поведения, когда вначале делают, а потом далеко не всегда думают.
На мой взгляд, разница в углеродном цикле наземных экосистем при углеродном обмене с атмосферой, литосферой и гидросферой и организма человека с атмосферой заключается в том, что между атмосферой и организмом человека, образно говоря, имеется насос «вдох-выдох», который существенно ограничивает использование закона Генри. Закона Генри, по которому при постоянной температуре растворимость газа в данной жидкости прямо пропорциональна давлению этого газа над раствором, и данный закон обеспечивает причинно-следственную связь организма человека с атмосферой. Вот этот переход через насос «вдох-выдох» физиологи, как специалисты по предмету, по тем или иным причинам, не совершают. Между тем физиологам ничего не мешает до насоса «вдох-выдох» использовать этот закон для описания кислотно-щелочного баланса в организме человека [3]. Тем самым, из рассмотрения, при описании кислотно-щелочного баланса организм, выпадает углеродный цикл при углеродном обмене организма с атмосферой.
При выдохе углекислый газ выводится из организма, а при вдохе, если человек находится на свежем воздухе, он вдыхает воздух с той концентрацией, которая имеется в атмосфере. Лет 60 назад человек вдыхал воздух с концентрацией 320 ppm, а сейчас 410 ppm, но выдыхает он воздух с концентрацией углекислого газа выше атмосферного. Отсюда можно предположить, что средняя концентрация углекислого газа между вдохом и выдохом у здоровых людей, т.е. не нарушенном метаболизме организма, должна за 60 лет увеличится. Но, так как увеличение средней концентрации углекислого газа, по закону Генри, должно приводить к повышению концентрации растворенного в крови СО2, а это, в свою очередь, при взаимодействии растворенного СО2 с водой не только к образованию угольной кислоты, но и к повышению ее концентрации, а повышение концентрации угольной кислоты приводит к смещению кислотности крови. Иными словами, за последние 60 лет кислотность крови у здоровых людей должна была сместиться в интервале от рН=7,4 до рН=7,35. Вот тут-то и возникает вопрос: для какой концентрации углекислого газа в атмосфере описан кислотно-щелочной баланс?
Как только будет получен ответ на поставленный вопрос, так сразу можно будет использовать «Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду» [4, 5].
Например, Д.С. Робертсон [6] дает значение рассчитанного токсичного уровня углекислого газа в атмосфере, при котором человек может жить всю жизнь, — 426 ррм и кислотности крови рН=7.3, что в руководстве P 2.1.10.1920-04 в параметрах для неканцерогенного риска на рис 5.1. зависимости «Доза - ответ» соответствует точка NOEL.
Как только мы отложили значение токсичного уровня углекислого газа в атмосфере в зависимость «Доза - ответ», мы сразу начинаем заниматься процессом управления рисками.
Управление риском является логическим продолжением оценки риска и направлено на обоснование наилучших в данной ситуации решений по его устранению или минимизации, а также динамическому контролю (мониторингу) экспозиций и рисков, оценке эффективности и корректировке оздоровительных мероприятий. Управление риском базируется на совокупности политических, социальных и экономических оценок полученных величин риска, сравнительной характеристике возможных ущербов для здоровья людей и общества в целом, возможных затрат на реализацию различных вариантов управленческих решений по снижению риска и тех выгод, которые будут получены в результате реализации мероприятий (например, сохраненные человеческие жизни, предотвращенные случаи заболеваний и др.) [4].
Используем понятие коэффициент опасности вещества для углекислого газа. Коэффициент опасности (HQ) - отношение воздействующей дозы (или концентрации) химического вещества к его безопасному (референтному) уровню воздействия. Тогда по Робертсону концентрация углекислого газа 426 ppm в атмосфере будет безопасной. Если в помещении поддерживается в два раза выше концентрация углекислого газа референтного уровня, тогда HQ = 2, а ацидоза не наблюдается.
Это связано с экспозицией. Экспозиция (уровень воздействия) - контакт организма (рецептора) с химическим, физическим или биологическим агентом. При моделировании зависимостей «экспозиция-ответ» при оценке неканцерогенного риска закладывается принцип пороговости действия, согласно которому негативные эффекты или ответы со стороны здоровья проявляются, начиная с реперного уровня [5].
Отсюда можно сделать вывод, что независимо от того, какие экспериментальные результаты получил K. E.Schaefer при 10 000 ppm, всегда можно выделить строго определенное время, при котором такая концентрация углекислого газа в помещении будет безопасной для человека. Это может быть несколько минут или десятков минут, но в это время данная концентрация будет для организма безопасной. При 1000 ppm, такая концентрация может быть безопасной, например, несколько дней или недель и т.д..
Иными словами, если задаться целью управления рисками с помощью современных технологий, тогда при поддержании концентрации углекислого газа в помещении на определенном уровне, необходимо оговаривать время нахождения в помещении при такой концентрации и необходимое время для восстановления организма на свежем воздухе после нахождения в помещении. А минимальный нормированный расход наружного воздуха необходим только для удобства расчетов систем вентиляции специалистам по климатизации зданий.
Такая ситуация характерна и для физиологов [3]. Им для расчетов удобно применять уравнение Гендерсона — Госсельбаха. Использовать одно уравнение всегда удобнее, чем всякий раз работать с системой уравнений, поэтому они пренебрегают второй константой диссоциации угольной кислоты, т.е. образованием карбонат-ионов и тем самым выбрасывают из рассмотрения процесс утилизации отходов метаболизма экосистем.
Сам механизм утилизации отходов метаболизма экосистем, а не управление им со стороны живого вещества, хорошо моделируется без него при выращивании кристаллов в гелях.
Из биоминералогии известно, что патогенные биоминералы обнаружены практически во всех органах человека. Наиболее часто встречается кальцит (карбонат кальция). Вот и моделируем его получение в косном веществе.
Г.Гениш данный процесс описывает следующим образом [8]:
В гелях на основе метасиликата натрия кальцит образуется путем взаимодействия карбонатов с солями кальция. Для выращивания кристаллов по этой реакции предложено два метода. В первом из них гель сам по себе содержит карбонат. После того как гель застывает, раствор кальциевой соли наливают поверх геля и дают возможность ей продифундировать в гель. Попытки смешивать соль кальция с гелем оказались безуспешными, поскольку при значениях рН больше 7 образуется осадок силиката кальция. При более низких значениях рН этого осаждения удается избежать, но возникает опасность образования СО2, который может разрушить гель. Во втором методе нейтральный гель первоначально не содержит ионов кальция и карбоната . Эти реагенты диффундируют в гель с двух сторон и при взаимодействии образуют кальцит. Такой процесс удобно проводить в U – образных трубках или сосудах. Эти два метода позволяют за 6 – 8 недель вырастить хорошо ограненные ромбоэдры кальцита размерами до 5 мм.
Таким образом, Г.Гениш не только описал механизм, который является составной частью утилизации отходов метаболизма экосистем в косном веществе, но и обобщил этот механизм. Он подчеркивает, что используя различные кислоты и соли металлов, можно получить множество других кристаллов. Среди кристаллов, которые хорошо образуются и растут в гелях, можно назвать следующие: тартраты аммония, меди, кобальта, стронция, железа и цинка; оксалаты кадмия и серебра; вольфрамат кальция; иодид свинца; сульфат кальция; кальцит и арагонит; сульфиды свинца и марганца; металлический свинец; медь, золото и многое другое.
Для нас имеет значение то, что второй реагент не обязательно должен быть в виде раствора. Можно использовать газообразные реагенты при различных давлениях. Например, это может быть атмосфера с возрастающей концентрацией углекислого газа, которая будет участвовать в образовании такого патогенного биоминерала в организме человека, как кальцит (карбонат кальция) с повышением кислотности среды кристаллизации, что может быть причиной повышения кислотности крови.
Г.Гениш отмечает, что кроме того, не обязательно, чтобы гель был кислым, а основу его не обязательно должен составлять метасиликат натрия; может быть использован, например, силикагель разных марок или гели агар-агара. Существует множество примеров роста кристаллов в других вязких средах, как природных, так и искусственных. Например, льда в мороженом тартратов в сыре, серы в резине, солей цинка в сухих элементах, рост кристаллов тиомочевины в соединительных тканях и костях организма человека». Г. Гениш упоминает, что Драпер вместо обычных гелей использовал мелкий песок и одиночную капиллярную трубку; оказалось, что и в таких системах можно получать кристаллы. Г. Гениш приводит высказывания Фишера и Симона о том, что гели представляют собой прекрасную среду для выращивания кристаллов почти любого вещества в управляемых условиях. При этом сам говорит о том, что такая возможность далека от реализации к настоящему моменту.
Вместо описания процесса утилизации отходов метаболизма, физиологи, а вслед за ними медики, пишут странные вещи.
Количество растворенного углекислого газа в организме человека составляет 100-120 л. Это примерно в 70 раз больше запасов кислорода в крови и тканях. При изменении напряжения углекислого газа в крови между нею и тканями идет его интенсивное перераспределение. Поэтому при неадекватной вентиляции легких уровень углекислого газа в крови изменяется медленнее, чем уровень кислорода. Поскольку жировая и костная ткани содержат особенно большое количество растворенного и связанного углекислого газа, то они могут выполнять роль буфера, захватывая углекислый газ при гиперкапнии и отдавая при гипокапнии [9].
Любопытно, как это такой физиогенный биоминерал, как кость, связывает молекулу СО2, если он образуется из малораствоимых соединений, в том числе карбонатов, а, в соответствии описания кислотно-щелочного баланса, т.е. в отсутствии карбонат-ионов в растворе, карбонаты не образуются. Если роль буфера выполняют, так это патогенные биминералы, которые обнаружены практически во всех органах человека, а костная ткань во всех органах не присутствует.
После этого начинаются просто чудеса.
БИОС-3 — экспериментальный комплекс красноярского Института биофизики, моделирующий замкнутую экологическую систему жизнеобеспечения человека с автономным управлением.
Основой проекта стали работы красноярских ученых И.А. Терскова и И.И. Гительзона по изучению закономерностей функционирования популяций клеток крови. Исследования показали возможность создания устойчивых биофизических систем непрерывного биосинтеза. Появилась возможность создать замкнутые системы жизнеобеспечения человека. Система моделирует замкнутость круговорота вещества в биосфере [10].
На мой взгляд, для индустрии климата результаты такого моделирования будут играть более чем важную роль. При достижении концентрации СО2 в атмосфере 426 ppm (данное значение требует экспериментального подтверждения, либо корректировки, т.к. в соответствии с кривой Килинга, данное значение влияет только на время наступления события, связанного с массовым ацидозом) для борьбы с ацидозом, в помещениях придется создавать условия, которые характерны для понятия «атмосферный свежий воздух». Иными словами, моделировать биосферу в замкнутом помещении.
Но, только одно утверждение авторов книги «Природа и общество. Модели катастроф» ставит под сомнение все экспериментальные данные, которые были получены при реализации проекта БИОС-3.
Они считают, что человек дышит кислородом и не нуждается в других газах земной атмосферы, хотя и вдыхает их вместе с кислородом, так что его легкие наилучшим образом приспособлены к естественной смеси газов, из которой они извлекают кислород.
Углекислый газ нужен человеку в очень небольшом количестве, для регуляции дыхания. Поскольку этот газ выделяется легкими человека, то, как предполагают, о его минимальном содержании во вдыхаемом воздухе можно не заботиться. Напротив, его максимальное содержание весьма важно: 5% СO2 уже смертельны! При 0,3% уже замечаются изменения в
организме человека, и хотя в замкнутой системе "Биос-3" (о которой рассказывается дальше) люди жили без вредных последствий в течение шести месяцев при 0,8 – 1% CO2, можно принять 0,3% за максимально допустимый уровень [11].
Данное утверждение противоречит экспериментальным данным K. E. Schaefer [7].
Литература:
1. Левяков О. М., Решение проблем или принятие решений?
https://www.src-master.ru/article26206.html
2. Князева Е.Н., Курдюмов С.П., Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. – М.: Наука, 1994, - 236 с. (серия «Кибернетика – неограниченные возможности и возможные ограничения».
http://spkurdyumov.ru/what/zakony-evolyuci...lozhnyx-sistem/
3. Кислород и углекислый газ в крови человека. http://www.grandars.ru/college/medicina/ki...od-v-krovi.html
4. 2.1.9. Состояние здоровья населения в связи с состоянием окружающей природной среды и условиями проживания населения. Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду. Human Health Risk Assessment from Environmental Chemicals Руководство P 2.1.10.1920-04 http://www.gosthelp.ru/text/r2110192004rukovodstvopoo.html
5. Методические рекомендации, 2.1.10 СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ В СВЯЗИ С СОСТОЯНИЕМ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ И УСЛОВИЯМИ ПРОЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ. КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ОЦЕНКА НЕКАНЦЕРОГЕННОГО РИСКА ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ НА ОСНОВЕ ПОСТРОЕНИЯ ЭВОЛЮЦИОННЫХ МОДЕЛЕЙ. http://docs.cntd.ru/document/1200095225
6. Робертсон Д.С. О том, как влияет растущий уровень CO2 в атмосфере на организм человека, журнал СОК №4 | 2008
https://www.c-o-k.ru/articles/o-tom-kak-vli...anizm-cheloveka
7. Schaefer K. E. Effect of increased ambient CO2 levels on human and animals. Experientia, 1982, o. 38.
8. Гениш Г. Выращивание кристаллов в гелях. М., 1973.
9. Газообмен в легких и тканях.
http://www.grandars.ru/college/medicina/ga...n-v-legkih.html
10. БИОС-3,
https://ru.wikipedia.org/wiki/БИОС-3
11. Хлебопрос Р.Г., Фет А.И., Природа и общество. Модели катастроф

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар
Gosh
Чем будет заниматься индустрия климата в недалеком будущем?
По всей видимости, реализацией идей архитектора Нормана Фостера (Sir Norman Foster).
Вышла новая статья «Энергосбережение и качество микроклимата как результат социальных и экономических кризисов»
https://www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=7546
Мировой энергетический кризис 1973 года: фокус на энергосбережение и герметичные здания
К сожалению, в борьбе за экономию энергии проблемы с экологической безопасностью из-за плохого качества вентиляции в дальнейшем только усугубились. Мировой энергетический кризис 1973 года повысил внимание к энергосбережению, что привело к определенным изменениям в архитектуре зданий. Одним из побочных эффектов стало повышение требований к герметичности зданий, в частности снижение нормативной воздухопроницаемости окон. Но поскольку в зданиях с естественной вентиляцией окно является элементом системы вентиляции, ужесточение требований к воздухопроницанию оконных заполнений привело к нарушению принципа естественной вентиляции многоэтажных зданий (воздух в квартиры поступает через неплотности оконных заполнений), необеспеченности требований по нормативному воздухообмену и в результате к ухудшению микроклимата помещений [1] и появлению «синдрома больного здания» (Sick Building Syndrome) [3]. Поиски путей снижения расхода энергии, затрачиваемой на климатизацию зданий, в числе прочего велись в направлении уменьшения расхода тепловой энергии на подогрев вентиляционного воздуха. В результате иногда делался абсолютно неверный посыл: дальнейшая экономия энергоресурсов за счет снижения норм воздухообмена. Это приводило к ухудшению качества микроклимата и совершенно не решало задачи энергосбережения: при плохом качестве воздуха в квартирах жильцы просто открывали окна, в буквальном смысле «отапливая улицу», то есть мнимая экономия приводила, наоборот, к перерасходу тепловой энергии.
Хорошим примером творческого поиска пути решения проблемы одновременного удовлетворения высоких требований по теплозащите и качеству микроклимата являются так называемые пассивные здания [4, 5]. В европейской строительной практике, и особенно в Германии, Швейцарии, странах Скандинавии, Австрии и Франции, их строительство осуществляется уже более 30 лет. Свое название эти дома получили в результате того обстоятельства, что для них практически не требуются системы активного отопления или охлаждения [6].
2015 год: глобальное потепление и возобновляемые источники энергии.
Проблеме глобального потепления посвящено Парижское соглашение в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Конференция по климату прошла в Париже в середине декабря 2015 года, в результате было принято соглашение, регулирующее меры по снижению поступления углекислого газа в атмосферу. Цель соглашения (согласно ст. 2) – «активизировать осуществление» Рамочной конвенции ООН по изменению климата, в частности удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C и «приложить усилия» для ограничения роста температуры величиной 1,5 °C. Участники соглашения объявили, что пик эмиссии СО2 должен быть достигнут «настолько скоро, насколько это окажется возможным». Соглашение подписали 175 стран, в том числе Россия.
Известно, что эмиссия СО2 «обеспечивается» промышленностью, транспортом и жилищно-коммунальным хозяйством (ЖКХ) [14]. Например, в США жилые и общественные здания потребляют около 40 % всей первичной энергии, 72 % всей вырабатываемой электрической энергии, 55 % натурального газа и обеспечивают более 30 % эмиссии диоксида углерода в атмосферу. После энергетического кризиса 1973 года специалисты искали пути экономии потребления энергии, и оказалось, что сократить потребление энергии в транспорте и промышленности не представляется возможным, так как во многих странах и транспорт, и промышленность нуждаются в существенном развитии. Исследование потребления энергоресурсов в строительстве показало, что здесь имеются огромные возможности экономии энергетических ресурсов, так как на тот период строительство слабо использовало технические достижения, в том числе компьютерные и управляющие технологии, и практически не задействовало нетрадиционную энергетику. Был сформулирован следующий вывод: в зданиях есть много путей экономии энергии, но специалисты мало о них знают. Следовательно, практически главное место в снижении эмиссии диоксида углерода отводится жилищно-коммунальному хозяйству, то есть расходам на отопление, вентиляцию, кондиционирование воздуха, горячее водоснабжение и электроснабжение зданий и сооружений.
Одним из результатов Парижского соглашения стало активное развитие направления использования альтернативных, или, как их еще называют, нетрадиционных возобновляемых источников энергии (НВИЭ) в строительстве. Современное здание может частично или даже полностью удовлетворить свои энергетические потребности за счет недорогих, территориально доступных, экологически чистых, возобновляемых источников энергии – солнечных коллекторов, фотоэлектрических панелей, теплонасосных систем использования низкопотенциальной тепловой энергии и т. д. Это, в свою очередь, повлияло на архитектуру и привело к изменениям в инженерной инфраструктуре зданий.
И так, развитыми странами сделан круг около 30 лет и они пришли к тому с чего все начиналось, а у нас так и не поняли что это было.
«От энергоэффективных к жизнеудерживающим зданиям»
https://www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=2023
Важно отметить, что уже 30 лет назад в здании было предусмотрено использование тепла солнечной радиации и возможностей компьютерной техники для управления инженерным оборудованием. Первая тенденция продолжает успешно развиваться, в том числе даже в такой северной стране, как Финляндия, – например, в экспериментальном строительстве жилого района VIIKKI (Хельсинки) [Бродач М. М. VIIKKI – новый взгляд на энергосбережение // АВОК. 2002. № 6. С. 14.], а вторая тенденция выросла в крупное направление в инженерии зданий, которое получило название «Интеллектуальные здания».
С течением времени изменялся и расширялся объект изучения: эффективность использования энергии в энергоэффективном здании. Если в самом начале строительства энергоэффективных зданий, вплоть до начала 1990-х годов, основной интерес представляло изучение мероприятий по экономии энергии, то уже в середине 1990-х годов центр тяжести переносится на изучение проблемы эффективности использования энергии и приоритет отдается тем энергосберегающим решениям, которые одновременно способствуют повышению качества микроклимата. Впрочем, качество микроклимата в этот период уверенно выходит на первый план по сравнению с энергосбережением.
В основе концепции проектирования современных зданий лежит идея того, что качество окружающей нас среды оказывает непосредственное влияние на качество нашей жизни дома, на рабочем месте или в местах общего пользования, составляющих основу наших городов. Такое выделение социальных аспектов является признанием того, что архитектура и строительство развиваются на основе потребностей людей – как духовных, так и материальных. Эта концепция ярко выражена в проекте жилого района VIIKKI (Хельсинки, Финляндия).
На этом, однако, не прекратилось расширение объекта изучения. Чрезвычайно важно – может быть, это самая главная идея для архитектуры и строительства XXI века – природа не пассивный фон нашей деятельности: в результате нашей деятельности может быть создана новая природная среда, обладающая более высокими комфортными показателями для градостроительства и являющаяся в то же время энергетическим источником для систем климатизации зданий. Эта идея получила свое выражение в проекте учебного центра по изучению окружающей среды «Adam Joseph Lewis Center» в Оберлине (штат Огайо, США) [Табунщиков Ю. А., Бродач М. М., Шилкин Н. В. Энергоэффективное здание учебного центра // АВОК. 2002. № 5. С. 10.].
Выдающийся архитектор Норман Фостер (Sir Norman Foster) пишет: «Проблемы окружающей среды воздействуют на архитектуру на каждом ее уровне. Половина потребления энергии в развитых странах приходится на здания, и еще четверть – на транспорт. Архитекторы не могут решить все мировые экологические проблемы, но мы можем проектировать здания, требующие только часть потребляемой ныне энергии, кроме того, благодаря надлежащему градостроительному планированию мы можем влиять на транспортные потоки. Расположение и функциональное назначение сооружения, его конструктивная гибкость и технологический ресурс, ориентация, форма и конструкция, его системы обогрева и вентиляции, характеристики используемых при строительстве материалов – все эти параметры влияют на количество энергии, требующейся для возведения, эксплуатации и технического обслуживания здания, а также для транспорта, движущегося к нему и от него». Это понимание гармонии окружающей среды и архитектуры Норман Фостер выразил в выдающемся проекте энергоэффективного строительства – высотном здании «Commerzbank» во Франкфурте-на-Майне (Германия) [Табунщиков Ю. А., Бродач М. М., Шилкин Н. В. Энергоэффективное высотное здание // АВОК. 2002. № 3. С. 8.], которое является не только новым достижением в архитектуре и инженерии высотных зданий, но открывает новое направление в общей истории мирового строительства.
Одним из перспективных направлений в тепло- и энергоснабжении зданий, обеспечивающих энергетическую эффективность и экологичность проекта, является использование топливных элементов – электрохимических генераторов, вырабатывающих электроэнергию из водорода и кислорода в результате электрохимической реакции без процесса горения. В топливных элементах может использоваться не только чистый водород, но и другое водородосодержащее сырье, например, природный газ, аммиак, метанол или бензин. Вместо чистого кислорода обычно используется воздух. При использовании чистого водорода в качестве топлива продуктами реакции, помимо электрической энергии, являются тепло и вода (или водяной пар), т. е. в атмосферу не выбрасываются газы, вызывающие загрязнение воздушной среды или парниковый эффект.
Топливные элементы можно размещать непосредственно в здании, при этом снижаются потери при транспортировке энергии, а тепло, образующееся в результате реакции, можно использовать для теплоснабжения или горячего водоснабжения здания. Достоинствами топливных элементов являются также доступность топлива, надежность (в топливном элементе отсутствуют движущиеся части) и долговечность.
К настоящему времени построен ряд зданий, в которых в качестве одного из источников энергии используются топливные элементы. Это, например, высотное здание «Conde’ Nast Building@Four Times Square» в Нью-Йорке, банк «First National Bank of Omaha» в Омахе, отель «Nagoya Sakae Washington Hotel Plaza» в Нагое.
Логическим завершением этапов развития энергоэффективных зданий явилась практика строительства «Sustainable buildings», которая сегодня вызывает большой интерес у специалистов всех стран. Буквальный перевод «Sustainable buildings» означает «поддерживающие здания», но по своему смыслу это выражение означает «жизнеудерживающие здания», «жизнесохраняющие здания», т. е. здания, которые находятся в равновесии с природой и человеком.
Но они уже перешли к следующему этапу.
«О реализуемом в Швеции проекте автономного модуля для обеспечения жизнедеятельности людей»
https://k100.space/o-realizuemom-v-shvecii-...elnosti-lyudej/
Введение. Краткое описание проекта автономного жилого модуля
В мае 2016 г. в журнале «Безопасность жизнедеятельности» вышла статья авторского коллектива кафедры «Экология и промышленная безопасность» МГТУ им. Н.Э. Баумана с участием студентов, обучавшихся по программе бакалавриата направления «Техносферная безопасность», в которой был описан проект автономного, энерго- и экологонезависимого модуля для обеспечения жизнедеятельности человека в условиях арктической природной среды [1]. Авторы выражают огромную благодарность всей редакции журнала «БЖД» и лично — зам. главного редактора А.В. Почтарёвой за проявленную научную смелость в публикации данного проекта, который в то время ещё воспринимался как фантастика. Однако, спустя всего два года, авторы настоящей статьи с радостью сообщают, что подобный проект уже реализуется на практике в экологическом поселении Сюдербин (Suderbyn Ecovillage), расположенном на шведском острове Готланд, находящемся в Балтийском море.
Вкратце, проект 2016 г. предусматривал строительство модуля, позволяющего обеспечить жизнедеятельность людей на основе собственного энергообеспечения и замкнутости внутренних материальных потоков. Автономность модуля можно обеспечить за счёт местных энергетических ресурсов. Замкнутость потоков вещества в искусственной среде обитания обеспечивается за счет воспроизведения функций продуцентов, консументов и редуцентов, наподобие того, как это происходит в природных экосистемах. Поэтому такой модуль можно назвать искусственной экосистемой, схема замкнутого круговорота вещества внутри которой приведена на рис. 1.
Замкнутость по газообмену обеспечивается наличием в ИЭС культиваторов микроводорослей и фототрофного звена, включающего в себя высшие растения, а так же компостированием органических отходов. Замкнутость по питанию обеспечивается путём постоянного воспроизводства в фототрофном звене ИЭС растительной пищи с добавками животных белков в виде консервированной пищи. Замкнутость по водообороту обеспечивается наличием биологической анаэробной системы очистки воды от органических загрязнений.
Такой модуль с автономным энергоснабжением, например от ветровых источников, обеспечит не только безопасное и комфортное проживание людей в благоприятной среде, но и нулевой уровень эмиссии загрязняющих веществ и антропогенного воздействия на окружающую природную среду, что позволит сберечь уникальные экологические системы. Поэтому, выбор проекта ИЭС для реализации в Швеции был обоснован необходимостью сохранения и восстановления экосистем Балтийского моря.
Цель проекта. Улучшение экологического состояния Балтики
Балтийский регион отличается многоукладностью способов хозяйствования, так как его побережье поделено между 9 странами: Россией, Данией, Финляндией, Германией, Швецией, Польшей, Эстонией, Латвией и Литвой. Кроме того, согласно данным, приведённым в работе [2], некоторые страны владеют несколькими приморскими регионами, различающимися по своему морехозяйственному потенциалу. Это Россия (Финский залив и Калининградское взморье), Швеция (Гёталандское побережье и западный берег Ботнического залива), Финляндия (Южное побережье и восточный берег Ботнического залива). Такая пестрота политико-административного и экономического деления побережья и вод Балтийского моря обусловила отсутствие в данном регионе единого государственного природоохранного механизма. Это, в свою очередь, привело к серьёзному нарушению экосистем Балтики.
Так, по данным работы [3] наиболее существенный вклад в ухудшение экологии Балтийского моря вносят находящиеся вблизи побережья индустриально развитые районы, густонаселенные города и интенсивно используемые сельхозугодия, на которых используются удобрения, главными компонентами которых являются аммонийный азот, нитраты и фосфаты. Ежегодно с коммунальными стоками городов и жидкими отходами промышленных предприятий, а также со смывом удобрений с полей в воды Балтики попадает 600 тыс. тонн азота и 25 тыс. тонн фосфора. Высокие суммарные концентрации азота и фосфора в Балтийском море вызывают эвтрофикацию — спонтанный неконтролируемый рост простейших сине-зеленых водорослей. Зона обширной эвтрофикации в Балтийском море длиной 1,6 тыс. км и шириной 190 км отчетливо видна из космоса. Эвтрофикация приводит к снижению концентрации кислорода в воде. Нехватка кислорода в свою очередь лимитирует рост и развитие других морских организмов, что уничтожает пищевые ресурсы для развития зоопланктона и рыб, Это приводит к деградации и упрощению водных экосистем и утрате аборигенной ихтиофауны. Из-за этого биогенные органические вещества не полностью поглощаются живыми организмами и разлагаются в воде, выделяя губительный для морских обитателей сероводород. В настоящее время концентрация газа в сероводородных зонах на дне крупнейших впадин Балтийского моря (Борнхольмской, Готландской и Гданьской) уже настолько велика, что там не могут существовать никакие живые организмы.
Чтобы предотвратить окончательное уничтожение экосистемы Балтийского моря, в 1992 году Хельсинской комиссией (ХелКом) была подготовлена новая Конвенция по защите морской среды района Балтийского моря, которая учитывала произошедшие изменения на политической карте, произошедшие в результате распада Советского Союза. Россия ратифицировала эту Конвенцию в 1998 г. А 15 ноября 2007 года в Кракове (Польша) министры охраны окружающей среды стран — членов ХЕЛКОМ приняли «План действий по Балтийскому морю» (ПДБМ). Он, в том числе, предусматривает внедрение жестких требований по удалению биогенных элементов из сточных вод и установление квот на сброс биогенных элементов для каждой страны Балтийского региона. [4]
Важной составляющей ПДБМ является увеличение инвестиций в науку и образование, как инструмент развития Балтийского региона и способ улучшения состояния охраны окружающей среды. Механизмом реализации данного пункта плана стало участие университетов стран региона Балтийского моря — Швеции, Германии, Финляндии, Польши, Литвы в Программе Европейской комиссии «Эразмус». Целью этой программы является повышение качества высшего образования, а также установление диалога культур посредством академической мобильности и сотрудничества, в первую очередь между европейскими университетами и университетами других стран, в том числе — России и стран СНГ. [5] Приоритетные проекты «Эразмус» ориентированы на подготовку специалистов для решения вопросов охраны окружающей среды.
Осенью 2018 г. по программе сотрудничества университетов «Эразмус» и её партнёрскими программами, в Швеции проводился учебно-лабораторный практикум по возобновляемым ресурсам «Renewability». В рамках этого практикума проводилось строительство автономного модуля, включающего в себя фитотроны для производства растительного питания и систему биологической очистки коммунальных стоков. Реализация подобного проекта в промышленных масштабах способна исключить поступление соединений азота и фосфора с поверхностным стоком от сельскохозяйственных территорий и тем самым предотвратить процесс дальнейшей эвтрофикации водной среды Балтики. Один из авторов данной статьи — Никита Николаевич Литвинов прошел конкурсный отбор и был зачислен в международную команду студентов, принявших участие в практикуме по возобновляемым ресурсам «Renewability».
Место проведения практикума. Поселение и община Сюдербин, Швеция
Экологическое поселение Сюдербин расположено на шведском острове Готланд в Балтийском море к югу от столицы провинции — города Висби, население которого составляет 20 тыс. чел. Сюдербин исторически был первым экопоселением в Швеции. Основала его супружеская пара Холл (Роберт и Ингрид) которые стали первыми постоянными жителями вместе со своими двумя детьми-подростками. Территория поселения составляет 5 гектаров.
Задачей экопоселенцев изначально была отработка технологий устойчивого сельского хозяйства (пермакультуры), создание многолетних лесных насаждений, изучение съедобных дикоросов и организация жизни по принципу бытового минимализма, осознанного труда, заботы об окружающей среде. В настоящее время на территории экопоселения, кроме основателей постоянно проживают на условиях аренды домов ещё 10 семей, образующих общину поселения. Постоянная община в экопоселении представляет собой идейно сплочённую группу из 30 человек, в том числе детей, не связанных какой-либо духовной или политической идеологией, а только принципами пермакультуры и бережного отношения к природе. На территории так же имеется здание для размещения группы численностью до 20 волонтёров, пребывание которых ограничивается сроком в один месяц. Так же в Сюдербине имеется обширная библиотека и зал с компьютерами в свободном доступе для поиска в Интернете информации по решению возникающих инженерных и технологических проблем.
Всё это позволило Сюдербину стать базой для реализации проектов в сфере экологического обучения, разрабатываемых различными образовательными организациями. Учебно-лабораторный практикум по возобновляемым ресурсам «Renewability» проходил в Сюдербине с 5 сентября по 5 октября 2018 года и был организован содружеством Университетов — участников программы «Эразмус» для студентов из европейских стран, в том числе из СНГ. [6]
Задачей группы участников практикума было строительство Closed Loop Baltic (CLB) — автономного замкнутого модуля, предназначенного для производства продуктов питания и энергии на основе инновационных, но низкотехнологичных решений, позволяющих исключить сток сельскохозяйственных загрязнителей, содержащих биогенные элементы в прибрежных районах Балтики и тем самым улучшить экологическое состояние моря, предотвратив дальнейшую эвтрофикацию и разрушение водных экосистем.
Сравнение проекта автономного модуля, спроектированного студентами МГТУ им. Н.Э.Баумана и модуля, строящегося в Сюдербине
Для строительства автономного модуля, предназначенного для обеспечения жизнедеятельности экопоселенцев на острове Готланд, были использованы все предложения проекта МГТУ им. Н.Э. Баумана 2016 года (кроме разведения хлореллы и аквакультуры). Ниже представлены схемные решения проекта автономного модуля 2016 года и их практическая реализация в CLB.
Как и в проекте 2016 года, для получения энергии используется ветрогенератор, так как для северных приморских регионов характерна частая повторяемость сильных ветров. При строительстве модуля CLB был самостоятельно изготовлен ветрогенератор, на основе конструкторского справочника Хью Пигготта. (Hugh Piggott). [7] Трёхлопастной пропеллер (рис. 3, слева) с размахом лопасти 1,5 м, снабженный флюгером для ориентирования установки по ветру и размещённый на мачте высотой 9 м, укреплённой тремя проволочными растяжками, при самом сильном ветре обеспечивал генерацию до 2 кВт электрической мощности.
В качестве сооружения для размещения оборудования модуля в проекте 2016 г. предлагалось использовать широко известную конструкцию купола, разработанную Р. Бакминстером Фуллером (рис. 4, слева). Купол Фуллера состоит из симметричной сетки плоских элементов, наложенной на сферическую поверхность. Весь купол состоит из треугольных элементов пяти видов, поэтому такая купольная конструкция, которая и была реализована в проекте CLB (рис. 4, справа) называется «Пентад».
В проекте 2016 г. для обеспечения растительной части рациона жителей предлагалось использовать цилиндрический спиральный фитотрон со сдвигающимися гнёздами для посадки растений, позволяющий организовать разновозрастной конвейер для выращивания методом аэропоники различных видов съедобных растений (рис. 5, слева). В проекте CLB так же используется аэропоника, но вместо центрального фитотрона была выполнена установка нескольких аэропонных башен (рис. 5, справа). Аэропонная башня представляет собой трубу высотой от 4 до 7,5 метров наверх которой с помощью насоса поднимается смесь воды и жидкого удобрения, а далее раствор сверху стекает на корни растений вставленных в эту трубу, тем самым доставляя питательные вещества и способствуя их более быстрому росту по сравнению с выращиванием растений в почве.
Так как разработка фитотрона в проекте CLB находилась ещё на начальной стадии, то возникло много вопросов о том, какая конфигурация башен будет давать наилучшую эффективность и наибольшую простоту эксплуатации. Литвинов Н.Н. представил разработчикам концепцию проекта 2016 г. и протестировал её работоспособность во время пребывания в экопоселении. Результат подтвердил эффективность выбранного в 2016 г. технического решения, поэтому авторами проекта CLB в Сюдербине было принято решение о продолжении разработки схемы фитотрона на основе концепции проекта 2016 г. последующими группами участников учебно-лабораторного практикума.
Для организации замкнутого водооборота в автономном модуле проекта 2016 г. предлагалось использовать анаэробный метод очистки сточных вод от широкого спектра органических веществ.Анаэробный метод очистки осуществляется без доступа воздуха. Для переработки органических загрязнений применяется метановое брожение. Жидкие органические стоки сбраживаются анаэробными бактериями в специальных герметичных резервуарах-биореакторах, которые называются метантенками (рис. 6, слева).
Трансформация органических веществ в метантенках представляет собой сложный анаэробный биотехнологический процесс минерализации, осуществляемый в результате жизнедеятельности микроорганизмов. Эти процессы представляют собой анаэробное брожение — частный случай непрямого окисления исходных и промежуточных веществ в бескислородных условиях. В процессе брожения сложные органические вещества последовательно гидролизуются, растворяются, превращаются в более простые компоненты, значительная часть которых затем переходит в газовую фазу, в раствор и в осадок (активный ил). Ил затем можно использовать для питания растений в фитотроне. Брожение называют метановым, так как оно осуществляется метанобразующими бактериями, а одним из основных конечных продуктов распада органических веществ является метан. Поэтому, образующуюся при очистке воды смесь газов называют биогазом. Он состоит в основном из диоксида углерода и метана, поэтому подходит для использования в качестве топлива, например для отопления зданий, и приготовления пищи, для чего его нужно предварительно очистить от примесей сероводорода.
Именно такая система была реализована в модуле CLB. (рис. 6, справа). Литвинов Н.Н. во время прохождения практикума занимался системой сбора и очистки биогаза. Во время проверки и анализа состояния системы было выявлено большое количество протечек и были предприняты попытки устранения данных протечек. Далее было произведено проектирование и конструирование системы очистки биогаза от сероводорода и уменьшения его влажности для улучшения характеристик сжигания топлива.
По согласованию с постоянными жителями Сюдербина, для заполнения системы очистки была выбрана металлическая стружка, которая вступала в химическую реакцию с сероводородом. Этот способ используется в промышленности с 30-х годов XX века, в ходе реакции выделяется водород, который тоже является горючим компонентом биогаза:
H2S + Fe = FeS + H2 ↑
Впоследствии стружка, превратившаяся в порошок сульфида железа, выгружалась через специальный технологический люк. В качестве адсорбента во второй ступени системы очистки были выбраны гранулы силикагеля для поглощения паров воды из биогаза. Оба вида наполнителей были загружены в цилиндрические ёмкости, связанные между собой системой труб. Далее, очищенный газ закачивался в баллоны с помощью компрессора.
Биогазовый реактор-метантенк, утилизирующий органические отходы, не только вырабатывает биогаз, но и создает на выходе жидкое удобрение, которое используется в описанных выше аэропонных башнях для выращивания съедобных растений.
В проекте 2016 г., для замыкания модуля по питанию, предлагалось использовать твёрдые органические отходы для формирования гетеротрофного звена массообмена в виде почвоподобного субстрата. Имеющиеся экспериментальные данные показывают, что путём подбора видов почвенной биоты возможно в процессах биокомпостирования добиться быстрой гумификации органических отходов с образованием почвоподобного субстрата, пригодного, например, для выращивания грибов, с помощью которых можно разнообразить рацион жителей (рис. 7 слева).
В проекте CLB реализовано производство компоста по методике французского изобретателя Жан Пана (Jean Pain), который разработал биоэнергетическую систему на основе производства почвоподобного субстрата, при образовании которого выделяется очень много теплоты. Жан Пан исследовал процесс компостирования отходов, включающих в свой состав конский навоз и деревянные щепки. Протекающие в этой смеси биохимические реакции нагревают субстрат вплоть до 70 °С.
В Сюдербине была реализована схема Жан Пана по биокомпостированию твёрдых органических отходов (рис. 7 справа). Выделяющаяся при этом теплота передаётся воде в теплообменнике, находящимся внутри кучи почвоподобного субстрата. Тёплая вода по трубам подаётся в купольное сооружение, в первую очередь для того, чтобы подогревать биогазовый реактор-метантенк до температуры, необходимой для поддержания оптимального процесса термофильного сбраживания жидких органических отходов, происходящего при температуре 50-55 °С.
Заключение. Перспективы развития проекта и экологического образования
Как можно видеть на примере проекта CLB — потребность в разработке и реализации природоподобной техники и технологий исходит в первую очередь от общества, системы образования, а не от государства или транснациональных корпораций. Такая ситуация вызвана тем, что обеспечение нормальной жизнедеятельности и создание качественной среды обитания является высшим приоритетом для образованных и грамотных граждан, которые вынуждены жить в условиях непрерывно ухудшающего качества окружающей среды, испытывая на себе все последствия современного глобального экологического кризиса. Для понимания принципов грамотного техносферного строительства необходимо введение всеобщего экологического образования и воспитания. Поэтому участие в реализации проектов, подобных описанному в статье автономному модулю, может стать важным элементом в подготовке не только экологов, но и студентов других направлений, как технических, так и гуманитарных.
Практика успешного строительства образца автономного энерго- и экологонезависимого модуля для обеспечения жизнедеятельности общины поселения Сюдербин самими жителями и волонтёрами, привлекаемыми в рамках образовательных проектов содружеством нескольких университетов подтверждает высказанную ранее гипотезу о том, что создать опытный образец автономного жилого модуля, описанного в проекте 2016 г. за счёт своих средств вполне по силам объединению нескольких научных и образовательных организаций. Прецедент успешной апробации такой технико-технологической инновации, несомненно, даст старт процессу мировой экологической революции.
Как и все цивилизационные революции, экологическая начнётся с создания новой техники и технологий, в данном случае — природоподобных, направленных на обеспечение безопасной жизнедеятельности человека и сохранение биосферы путём снижения антропогенной и техногенной нагрузки. Далее, начавшийся процесс экологизации привёдёт к постепенному замещению губительной для Природы планеты современной техносферы, новой экотехносферой, построенной и функционирующей по тем же принципам, что и естественные экосистемы Земли. Таким образом, глобальный экологический кризис будет преодолён и человечество сможет продолжить своё развитие, но уже в полном соответствии с эволюционным вектором развития самой биосферы.
Лиха беда начало.
Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.

kosmos440o
???
Byzantian
...бывший депутат, бывшей Государственной Думы, от бывшей кадетской фракции... smile.gif

Простите, не удержался...
Gosh
Извините, не удержался.
Из частной переписки с д.б.н. Анатолием Семеновичем Керженцевым:
«Инициатором биосферы является экспансия жизни — размножение живого в геометрической прогрессии, которая сдерживается всего двумя факторами: ограниченным запасом биофильных элементов и узким диапазонов климатических условий, пригодных для жизни. Биофильные элементы пришли на Землю в результате аккреции космической пыли и метеоритного вещества, очень близкого по химическому составу к биомассе. За 4,5 млрд.лет накопилась масса биофильных элементов, которая сейчас содержится в биосфере. Природа научилась рационально использовать ограниченный запас элементов с помощью циклического процесса метаболизма, замкнутого на 99% с минимальным количеством отходов 1%. Причем, отходы эти природа тщательно упаковывает кристаллической решеткой и аккуратно складирует в литосфере в форме осадочных пород, которые по мере накопления превращаются в метаморфические, а потом переплавляются в магматические. Так что в системе живое-косное приоритет у живого. А что касается ярлыков, мне уже досталось их немало. Последний мне присвоили на семинаре в Институте географии РАН при обсуждении статьи Б.Л.Личкова об участии почвы в формировании осадочных пород, где я описал механизм формирования этих осадков в почве. Меня сравнили со знаменитым Петриком и обсуждали не статью Личкова, а мое выступление чуть ли не матом. В заключение я попросил прощения у слушателей за напрасно потраченное ими время. Председатель семинара удивился: «А что ты говорить не будешь?» Я ответил, что не вижу смысла и ушел. Бог им судья! А мы идем своей дорогой!»
Есть и объяснение такой ситуации.
Л.Н. Гумилев:
Отличительной чертой "цивилизации" является сокращение активного элемента и полное довольство эмоционально пассивного и трудолюбивого населения. Однако нельзя опускать третий вариант - наличие людей и нетворческих, и нетрудолюбивых, эмоционально и умственно неполноценных, но обладающих повышенными требованиями к жизни. В героические эпохи роста и самопроявлений эти особи имеют мало шансов выжить. Они плохие солдаты, никакие рабочие, а путь преступности в строгие времена быстро приводил на эшафот. Но в мягкое время цивилизации при общем материальном изобилии для всех есть лишний кусок хлеба и женщина. "Жизнелюбы" (да простится автору неологизм) начинают размножаться без ограничений и, поскольку они являются особями нового склада, создают свой императив: "Будь таким, как мы", т.е. не стремись ни к чему такому, чего нельзя было бы съесть или выпить. Всякий рост становится явлением одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. В искусстве идет снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, в общественной жизни узаконивается коррупция, в армии солдаты держат в покорности офицеров и полководцев, угрожая им мятежами. Все продажно, никому нельзя верить, ни на кого нельзя положиться, и для того чтобы властвовать, правитель должен применять тактику разбойничьего атамана: подозревать, выслеживать и убивать своих соратников.
Порядок, устанавливающийся в этой фазе, которую правильнее всего назвать "обскурацией", никак нельзя считать демократическим. Здесь господствуют, как и в предшествовавших стадиях, группы, только принцип отбора иной, негативный. Ценятся не способности, а их отсутствие, не образование, а невежество, не стойкость в мнениях, а беспринципность. Далеко не каждый обыватель способен удовлетворить этим требованиям, и поэтому большинство народа оказывается, с точки зрения нового императива, неполноценным и, следовательно, неравноправным. Но тут приходит возмездие: жизнелюбы умеют только паразитировать на жирном теле объевшегося за время "цивилизации" народа. Сами они не могут ни создать, ни сохранить. Они разъедают тело народа, как клетки раковой опухоли организм человека, но, победив, т.е. умертвив соперника, они гибнут сами.
В самом деле, даже для сохранения семьи и воспитания детей нужны совсем иные качества, нежели те, которые столь тщательно культивировались; в противном случае дети расправятся с родителями, как только это будет им удобно. Итак, после наступления торжества обскурации носители ее исчезают, как дым, и остаются уцелевшие от всех передряг потомки первоначальных носителей статического состояния, которые на руинах вновь начинают учить своих детей жить тихо, избегая конфликтов с соседями и друг с другом. Анатомически и физиологически они полноценные люди, приспособившиеся к ландшафту, но пассионарного напряжения у них столь мало, что процесс развития этносов не идет. Даже когда среди них случайно рождается пассионарная особь, она ищет себе применения не на родине, а у соседей (например, албанцы делали карьеру либо в Венеции, либо в Константинополе). Тут возникают две возможности: либо оставшиеся в живых влачат жалкое существование как реликтовый этнос, либо они попадают в горнило переплавки и при некоторых благоприятных условиях из нескольких обломков выплавляется новый этнос, лишь смутно помнящий о своем происхождении, ибо для него куда важнее дата его нового рождения. И снова процесс проходит те же стадии, если его случайно не прервет постороннее воздействие.
Л.Н.Гумилев, «Этногенез и биосфера Земли»
Если с проблемой «синдрома больного здания» столкнулось профессиональное инженерное сообщество по климатизации зданий, тогда им и решать эту проблему, если наше профессиональное инженерное сообщество еще не превратилось в сообщество «динозавров», которое только и способно работать в исторической эпохе паровой машины, которая благополучно завершена. В новой исторической эпохе, которой характерен научно-технологический прогресс, требования к инженерам изменились.
В Европе считают, что современные реалии диктуют инженерам и ученым необходимость выхода за пределы своих узкоспециализированных знаний и приобретение междисциплинарного мышления. Вместо вопроса «как сделать/рассчитать данный объект», необходимо задавать вопрос «как сотворить данный объект» с последующим обоснованием как чисто технических решений, так и решений по рациональному включению своего творения в существующий «культурный ландшафт», а также проработкой решений по его адаптации при трансформации последнего в будущем.
Они считают, что в жизнь входит и считается естественным иное определение инженера, ученого и профессионала вообще. До сих пор технократом был человек, разбирающийся в технике. Сегодня превалирует иная точка зрения: технократом должен быть общественный деятель, который до 50% своего времени посвящает техническим проблемам. А если, например, технические проблемы занимают у него 90-100% времени это уже не инженер, а тот, к кому можно применить немецкое определение «Fachidiot».
И. Гломб , Р.Б. Орлович, «Некоторые замечания о современной роли ученых и инженеров в строительстве».
Проблема профессионального инженерного сообщества по климатизации зданий связана не только с углеродным циклом организма человека, который представляет открытую биогеохимическую систему и находится в интенсивном углеродном обмене с атмосферой, но и с поступлением биогенных элементов в организм при дыхании.
Теперь о маленькой проблеме, в части профилактики неинфекционных заболеваний, которую, в соответствии с новыми реалиями, инженер по климатизации обязан решить.
Еще П. Оле Фангер отмечал, что мы знаем, что именно химические вещества, выделяемые людьми, материалами и оборудованием, находящимся в помещении, снижают качество внутреннего воздуха.
В таком случае не можем ли мы обеспечить концентрацию в воздухе каждого химического вещества ниже определенного, предписанного значения? К сожалению, в непромышленных зданиях этот метод не может работать достаточно эффективно.
Дело в том, что обычно в воздухе присутствуют сотни и даже тысячи химических веществ, каждое из которых имеет небольшую концентрацию, а мы обладаем весьма ограниченной информацией о влиянии этих веществ на здоровье и комфорт людей. Предписываемые предельные значения имеются только для нескольких десятков химических веществ, причем эти значения применимы только в тех случаях, когда в воздухе присутствуют только одни эти вещества.
Оле Фангер П. Качество внутреннего воздуха в зданиях, построенных в холодном климате // АВОК. №2/2006.
Расширяем информацию до проблемы с кальцификацией на сердечных клапанах.
Биоминерализация — процесс образования минералов в организмах, где минерал зарождается и растет из пересыщенного водного раствора при участии (посредничестве) органической матрицы, секретируемой клетками. Самые различные организмы, стоящие на разных ступенях развития органического мира, формируют минералы: простейшие, кишечнополостные, моллюски, членистоногие, иглокожие, хордовые и т.д. То есть минерал для живого организма не является экзотикой, а составляет его часть, выполняя целый ряд функций и нередко участвуя в обмене веществ. Формирование биоминералов началось еще в докембрии (более миллиарда лет назад), претерпевая эволюцию с развитием жизни на Земле. Известны три типа биоминерализации: карбонатный, фосфатный и кремниевый. К настоящему времени известно уже ∼80 минералов в живых организмах. Основная особенность их состоит в том, что они представляют агрегаты, в которых есть минеральная и органическая составляющие, неразрывно,строго связанные между собой, взаимодействующие по определенным законам; их называют
органоминеральные агрегаты (ОМА).
Различают ОМА генетически предопределенные, физиогенного (кости, зубы, скорлупа яиц, раковины моллюсков и др.) и патогенного происхождения (мочевые, желчные и слюнные камни, минералы в бляшках на стенках кровеносных сосудов, мозговой песок и др.). Исследования тех и других ставят своей конечной целью выяснение механизма их образования в живых
тканях и разработку способа предупреждения минерализации либо блокирования их роста у больных с патогенезом. Известно, что в человеческом организме наиболее высоко минерализованной твердой тканью является эмаль зубов, минеральная компонента которой составляет 95—97 % ее веса; в костях она достигает 60—70 %. По данным рентгенографического анализа
она представлена апатитом, точнее, его ОН-разновидностью — Са5(РО4)3ОН.
Большое число исследований посвящено физиогенным ОМА, взятым из живого организма (животных, человека), подверженного старению, болезням, попадающего в экологически неблагоприятную среду обитания (воздействие радиации, электромагнитных полей), в профессиональные стрессовые ситуации, например, космические полеты, в результате которых происходят изменения в организме — деминерализация костей и зубов (главным образом, потеря кальция), образование дефектов.
Важным вопросом является взаимодействие минеральной и органической частей ОМА.
В физиогенных объектах изучен механизм образования ОМА, установлена ″руководящая″ роль органической составляющей, ее взаимоотношение с минеральной компонентой, которое строится по определенным законам. Установлена роль живых клеток, остеобластов, в образовании минерального вещества, выделены вырабатываемые ими ферменты-катализаторы (щелочная фосфатаза, карбоангидраза), а также найдены ингибиторы этого процесса.
Значительно меньше исследований посвящено патогенным ОМА, которые возникают в разных органах и осложняют течение некоторых распространенных заболеваний человека и животных. Большинство патогенных ОМА в человеческом организме (кроме камней в мочевой системе) состоят из апатита. Проблема патогенного обызвествления или, как ее называют
в публикациях, кальцификации (по нашему мнению правильнее говорить о фосфатизации) в живых организмах, особенно в сердечно-сосудистой системе, является самой сложной, не решенной до настоящего времени: не установлена ее природа, нет единого представления о механизме образования ОМА. К сожалению, даже кардинальное (хирургическое) лечение не избавляет людей от недуга, а лишь продляет жизнь, так как искусственные имплантанты из полимерных материалов (например, полиуретановые сердечные клапаны), биопротезы также подвержены обызвествлению. В связи с этой проблемой в ряде работ был исследован механизм образования апатита на полимерах в растворах, близких по составу к плазме крови, а также поверхностные свойства минерала.
Л.Г. Гилинская, Т.Н. Григорьева, Г.Н. Окунева, Ю.А. Власов, Исследование минеральных патогенных образований на сердечных клапанах человека, ЖСХ, т.44, №4, 2003.
https://jsc.niic.nsc.ru/category/326/?CATEG...&PAGEN_1=91
Забавно, что коронавирус не является живым существом, а является частицей. Когда эта частица попадает в клетку, тогда ее уже можно интерпретировать, как ОМА.
По этому поводу есть одна любопытная гипотеза, которая, если подтвердится, тогда всем мало не покажется.
Е.В. Ротшильд пишет, что он с коллегами попытался решить, какие процессы и свойства организмов представляют собой ту мишень, воздействие на которую факторов природной среды приводит к возникновению инфекции? Сопоставив установленные факты, пришли к выводу, что наиболее вероятные претенденты на такую роль – микроорганизмы, сожительствующие с теплокровными существами. В ответ на резкие изменения химических факторов среды они активизируют свои скрытые патогенные свойства, иначе говоря, включают синтез факторов патогенности. Согласно предлагаемой концепции, реализация способности микроорганизмов проявлять свои скрытые патогенные свойства – это ключевое событие в процессе появления инфекций под влиянием условий среды.
Другой их вывод касается оценки значения факторов, способных провоцировать инфекции, для самих микроорганизмов – возбудителей болезней теплокровных. Распространено представление, что появление и развитие инфекций стимулируют условия среды, благоприятные для жизнедеятельности микробов. Однако дефицит редких химических элементов, с которым в наших опытах было связано появление болезней, мы можем трактовать не иначе как неблагоприятный для этих существ фактор, как сигнал об опасности для их существования.
Они пришли к выводу, что провоцировать инфекции способны факторы среды, которые могут оказывать повреждающее воздействие на микроорганизмы. Не убить, но дать почувствовать опасность гибели. Это заключительное, итоговое положение концепции.
Е.В. Ротшильд, Новая концепция инфекционных заболеваний и причины недорода человечества / Инфекции в природе и нерожденные дети
http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/50045/
К этой концепции можно отнестись скептически, если бы не один эксперимент.
Выращивание кристаллов карбоната кальция производилось нетрадиционным способом (Katkova, Rakin, 1994). Источником карбонат-иона были продукты жизнедеятельности колоний бактерий видов E.coii, St.aureus, Proteus, и Klebsiella, развивающихся на углеводной и белковой средах. При избытке ионов Са2+ в геле формировались сферокристаллы, агрегаты и монокристаллы карбоната кальция (кальцита). Основные простые формы кристаллов ¬ ромбоэдр спайности {1014}, ромбоэдры {1101} и, вероятно, {3304}. Все кристаллы покрыты органической пленкой. Простая форма встречается при показателе рН геля, равном 7, а грани при рН, равном 5.
В.И. Ракин, Развитие пространственных неоднородностей в процессах минералообразования.
https://static.freereferats.ru/_avtoreferats/01000212860.pdf
Каткова В.И.. Ракин В.II. Бактериальный генезис кальцита // ВМО. 1994. №2. С.88¬94.
По ссылке можете найти еще два доклада этих же авторов.
https://geo.komisc.ru/science_results/scien...n-life2007/file

Теперь Вам ничего не мешает решить данную проблему. Будете ли Вы строить автономный замкнутый модуль для исследований или нет – ваши проблемы. Кого Вы будете приглашать для исследований – ваши проблемы. Будете создавать и отрабатывать технологии или нет – ваши проблемы. Финансирование вашего проекта тоже ваши проблемы.
Теперь все от Вас будут ждать результатов. Вы же сами напросились или вас этому не учили?
Конечно, можно бороться с распространением инфекционных заболеваний, а можно не только с инфекционными, но и с неинфекционными заболеваниями, в части их профилактики, обеспечивая необходимое качество воздуха в помещениях.
Вот, когда Вы сформулируете методику такой борьбы, тогда индустрия климата начнет бороться с этими проблемами.
Gosh
Новая тема для концептуальной дискуссии, в том числе и для индустрии климата.

По всей видимости, пора подводить итоги.

Пять лет назад, глава «Курчатовского института» М. Ковальчук выступил на заседании СФ в рамках «Времени эксперта».

https://aurora.network/articles/6-jekonomik...emeni-jeksperta

Прошло пять лет.

HYFLEXPOWER: первая в мире модель power-to-X-to-power с водородной газовой турбиной.

http://www.ecolife.ru/infos/agentstvo-ekoinnovatsijj/51583/

В Европе стартовал первый в мире проект HYFLEXPOWER по созданию демонстрационной модели power-to-X-to-power с инновационной турбиной, работающей на водороде. Проект реализуется консорциумом в составе Engie Solutions, «Сименс Нефтегаз и Энергетика», Centrax, Arttic, Германского центра авиации и космонавтики (DLR) и четырех европейских университетов при поддержке Европейской комиссии в рамках программы «Горизонт 2020» по развитию научных исследований. Реализация начнется на объекте Smurfit Kappa PRF. Эта компания специализируется на производстве бумаги из вторичного сырья и базируется в Сайа-Сюр-Вьен (Франция). Цель проекта – доказать, что водород можно производить и хранить с помощью возобновляемой энергетики и затем добавлять до 100% водорода к природному газу, который в настоящий момент используется на ТЭС. В этих целях существующая промышленная газовая турбина SGT-400 производства «Сименс» будет модернизирована так, чтобы преобразовывать накопленный водород в электрическую и тепловую энергию.
Первая в мире промышленная демонстрационная модель power-to-X-to-power
В рамках программы «Горизонт 2020» Европейская комиссия поддерживает самые инновационные исследовательские проекты, стимулируя рост в Европе. В этих целях Европейская комиссия выдает гранты по результатам конкурсной процедуры, в рамках которой HYFLEXPOWER и смог заявить о себе, несмотря на серьезную конкуренцию. В рамках проекта будет доказано, что возобновляемый водород может стать гибким решением для хранения энергии, которую можно будет в дальнейшем использовать в качестве топлива для турбины большой мощности промышленного класса. Хранение волатильной возобновляемой энергии является одной из основных проблем перехода на новые способы генерации. В этой связи участники проекта HYFLEXPOWER разрабатывают новые технологии, которые можно будет использовать на протяжение всего цикла X- to-power. Установленная демонстрационная модель будет использоваться для хранения избыточной электроэнергии из возобновляемых источников в виде «зеленого» водорода. В периоды пикового спроса накопленный водород будет использоваться для производства электроэнергии и ее дальнейшей подачи в энергосети.

Ткаченко Ю.Л., Какие технологии являются природоподобными? Новая тема для концептуальной дискуссии. Успехи современной науки, 2016, №3, Том 1.

Глобальный экологический кризис и способ его преодоления. На протяжении длительного этапа истории человечества, начиная со времён неолита и до наших дней, идёт процесс развития техносферы, в ходе которого она расширяет свою территорию и наращивает энерговооруженность. Техносфера – это искусственная среда обитания, созданная руками человека. Она строилась и сейчас строится в основном стихийно, без должного научного подхода и при отсутствии у разного рода «свободных предпринимателей» необходимых экологических знаний. Поэтому, созданная человечеством техносфера абсолютно не гармонирует с биосферой планеты, а оказывает на неё исключительно негативное воздействие. Влияние техносферы на природную среду состоит в том, что техносфера изымает из биосферы природные ресурсы и выбрасывает в биосферу твёрдые, жидкие и газообразные отходы. Изъятие для нужд техносферы большого количества биомассы (древесина и прочие растения пищевого и технического назначения, промысловые и сельскохозяйственные животные, водные организмы) и территорий, обладающих наибольшей продуктивностью биомассы, приводит к вымиранию биологических видов. В.И. Вернадский установил, что биомасса биосферы на протяжении последних 320 млн. лет, оставалась примерно постоянной величиной, равной 10 ↑14 – 10 ↑15 тонн [1]. Поэтому, изъятие биомассы в пользу одного биологического вида, в силу закона Вернадского о константности биомассы неизбежно сопровождается вымиранием прочих видов, что и наблюдается в настоящее время, так как человечество изымает из биосферы более 40% первичной продукции биомассы [2]. Сокращение видового разнообразия расшатывает биоценозы экосистем, в результате чего они деградируют и разрушаются. Ежегодно мировая промышленность производит 5,16•10↑ 12 тонн отходов [3], которые поступают в окружающую среду. Подавляющая часть промышленных отходов не имеет естественных организмов-редуцентов и не может опять включиться в планетарный круговорот вещества. Поэтому материальный поток, проходящий через техносферу, носит тупиковый характер. В силу не замкнутости техногенного потока вещества, в окружающей среде постоянно накапливаются токсичные соединения, которые образуют химические аномалии. Концентрация токсичных веществ в воздухе, воде и почве таких техногенных аномалий постоянно растет, что приводит к гибели живых организмов и разрушению экологических систем. Объемы негативных воздействий техносферы в настоящее время соизмеримы по масштабам с планетарными потоками вещества и энергии. Поэтому существование и деятельность техносферы вызвала глобальный экологический кризис. Создание техносферы нарушило сложившийся в течение миллиардов лет материальный и энергетический баланс на Земле, что привело биосферу в неустойчивое состояние. Неустойчивое состояние биосферы характеризуется быстрыми (по планетарным меркам, т.е. наблюдаемым в течение жизни одного поколения людей, ≈ 30-50 лет) негативными процессами, происходящими в окружающей среде. Такие быстропротекающие губительные процессы обычно называют экологическими проблемами. Это известные всем изменения глобального климата, озоновые дыры, загрязнение природной среды радионуклидами, сверхустойчивыми соединениями и супертоксикантами, исчезновение лесов, опустынивание земель и многое другое. Проблема глобального кризиса биосферы была осознана мировым сообществом в 70-х годах XX века. За прошедшее время накопилось уже достаточно много концепций, предлагающих различные способы преодоления мирового экологического кризиса. Если отбросить, как неприемлемые, предложения полностью отказаться от дальнейшего развития науки, техники и технологий и даже отступить назад, в доиндустриальную эпоху, позволив биосфере вернуться в прежнее устойчивое состояние, то наиболее общепринятым окажется вывод о необходимости перестройки техносферы с целью улучшения её взаимодействия с природной средой. Очевидно, что для этого техносфера должна стать похожей на биосферу по принципам построения, то есть стать «природоподобной» искус ственной средой обитания. Такую экологически грамотную техносферу можно назвать «экотехносферой». Для её создания нужны соответствующие технологии, целые группы новых технологий. В работе [4] описаны основные характеристики технологий экотехносферного строительства (ТЭТС) и природовосстанавливающих технологий (ПВТ), которые по праву можно назвать «природоподобными». Их разработкой занимается новое научное направление «Экология техносферы». Природоподобными можно считать технологии, воспроизводящие принципы средообразования биосферы. Это, в первую очередь, замкнутость материальных потоков и взаимодействие различных биологических видов в коллективном производстве пищевых ресурсов и в переработке отходов. Эти принципы обеспечиваются специальным подбором видового состава биологического сообщества (биоценоза), в результате которого возникает взаимодействие различных автотрофных, фототрофных, хемотрофных и гетеротрофных организмов. Так обеспечивается метаболизм экосистемы, включающий в себя анаболизм растенийпродуцентов, некроболизм животных-консументов и катаболизм микробов-редуцентов. Соответственно, все эти группы организмов и связи между ними должны быть реализованы в экотехносфере, которая таким образом будет представлять собой искусственную экологическую систему (ИЭС). Так же, важным принципом средообразования является гомеостаз климатических и химических параметров на заранее заданном уровне. Саморегуляция параметров среды обеспечивается сбалансированностью замкнутых круговоротов вещества, когда разность между количествами избыточного вещества, поступившего в воздушную, водную или почвенную среду в конечный промежуток времени и его распадом или выведением из соответствующей среды не превышает тысячных долей процента. Однако приведённая точка зрения не является общепринятой. Различные научные школы и организации по-разному трактуют понятие «природоподобные технологии».

Природоподобные технологии по версии ГНЦ «Курчатовский институт».

О том, что для преодоления современного экологического кризиса необходимо использовать природоподобные технологии, чтобы создать техносферу, гармонично сосуществующую с биосферой и региональными экосистемами, заявил Президент России В.В. Путин 28 сентября 2015 г. на пленарном заседании юбилейной, 70-й Генеральной Ассамблеи ООН. Однако, что следует понимать под природоподобными технологиями, В.В. Путин в своём докладе не указал.
Представление о том, что имел в виду Президент под природоподобными технологиями, можно получить из статьи [5], опубликованной сотрудниками ГНЦ «Курчатовский институт». Авторы утверждают, что природоподобными являются так называемые НБИК-технологии (нано-, био-, информационные и когнитивные науки и технологии). Рассмотрев историю развития научных знаний и техники, авторы статьи делают вывод о необходимости конвергенции некоторых избранных наук и технологий в единое целое путём отказа от слишком жёсткого дисциплинарного и отраслевого деления. Авторы утверждают, что конвергентные НБИК-технологии открывают возможность воспроизведения абсолютно всех систем и процессов живой природы, так как пользуются теми же «технологическими приемами», которыми пользуется сама Природа. НБИК-технологии, по мысли авторов, позволят создать гармоничную ноосферу (в понимании В.И. Вернадского), в которой три ее составляющие – биосфера, техносфера и общество – будут не конфликтовать, а дополнять друг друга, т.е. будут конвергентны. Рассмотрим подробнее, использует ли Природа НБИК-технологии? Действительно, можно констатировать, что в биохимических процессах, протекающих на молекулярном уровне в живых организмах, усматриваются признаки нанотехнологий — точечное манипулирование наноразмерными объектами — молекулами белков, жиров, углеводов, аминокислот, ферментов и т.п. Кодирование молекул ДНК при размножении живых клеток позволяет говорить о возможности записи и обработки информации, то есть об использовании на молекулярном уровне информационных технологий и наличии вычислительных мощностей у наследственного аппарата живых организмов. Однако, являются ли клеточные структуры нанороботами и нанокомпьютерами в современном понимании? Описывая работы, проводимые в НБИК-центре Курчатовского института, авторы указывают, что на «белковой фабрике» реализуется проект по мембранным белкам, которые запускают сигнальные каскады в клетке, благодаря чему можно повлиять на многие процессы в ней. Эти исследования позволят уже в ближайшем будущем подойти к созданию промышленных биотехнологий, биосенсорных устройств и биороботических антропоморфных систем, способных реализовывать некоторые познавательные (когнитивные) функции. Так же, по мысли авторов, электрически активные структуры на основе полупроводниковых кристаллов обеспечат информационный интерфейс между биообъектом и техническими системами и позволят созданной с помощью нанобиотехнологий структуре осуществлять важнейшие функции природоподобной системы и адекватно воспроизводить процессы живой природы. Это сделает НБИК-технологии практическим инструментом формирования качественно новой техносферы, которая станет органичной частью природы. Каким же, спрашивается, образом, если у клеток и организмов нет никаких полупроводниковых интерфейсов? Так в чём здесь скрыт подводный камень? В том, что авторы, хорошо знакомые с идеями В.И. Вернадского, пытаются направить на цели, сформулированные Вернадским, вектор технологического развития, заложенный в условиях совершенно другого мировоззрения. Понятие НБИК появилось за рубежом, а в ГНЦ «Курчатовский институт» был создан центр НБИК-технологий, чтобы копировать зарубежный опыт и быть в тренде развития западной науки. В данном контексте под наукой нужно понимать социальные институты, а не совокупность знаний. Знания едины для всего человечества, а институциализация научной деятельности различается по странам и по историческим периодам, что даёт возможность говорить, например, о современной науке Запада и (увы, в прошедшем времени) о Советской науке. Термин НБИК-конвергенция был введен в 2002 г. Михаилом Роко и Уильямом Бейнбриджем, авторами отчета [6], название которого можно перевести как «Конвергенция технологий для улучшения эксплуатационных характеристик человека: нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии и когнитивные науки». То, что НБИК-технологии задумывались исключительно для изменения природы человека, подтверждает работа [7]. К указанной ранее аббревиатуре в последнее время добавляют ещё и социогуманитарные науки, в результате чего получаются уже НБИКС-технологии. Возникает вопрос, а чем здесь могут помочь знания об уже явно устаревшем Homo Sapiens, если сейчас много говорится о возможности радикальной трансформации человека, как биологического и социального существа. Это уже не просто улучшение характеристик, а создание человека с заранее заданными свойствами. И гуманитарные науки становятся уже не совсем гуманитарными, а трансгуманитарными, в которых разрабатывается новая нравственность – трансгуманизм. Какими же свойствами будет обладать такой «зачеловек»? Кто будет определять направление «технологизации» тела и сознания человека? Очевидно, что направлять искусственное преобразование природы человека будут основоположники НБИКС-конвергенции и скорее всего, стремиться они будут к достижению известной цели современной глобальной экономической сис темы: максимизация финансовой прибыли при минимизации затрат (в том числе на воспроизводство и содержание таких «модифицированных трудовых ресурсов»). Таким образом, мы видим, что в этой сфере речь идёт исключительно о человеке, и нет ни единого слова о природной среде, экосистемах и биосфере, являющихся надорганизменными и мультивидовыми структурами. Поэтому применение НБИК-технологий для построения техносферы ведёт в концептуальный тупик. В области создания искусственной среды обитания быть в тренде Запада – значит постоянно отставать от Запада, инвестирующего в прикладные научные исследования и техносферное строительство колоссальные финансовые средства. Если мы хотим решить задачи, поставленные Вернадским, то нужно и опираться на работы, являющиеся продолжением и развитием его учения.

Взгляд на природоподобные технологии последователей В.И. Вернадского

В трудах учёных – последователей концепции В.И. Вернадского о «живом веществе» биосферы тоже разрабатываются планы преобразования современной экологически неграмотной техносферы [8]. Но для этого предлагается использовать совершенно иные способы, отличающиеся от всех известных или разрабатываемых технологий. Под «живым веществом» понимаются все химические соединения, включённые в состав живых организмов, единомоментно проживающих в биосфере. Согласно В.И. Вернадскому, живое вещество – главная геологическая сила, преобразующая поверхность планеты, которая 4 млрд. лет назад влияла и сейчас влияет на химический состав земной коры, атмосферы и гидросферы, преобразуя при этом большое количество энергии. В.И. Вернадский впервые обратил внимание на то, что живое вещество выполняет в биосфере различные целевые функции. Важнейшими функциями живого вещества являются воспроизводство биомассы и биогенная мобилизация химических элементов. Растения-продуценты преобразуют энергию Солнца, запасая её в первичной фотосинтетической биомассе, и передают её дальше по пищевым цепям к животным и микроорганизмам. Биогенная мобилизация элементов осуществляется путём формирования замкнутых круговоротов химических элементов, движущей силой которого выступает энергия живого вещества. Живое вещество эволюционирует в сторону усложнения уровня организации, увеличения объёмов синтеза первичной биомассы и ускорения круговоротов химических элементов. Таким образом, для «живого вещества», как единой системы, на первое место выходит целеполагание, а не когнитивные функции, как у отдель ных организмов. Анализируя динамику изменения параметров окружающей среды на Земле, можно предположить, что биосфера целенаправленно сокращала содержание СО2 в атмосфере, чтобы привести климатические параметры планеты к тем, которые наблюдались на начальном этапе зарождения человечества. После того, как большая часть атмосферного углекислого газа к концу Ордовикского периода Палеозойской эры (т.е. 500 млн. лет назад) была захоронена в донных отложениях Мирового Океана в виде карбонатов, климат оставался еще достаточно жарким, среднеглобальная температура достигала +26 С вследствие того, что концентрация СО2 в атмосфере была на уровне 0,4 % по объёму [9]. Появление первых наземных растений в Девонском периоде и бурный расцвет в Каменноугольном периоде голосеменной растительности на суше (хвощи, плауны, папоротники) позволили захоронить еще часть углекислого газа в земной коре в виде залежей угля, нефти и природного газа. В результате, 2 млн. лет назад, ко времени генетического обособления предков современного человека, концентрация СО2 снизилась до 0,03 % по объёму, а среднеглобальная температура на поверхности планеты опустилась до +15 С. В статье [10] указывается на генетическое единство и качественное постоянство внутренней микроэлементной структуры «биосферного вещества» (такой термин используют современные учёные, развивающие концепцию «живого вещества» В.И. Вернадского). По сути, биосферное биологическое вещество является опорным «каркасом», без которого невозможно существование жизни на Земле. Биосфера поддерживает химические и климатические параметры окружающей среды пригодными для жизни благодаря постоянной миграции атомов и молекул между живым веществом и абиотическим веществом планеты. Сформировавшееся на планете в течение 4 млрд. лет саморазвития биосферное вещество настолько своеобразно и однородно, что на его фоне заметны даже малейшие отклонения, вносимые человеческой деятельностью. Автор насчитывает 4 разновидности преобразованного вещества, которое представляет собой вещество биосферы, изменённое человеком. В прядке возрастания глубины структурных и генетических изменений первоначального природного вещества, это:
1. социально-окультуренное вещество, появившееся с развитием земледелия;
2. техногенное вещество, возникшее в результате промышленного загрязнения или обработки искусственно синтезированными химическими веществами;
3. биотехнологическое вещество, полученное в результате создания искусственных организмов на клеточном уровне;
4. генно-модифицированное вещество, полученное в результате применения методов трансгенной инженерии на молекулярном уровне.
Почему вышло так, что человечество в своём нынешнем развитии полностью игнорирует опыт эволюции Природы?
Биосфера развивалась 4 млрд. лет, преодолевая самые разные катаклизмы, а человек начал своё «творчество» всего лишь 10 тыс. лет назад, спускаясь с высоких уровней системной организации, когда использовал живые организмы в искусственном отборе и селекции, и дойдя практически до самых «низов» – до молекулярного уровня, пытаясь создать нечто совсем не похожее на то, что возникло в ходе естественных процессов. Расплатой за подобный подход, противоречащий всей логике развития биосферы, является нарушение сложившихся балансов на планете, угрожающее уничтожением не только человеку, но и большинству известных форм жизни. В.И. Вернадский представлял себе развитие человечества в XX веке совсем иначе. Он полагал, что материальный прогресс цивилизации будет происходить разумно, то есть на основе применения научных знаний во всех сферах деятельности людей. При таком подходе мировой социум преобразует биосферу в «ноосферу» (сферу разума), улучшив все её целевые функции. Человечество, вооруженное экологическими знаниями, будет способно увеличить объёмы фотосинтеза биомассы, ускорить круговороты химических элементов, смягчить климат на планете. Для этого нужно совершенствовать наши знания о природной среде. В настоящее время происходит качественный скачок в экологических знаниях, сравнимый с переходом от «анатомии» к «физиологии», когда после изучения составных компонентов экосистемы, переходят к описанию функций каждого её элемента. Этот переход осуществляется в рамках нового научного направления под названием «Функциональная экология» [11]. Например, изучение функций такого важного компонента экосистем, как почва, показало, что устойчивость функционирования всего газообмена на планете поддерживается не только анаболизмом зелёных растений, но так же и катаболизмом сообщества почвенных бактерий. Обладая этим знанием, путём подбора видов почвенного биоценоза, соответствующего составу образующихся органических отходов, возможно добиться длительного стабильного соотношения О2/СО2 в атмосфере за счёт согласованности по скорости процессов фотосинтеза биомассы и процессов гумификации отмершей биомассы. В опы тах, описанных в [12], из исходного монтмориллонитового суглинка за очень короткий по геологическим меркам срок (менее 1 года) были получены образцы практически всех видов почв мира, имеющие свою характерную окраску, путём подбора различных сообществ почвенной биоты, при использовании органических отходов одного и того же состава. Таким образом, была подтверждена возможность получения наиболее плодородной почвы, независимо от характера растительности и географической зональности региона. Причём получение такой «улучшенной» с точки зрения человека почвы возможно методом простого подбора известных природных видов почвенных микроорганизмов, без их генной модификации и применения каких-либо нанотехнологий. Детальное изучение других составляющих экосистем так же позволит наилучшим образом воспроизводить функции, необходимые для поддержания жизнедеятельности человека в новой искусственной среде обитания – экотехносфере.

Заключение.

Существование в отечественной науке двух различных точек зрения на природоподобные технологии требует запуска механизма согласования мнений. Инструментом здесь может выступить дискуссия с участием широкого круга специалистов, с обязательным участием философов и учёных-гуманитариев. Для этого нужны специально созданные дискуссионные площадки. Собственно, первой такой площадкой невольно стал журнал «Век глобализации». В №1 этого журнала за 2014 г. была опубликована указанная выше работа Е.А. Дергачёвой, выполненная в свете теории «живого вещества» В.И. Вернадского и материалы выступления директора ГНЦ «Курчатовский институт» М.В. Ковальчука на III Международном научном конгрессе «Глобалистика», посвящённом 150- летию со дня рождения В.И. Вернадского, изложенные в статье [13]. Так как дискуссионный характер вопроса о природоподобных технологиях изначально не был поставлен, то получился казус, вследствие которого читатель на стр.128 журнала может узнать, что индустриальные, нано-, био-, информационные технологии, как составные части современной техносферы, относятся к небиосферным технологиям, то есть – не являются природоподобными и не могут использоваться для построения среды обитания живых организмов, а на стр.174 этого же номера прочитать, что для преодоления системного кризиса цивилизации и выживания человечества необходимо перейти к новой парадигме развития науки на базе природоподобных конвергентных нано-, био-, инфо- и когнитивных технологий. Мнение автора настоящей статьи при участии в подобной концептуальной дискуссии, если она возникнет, состоит в том, что на основе НБИКтехнологий можно построить искусственный организм, включая человеческий, но нельзя построить среду обитания человека. То есть – это путь к дегуманизации науки, нарушению биологической целостности человека и консервации существующего мирового социально-экономического уклада, основанного на имущественном и финансовом неравенстве членов глобального социума. В природных экосистемах нет компьютеров, жестких алгоритмических программ, понятных человеку интерфейсов и 3D принтеров. Биосфере свойственно саморазвитие на основе гибкости связей и конкурентного отбора разнообразных биологических видов для выполнения определённых экосистемных функций. При этом все организмы – представители биологических видов, взаимодействующих в общей среде обитания, являются самостоятельными живыми системами, а не заранее программируемыми биороботами. Преобразовать сложившуюся техносферу возможно только путём использования живого вещества биосферы в виде специально подобранных для выполнения конкретных задач биологических видов, обладающих собственным целеполаганием и наиболее подходящих для выполнения главной функции ИЭС – поддержание жизнедеятельности человека. Для этого человек должен физиологически оставаться тем человеком, каким мы его знаем на протяжении всей истории цивилизации, а не становиться тем искусственным организмом, который можно создать с помощью НБИК-технологий. Поэтому – будущее не за отдельными «научными гениями», подобно Прокрусту придумывающими способы преобразования человека с целью «подгонки» его к крайне усложнившимся процессам современной чрезвычайно энерго- и информационно насыщенной техносферы, а за экологически грамотным поведением всех членов общества, обладающих объективной картиной окружающего мира. Только процесс совершенствования общественного сознания, накопление научных знаний человечеством в целом, и развитие экологии позволяет создать целостную систему взглядов на окружающую среду, доступную для понимания каждым человеком уже на начальных этапах воспитания и обучения. Таким образом – экологическое образование является ключевым для выживания человечества!

Литература
1. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Айрис-пресс, 2007. 576 с.
2. Данилов-Данильян В.И. и др. Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что делать? М.: МНЭПУ, 1997. 332 с.
3. Акимова Т.А., Хаскин В.В., Кузьмин А.П. Экология. Природа, техника, человек. М.: Экономика, 2007. 512 с.
4. Ткаченко Ю.Л. О дисциплине «Экология техносферы» // Безопасность жизнедеятельности. 2013. № 4. С. 42 – 46.
5. Ковальчук М.В., Нарайкин О.С., Яцишина Е.Б. Конвергенция наук и технологий – новый этап научнотехнического развития // Вопросы философии. 2013. №3. С. 3 – 11.
6. Roco M., Bainbridge W. (Etc) Converging Technologies for Improving Human Performance: Nanotechnology, Biotechnology, Information Technology and Cognitive Science. Arlington, 2004.
7. Алексеева И.Ю., Аршинов В.И., Чеклецов В.В. «Технолюди» против «постлюдей»: НБИКСреволюция и будущее человека // Вопросы философии. 2013. №3. С. 12 – 21.
8. Керженцев А.С. Бесконфликтный переход биосферы в ноосферу – разумный выход из экологического кризиса // Вестник РАН. 2008. Том 78, №6. С. 513 – 520.
9. Экология, охрана природы, экологическая безопасность. Под общ. ред. проф. А.Т. Никитина. М.: МНЭПУ, 2000. 648 с.
10. Дергачёва Е.А. Особенности глобальной техносферизации биосферы в современную эпоху // Век глобализации. 2014. №1. С. 124 – 132.
11. Керженцев А.С. Новое перспективное научное направление // Вестник РАН. 2012. Том 82, №5. С. 432 – 440.
12. Керженцев А.С. Механизм функционирования почвы и устойчивость экосистем // Вестник РАН. 2010. Том 80, №8. С. 704 – 709.
13. Ильин И.В., Розанов А.С. Глобальные исследования, новые подходы // Век глобализации. 2014. №1. С. 170 – 181.
Gosh
Не дай Вам Бог жить в эпоху перемен.
Андрей Кончаловский попросил своих друзей в Фейсбуке помочь ему в создании фильма.
- Я задумал документальный фильм-исследование, пока я назвал его для себя «Карантин по-русски». И я прошу вас стать моими соавторами, - объяснил задачу режиссер. - Друзья, мир меняется прямо на наших глазах. Уверен, потребуется время, чтобы осознать всё то, что сейчас происходит. Но было бы непростительной ошибкой не пытаться зафиксировать эти изменения.
Есть китайская поговорка (это выражение приписывают Конфуцию): не дай вам Бог жить в эпоху перемен.
Мы сегодня живем в эпоху перемен глобального масштаба – вы сами видите, что происходит в мире.
В мире еще страшнее, чем у нас в стране. Мы с вами - часть истории. Данный момент хотелось зафиксировать, чтобы потом его попытаться проанализировать. Хотелось бы понять, как мы переживаем кризис, как мы переживаем эти трудности, чему мы учимся, меняемся ли мы. Хотелось бы узнать, как каждый из вас переживает это время, когда надо маску носить и мыть руки все время [1].
Ни чего не обычного не происходит.
Как утверждают авторы статьи «Новая реальность, самоорганизация и управление будущим», в настоящее время мир находится в точке бифуркации, в ситуации выбора будущего.
Время прохождения точки бифуркации является очень ответственным, оно определяет путь будущего развития, изменить который далее будет трудно или невозможно. Однако в самой точке система, в которой происходит бифуркация, оказывается особенно восприимчивой к управляющим воздействиям: делам, стратегическим достижениям цивилизаций, государств, компаний, а иногда и отдельных людей.
Наступила новая эпоха, потребовавшая совсем других междисциплинарных подходов. Её сущность достаточно описал почти полвека назад американский социолог и философ Д. Белл: «На протяжении большой человеческой истории реальностью была природа: и в поэзии, и в воображении люди пытались соотнести своё «я» с окружающим миром. Затем реальностью стала техника, инструменты и предметы, сделанные человеком, однако получившие независимое существование вне его «я», в овеществленном мире. В настоящее время реальность является, в первую очередь, социальным миром – не природным, не вещественным, а исключительно человеческим – воспринимаемым через отражение своего “я” в других людях… Человек может быть переделан или освобождён, его поведение – запрограммировано, а сознание – изменено, ограничители прошлого исчезли вместе с концом эры природы и вещей. Но не исчезла двойственная природа самого человека – с одной стороны, убийственная агрессивность, идущая от первобытных времен и направленная на разрушение буквально всего; а с другой – поиск порядка в искусстве и в жизни, понимаемого как приведение воли в состояние гармонии». Развитие технологий, прежде всего компьютерных и телекоммуникационных, привело к тому, что количество переходит в качество. Переход из мира машин в мир людей происходит на наших глазах в виде гуманитарно-технологической революции. Если промышленная революция освободила людей от тяжелого физического труда, то цифровая революция в ближайшие десятилетия избавит людей от рутинной умственной работы. Уже сейчас в развитых странах, в отличие от индустриальной эпохи, ¾ населения оказались вне сферы управления, промышленного и сельскохозяйственного производства. Какова будет их судьба, роль и место в обществе, как они изменят реальность – образование, науку, культуру, мораль – важнейшие вопросы XXI века, которые и определят дальнейшую траекторию человечества. Будет ли у нас «общество потребления», поздний Рим, где толпы граждан, оставшихся не у дел, требовали у властей хлеба, зрелищ и очередных раздач денег? Либо это будет общество творцов, о котором мечтали мыслители прошлого, и которое преобразит наш мир? Уже созданные технологии создают возможность выбора, открывают двери в сказку. Но будет ли это светлое будущее и воплощение мечты или мрачная антиутопия, определяется тем, как будет пройдена точка бифуркации.
Авторы статьи предполагают, что одним из наиболее важных понятий XXI века станет самоорганизация. В самом деле, в индустриальную эпоху огромное внимание уделялось организации, планированию, большим многоуровневым иерархическим структурам. Однако технологическое развитие привело к стремительному росту разнообразия. Жесткое директивное планирование из единого центра в этом случае оказывается неэффективным – управляющая система не справляется с гигантскими потоками информации, которую надо учитывать в реальном масштабе времени. Подобные системы обычно оказываются «слишком медленными» и плохо приспособленными для того, чтобы выявлять и использовать новые возможности. Приходит время децентрализованных, сетевых структур [2].
Я не буду останавливаться на мрачной антиутопии новых технологий двойного назначения, на мой взгляд, с этим достаточно успешно справляется Никита Михалков [3, 4, 5].
Василий Ключевский писал: «В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много…»
На мой взгляд, данное утверждение Василия Ключевского никак не связано с национальной принадлежностью наших сограждан. Я бы причину данного утверждения связал причинно-следственной связью с системой управления страной, следствием которой являются две беды: дураки и дороги.
Вице-президент Нанотехнологического общества России, профессор Г.Г. Малинецкий в статье «Век инженеров» пишет, что инновации в российском образовании, которые осуществлялись с 1991 года, были направлены совсем не на то, чтобы «привести его в соответствии с требованиями времени», а на противоположное — на его развал. Реформ было много — гуманизация, гуманитаризация, интернетизация, информатизация, егэзация, болонизация, слияние школ с детсадами и друг с другом, ликвидация военных кафедр и прочая, прочая, прочая. И вели они в одном направлении — всё ниже, и ниже, и ниже. Происходило это благодаря злой воле «смотрящего» за российским образованием — Высшей школы экономики — или благодаря некомпетентности прожектеров из этой организации, не так важно. Пассажирам рухнувшего самолета не очень важно — стали они жертвами террориста, направившего самолет в гору, или просто пилот не справился с управлением [6].
Гуманизация, гуманитаризация, интернетизация, информатизация, егэзация, болонизация, слияние школ с детсадами и друг с другом, ликвидация военных кафедр и прочая, прочая, прочая ни как не связана с теми задачами, которые предстоит решить.
Углеродный цикл организма человека, который представляет открытую биогеохимическую систему и находится в интенсивном углеродном обмене с атмосферой с двумя значениями ПДК по СО2 в атмосфере, т.е. с первым значением, которое может привести к массовому ацидозу, а второе к шестому массовому вымиранию на планете, вынуждают в начале переходить на Зеленые Технологии, а потом на Природоподобные Технологии. Механизм такого перехода могут обеспечить инженерные сообщества.
Г.Г. Малинецкий с соавторами считают, что перед наукой и техникой XXI века стоят грандиозные задачи. В течение 15-20 лет необходимо создать и освоить новый набор жизнеобеспечивающих технологий, начиная от энергетики и получения продовольствия и кончая новым природопользованием и новыми методами согласования интересов и достижения компромиссов в обществе. К сожалению, средний уровень образования и в России, и в мире падает. Влияние науки на общество и элиты уменьшается. Серьезный кризис переживает фундаментальная наука. В частности, по мнению большинства экспертов, достижений, сравнимых по важности и масштабу с созданием теории относительности и разработкой квантовой механики не было почти век. Все меньшее внимание уделяется получению нового знания и всё большее тому, как конвертировать имеющееся в технологии. «Человечество играет с катастрофой. Общий системный коллапс является реальной возможностью»,  предупреждают авторы юбилейного доклада Римского клуба [2].
Доктор технических наук, профессор, Вице-президент Нанотехнологического общества России Г.Е.Кричевский считает, что Зеленые Технологии (ЗТ) и Природоподобные технологии (ПТ) – не одно и то же, но между ними существует тесная связь, переплетение и сильное взаимное влияние (ковергенция). Цель у той и другой технологий одна – защита, сохранение природы от разорительного влияния деятельности человека. Но инструменты для решения этой проблемы используются ЗТ и ПТ разные.
ЗТ – это такие технологии, которые не нагружают, не разрушают природу прямо и опосредовано. Эти технологии должны быть безотходными, с безвредными конечными продуктами, не потребляющими невозобновляемое сырье и источники энергии. ЗТ-это больше чем технологии, это мировоззрение (Природа прежде всего, не навредить ей в своей деятельности). Это мировоззрение должно быть у большинства населения планеты, у производителей всех уровней, у правительств у международных организаций. Пока только начало этого трудного, но жизненно необходимого движения.
ЗТ – это такие технологии, которые не нагружают, не разрушают природу прямо и опосредовано. Эти технологии должны быть безотходными, с безвредными конечными продуктами, не потребляющими невозобновляемое сырье и источники энергии. ЗТ-это больше чем технологии, это мировоззрение (Природа прежде всего, не навредить ей в своей деятельности). Это мировоззрение должно быть у большинства населения планеты, у производителей всех уровней, у правительств у международных организаций. Пока только начало этого трудного, но жизненно необходимого движения [7].
Далее мне следует перейти к рассмотрению NBICS-технологий [8], т.к. проблема обеспечения качества воздуха в помещениях связана с нанотехнологиями, биотехнологиями, информационными технологиями, когнитивными технологиями, социальными технологиями.
Как автор статьи Г.Е. Кричевский по-простому поясняет, чем занимаются специалисты каждой составляющей NBICS-технологий, то получится, с его слов, где-то так: ученый когнитивист – думает, ученый нанотехнолог – делает, ученый биотехнолог – вооружает, ученый информационщик – мониторит и контролирует, ученый социолог – обращает успехи технологий на пользу человека и общества. Конечно, все эти специалисты, а не только когнитивисты, думают, и все они, а не только нанотехнологи, делают, а все вместе они творят будущее человечества.
Но, ни один из этих специалистов не дает ответа, что делать с произведением растворимости малорастворимых соединений, которые являются константами, например, с произведением растворимости карбоната кальция, которое является основой утилизации отходов метаболизма экосистем. Эти константы образования карбонатов определяют углеродный цикл наземных экосистем, находящихся в интенсивном углеродном обмене с атмосферой, литосферой и гидросферой. Управлять процессом образования или растворения, например, карбоната кальция можно только за счет изменения концентраций ионов кальция и карбонат-иона.
А так как процесс зарождения кристаллов может происходить в дисперсных системах, тогда мы имеем два условия для их зарождения: пересыщение и разрушение дисперсной фазы с образованием полостей и микротрещин в косном веществе.
Иными словами, наряду с пересыщением, достаточным условием для зарождения кристаллов является самопроизвольное возникновение мощных напряжений с последующей релаксацией при образовании полостей и микротрещин, т.е. трещины с размером, большим критического, неустойчивы и самопроизвольно увеличивают свои размеры, что приводит к образованию макроскопических трещин и разрушению тела (эффект Ребиндера). Трещины с размером меньше критического должны стремиться уменьшить свои размеры («залечиваться») [9].
Аналогичный механизм должен работать в организме человека при образовании патогенных биоминералов, только за счет эластичных мембран клеток поры образованные мембранами клеток в плотной упаковке должны обладать свойством сжатия и растяжения.
Рубин А.Б., Биофизика, Часть третья «Биофизика мембранных процессов», Глава XV «Молекулярная организация биологических мембран».
http://library.biophys.msu.ru/rubin/2030615.PDF
Параграф 3 Термодинамика процессов формирования и устойчивости мембран.
Чуть-чуть не дошли до механизма сжатия и растяжения пор, образованные мембранами клеток в плотной упаковке. Иными словами, еще чуть-чуть и опишут преобразование потенциальной энергии упругих деформация в работу по растяжению и сжатию этих пор при изменении поверхностного натяжения.
Параграф 4 «Механические свойства мембран», раздел «Механизмы разрушения липидного слоя».
Там описывается эффект Ребиндера. Только он там называется механизмом разрушения мембран, обусловленный дефектами типа сквозных пор.
В данном случае надо учитывать, что было установлено, что поверхностное натяжение мембран крупных клеток и монослоя липидов на поверхности раздела «липид – вода» сильно отличаются. Было предположено, что низкое поверхностное натяжение клеточной мембраны обусловлено наличием белковых структур, входящих в ее состав или покрывающих мембрану. Дальнейшие исследования показали, что добавление к липидам небольшого количества белка резко снижает поверхностное натяжение [10]. Следовательно, можно ожидать, что поры образованные мембранами клеток в плотной упаковке с размером, большим критического, должны быть неустойчивыми и самопроизвольно увеличивать свои размеры, а поры с размером меньше критического должны стремиться уменьшить свои размеры. Иначе не будет выполняться достаточное условие для зарождения патогенных биминералов. Но, тогда и функциональное назначение механочувствительного канала может быть шире, чем предполагается на сегодняшний день. Канальные структуры, которые изменяют свою активность в зависимости от натяжения мембраны, называются механочувствительными. Возможно, благодаря этим каналам, пора обладает свойством сжатия и растяжения за счет перетока внеклеточной жидкости во внутриклеточную и наоборот.
Таким образом, процесс зарождения патогенных биоминералов можно отнести к нанотехнологиям.
Между тем в организме человека минералы образуют органо-минеральные агрегаты (ОМА). Известно, что на зарождение и рост минералов влияет излучение. В статье "Космические процессы и минералообразование" д.г-м.н. А.Г.Жабин отмечает, что хорошо изучены кальцитовые сталактиты (СаСО3) из пещер Зауерланда (ФРГ). Установлено, что средняя толщина нарастающего на них каждый год слоя весьма мала, всего 0,0144 мм., а общий возраст сталактита 12000 лет. Но на фоне зон, или оболочек, с годовой периодичностью на сталактитах обнаружены и более толстые зоны, которые нарастали через 10 - 11 - летние промежутки. И делает вывод, что, по-видимому, в приведённых примерах обнаруживается сложная цепь взаимосвязанных явлений, обуславливающих влияние 11-летнего цикла солнечной активности на рост минералов в поверхностном слое земной коры. Автор отмечает, что помимо годовых и 11-летних хроноритмов существуют одиночные космогенные "реперы" времени. Под ними он имеет в виду вспышки сверхновых звёзд.
Отсюда можно предположить, что ОМА могут выполнять функцию информационного канала с внешней средой. Под воздействием того или иного излучения, минерал зарождаясь или растя, приведет к перераспределению концентраций между объемом и поверхностью мембран клеток в ОМА, тем самым влияя на обмен веществ на мембранах клеток, минуя сознание человека и вызывая ответную реакцию организма на это изменение обмена веществ.
По всей видимости, ОМА можно отнести к информационным технологиям.
Процесс зарождения и рост минералов имеет самое прямое отношение к биотехнологиям.
С точки зрения д.б.н. А.С.Керженцева кристаллизация в гелях почвенного раствора и разлагающейся отмершей биомассы – вполне естественный процесс, который протекал во все периоды существования живой природы. Просто геологи слишком долго увлекались процессами разрушения горных пород и не замечали процессов их синтеза в процессе метаболизма экосистем. Разобщённость биологов и геологов затрудняла обмен знаниями, хотя многие учёные настаивали на комплексном изучении всей совокупности природных явлений. Ещё в начале ХХ в. В.В. Докучаев писал: “Необходимо иметь в виду, по возможности, всю единую, цельную и нераздельную природу, а не отрывочные её части… иначе мы… никогда не будем в состоянии учесть, что принадлежит одному, а что другому фактору”. Его ученик В.И. Вернадский развил и продолжил традицию цельного восприятия природы как объекта исследований. Об этом хорошо сказал Н.В. Тимофеев-Ресовский: “Вернадский строго и точно и, главное, количественно показал, что большинство так называемых осадочных горных пород (не вулканических, первичных горных пород, а вторичных, осадочных) являются в основном результатом жизнедеятельности живых организмов”. В.И. Вернадский поддержал смелую идею Б.Л. Личкова об участии почвы в формировании осадочных пород и рекомендовал его статью для публикации в журнале “Известия АН СССР” [12].
В данном случае речь идет о процессе утилизации отходов метаболизма экосистем биосферы [13], что подтверждается экспериментально.
Выращивание кристаллов карбоната кальция производилось нетрадиционным способом (Katkova, Rakin, 1994). Источником карбонат-иона были продукты жизнедеятельности колоний бактерий видов E.coii, St.aureus, Proteus, и Klebsiella, развивающихся на углеводной и белковой средах. При избытке ионов Са2+ в геле формировались сферокристаллы, агрегаты и монокристаллы карбоната кальция (кальцита).
А вот к когнитивным технологиям, я бы отнес проявления коллективных явлений в природе. На мой взгляд, такую попытку описать коллективные явления предпринял Л.Н. Гумилев в теории этногенеза, при этом он опирался на биогеохимическую теорию В.И. Вернадского.
Основа открытых систем и главный предмет исследований в этой области — так называемые активные броуновские частицы, т. е. частицы, у которых есть механизм преобразования энергии внешнего источника в энергию кинетического движения. Интерес к активным броуновским частицам связан с тем, что эта модель выглядит универсальной, например, она хорошо описывает поведение частиц в коллоидах, но также пригодна для описания живых организмов — колоний бактерий, косяков рыб, стай птиц и т. п.
Активные броуновские частицы демонстрируют так называемые коллективные явления, явления самоорганизации: они движутся не хаотично, образуют разнообразные структуры. Примеры из живого мира — образование всевозможных вихрей, подобно уже упомянутым косякам рыб, которые закручиваются в определенном направлении и создают очень впечатляющую картину. Есть примеры соответствующего поведения и у бактериальных культур, ну, а в физике такая самоорганизация рассматривается как неравновесный фазовый переход [16].
Известно, что химический состав и концентрации во внеклеточной жидкости зависит, в том числе, от химического состава и концентраций воздуха, которым дышит человек. Поэтому, как только специалисты по климатизации зданий приступят к решению проблем «синдрома больного здания», т.е. приступят к формированию NBICS-технологий для решения проблем «синдрома больного здания», вот тогда они полностью перекроят весь климатический рынок.
Это тот случай, когда стартовые условия для реализации своего творческого потенциала, как академика, так и студента одинаковые, но преимущество имеют амбициозные студенты, у которых багаж, тех или иных догм, минимален.
Академик В.А. Легасов считал, что: «…в прикладной науке теперь нужен не столько специалист по предмету, сколько специалист по проблеме, т.е. «технологический» специалист… Образование должно стать настолько фундаментальным, чтобы выпускник мог спокойно ориентироваться в любой специальной области знания, которой коснулся по работе… Выход вижу в предпочтении вузами базовых, общих дисциплин – физики, химии, математики, обязательно экономики. И во введении связывающих курсов по общечеловеческим проблемам».
Академик Валерий Алексеевич Легасов. http://www.chem.msu.ru/rus/history/acad/legasov.html
Но, студенты и молодые специалисты должны рассчитывать только на свои силы, т.к. никто для них не будет создавать условий для плодотворной работы. Специфика работы на климатическом рынке позволяет работать и в таких условиях.
Г.Г. Малинецкий в статье «Отсталость – главная угроза России» пишет:
Куда идет мир России? Какой должна стать наша цивилизация через 30 лет? Какими мы видим роль и миссию России в мире в обозримой перспективе? Нет ответа. И это важный фактор, приводящий к отставанию. Ведь для корабля, порт назначения которого неизвестен, нет попутного ветра. У студентов нет мечты, у госаппарата – четкого целеполагания, у народа – ясного видения перспектив, нашей «мягкой силе» не на что опираться. Без этого нельзя разрабатывать стратегии и планировать, что совершенно необходимо при ограниченных ресурсах. Заметим, что и стратегия, и долговременный прогноз есть в быстро и успешно развивающихся странах – в Китае, Японии, Южной Корее, США. На стыке долговременного прогноза, образа желаемого будущего, смыслов и ценностей находится идеология. Ни одна цивилизация жить без идеологии, определяющей её путь будущее, не может. Отказываясь иметь свою, она вынуждена принимать чужую, не слишком для неё подходящую. В этом случае на прорыв надеяться не приходится. Подчеркнем, что вопрос должен решаться не бюрократически, а по существу. И ответ на него должен быть понят и принят и элитами, и народом. У нас есть закон «О стратегическом планировании», который, судя по его тексту, исполнен быть не может. В Совете безопасности РФ сейчас более 57 тысяч документов, посвященных стратегическому планированию, и более 80 национальных стратегий, никак не согласованных между собой. Как выражался в подобных случаях классик, – по форме все верно, а по существу – издевательство. Бумаг много, а толку нет, и отставание остается в настоящем продолженном времени. В настоящее время происходит гуманитарно-технологическая революция, переводящая человечество из мира техники в мир людей. На первый план выходит человек-творец и технологии – гуманитарные, управленческие, военные, производственные, – которые он сможет предложить. Этот фактор приобретает стратегическое значение. Именно он и позволяет преодолевать отставание. В такой ситуации хотелось бы опираться на науку… Но на какую? Прикладная в основной своей части разрушена ещё в 1990-е, и о её восстановлении руководство пока и речи не ведет. Опытно-конструкторские разработки, которые, по идее, должны были бы вести крупные высокотехнологичные компании, практически не ведутся. Прежде всего, из-за отсутствия таких компаний в России – капитализм-то у нас получился сырьевой… Для стратегических прогнозов бы очень подошла Академия наук РАН. Однако в 2013 году у неё отобрали научно-исследовательские институты, превратив её в клуб заслуженных ученых. И ещё вишенка на торте – по уставу, утвержденному правительством, РАН не является научной организацией, а значит, не может получать деньги на исследования. Но может быть, молодёжь всё вытянет? И тут облом. По системе международных сравнений PISA, оценивающей способности среднего школьника в возрасте 15 лет применять полученные знания? В 2015-2016 году наши ребята находились на 25 месте по математике и на 32 по естественным наука. Реформы дали ожидаемый результат. Говоря языком шахматистов, у нас мало активных фигур на доске, а остальные сильно отстают в развитии. Чтобы избежать поражения и преодолеть это отставание нужны быстрые, решительные, неожиданные действия. Надеюсь, мы их скоро увидим [17].
Литература:
1. Андрей Кончаловский: «Я очень редко мыл руки до сегодняшнего времени. А сейчас приходится». https://www.komi.kp.ru/daily/27107/4183095/
2. Ахромеева Т.С. , Малинецкий Г.Г. , Посашков С.А., Новая реальность, самоорганизация и управление будущим, Научно-просветительский журнал «НБИКС-Наука.Технологии» , №9, 2019(3). http://nbiks-nt.ru/wp-content/uploads/2020/01/NBIKS-NT-9.pdf
3. Снятый с эфира выпуск БесогонTV «У кого в кармане государство?». https://www.youtube.com/watch?v=MEtaaNNuVCI
4. БесогонTV «Без цензуры и изъятий: Познер, поп Гапон и Гуси-Лебеди». https://www.youtube.com/watch?v=tBzQS1wf_RE
5. БесогонTV «Ich/Wir Besogon». https://www.youtube.com/channel/UCiwIy5q59aD-Nph5f-Zvp2A
6. Малинецкий Г.Г. , Век инженеров, Научно-просветительский журнал «НБИКС-Наука.Технологии» , №9, 2019(3). http://nbiks-nt.ru/wp-content/uploads/2020/01/NBIKS-NT-9.pdf
7. Кричевский Г.Е., Экология и «Зеленые технологии». Как сдержать превращение биосферы в техносферу?, Научно-просветительский журнал «НБИКС-Наука.Технологии» , №8, 2019(3). http://nbiks-nt.ru/wp-content/uploads/2019/10/NBIKS-NT-8.pdf
8. Кричевский Г.Е., Введение в НБИКС-технологии, , Научно-просветительский журнал «НБИКС-Наука.Технологии» , №1, 2017(3).
9. Щукин Е.Д., Перцов А.В., Амелина Е.А. Коллоидная химия. М., 1982.
10. Фундаментальная и клиническая физиология: Учебник для студ. высш. Учеб. Заведений/ Под ред. А.Г.Камкина и А.А.Каменского. – М.: Издательский центр «Академия», 2004.- 1072с.
11. Жабин А.Г., Космические процессы и минералообразование. http://mindraw.web.ru/bibl13.htm
12. А.С.Керженцев, Преобразующая роль биоты., ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 87, № 6, 2017.
13. А.С.Керженцев, «Изобретения» эволюции на уровне экосистем». http://functecology.ucoz.ru/blog/izobreten...em/2016-02-19-9
14. Ракин В.И., Развитие пространственных неоднородностей в процессах минералообразования. https://static.freereferats.ru/_avtoreferats/01000212860.pdf
15. Каткова В.И.. Ракин В.И. Бактериальный генезис кальцита // ВМО. 1994. №2. С.88¬94.
16. Петров О.Ф., От активных броуновских частиц — к бионефти и нанороботам.
https://trv-science.ru/2019/02/26/ot-aktivn...-i-nanorobotam/
17. Малинецкий Г.Г. , Отсталость – главная угроза России», Научно-просветительский журнал «НБИКС-Наука.Технологии» , №8, 2019(3).
Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.



инж323
"Г.Г. Малинецкий в статье «Отсталость – главная угроза России» пишет:
Куда идет мир России? Какой должна стать наша цивилизация через 30 лет? Какими мы видим роль и миссию России в мире в обозримой перспективе? Нет ответа"
так и зачем тогда тут его мнение в вопросе? У него нет ответа, тетя Надя у меня в подъезде тоже не имеет ответа, правда он ей и не нужен. А муссировать на разныелады, "ах, Россия отстает"- а в чем отстает? В том, что где то там востребованное вынужденно изучают и пробуют за счет этого как то заработать и решить какие то свои проблемы(свои, а не наши) и мы то зачем в том будем "не отставать"? Нам вообще это надо?
Что то вы несвязные тексты публикуете,равно и предыдущий пост- ну и как насчет связи всейвашей "портянки в многобукв" с индустрией климата? что там? каковы биотехнологические процессы при конденсации влаги из воздуха? И как эти процессы рассматривает какой нибудь режиссер или танцор? Может вопросы изменения давления конденсации в замкнутых системах фреоновых рассмотреть? Не подскажете, как на это смотрит группа "руки вверх" или общество билетеров Большого театра?
Пространные простыни ни о чем не имеют даже шансов на обсуждение на форуме АВОКа, как и загадочное ООО "КОЛА" не печатало трудов по индустрии климата или процессов обработки воздуха.Нет тут коммерческого развития, не может его быть и не должно.Не выясняли, кстати, как действующие командиры подводных лодок или операторы АЭС относятся к низкой ЕБИДТа таких проектов, очень познавательно у них все это выяснить?
Gosh
Субъектность биосферы.

Любопытно, как с субъектностью биосферы будут бороться специалисты по климатизации зданий, решая проблему «синдрома больного здания» и обеспечивая приемлемое качества воздуха в помещениях? Традиционными техническими средствами, например, изменением давления конденсации в замкнутых системах фреоновых контурах, данные проблемы не имеют решения.
Что и подчеркивает академик Н.Н. Моисеев в дискуссии с В.И. Даниловым-Данильяном:
«В своей статье В.И. Данилов-Данильян говорит о грядущих экологических трудностях (экологическом кризисе). И здесь я полностью согласен с его основными утверждениями. Многие подобные соображения и я не раз высказывал и публиковал. И главное из них - невозможность, принципиальная невозможность преодолеть кризис чисто техническими средствами. Необходимо качественно изменить антропогенную нагрузку на биосферу. А значит перестроить само общество» [1].
Историческая эпоха «паровой машины» завершена, а вместе с ней в небытие уходят многие специальности. Новая историческая эпоха научно-технологического прогресса требует специалистов нового качественного уровня.
По этому поводу О.Л. Фиговский пишет, что изобретательство в новой науке отличается от изобретательства в технике тем, что изобретаются нематериальные инструменты познания -понятия, принципы, законы. Современному изобретателю новой техники, желающему максимально расширить свой арсенал, необходимы серьезные научные знания, без которых обходились изобретатели колеса, паровой машины и мышеловки.
О.Л. Фиговский считает, что разработка инновационных продуктов представляет собой подготовку и осуществление инновационных изменений и состоит из взаимосвязанных фаз, образующих единое целое. Инновационный процесс связан с созданием, освоением и распространением инноваций. Он представляет собой объединённую общей целью инновационную деятельность какого-либо субъекта экономики. Эта деятельность направлена на реализацию законченных научных исследований и инженерных разработок в виде нового или существенно усовершенствованного и реализуемого на рынке продукта. Результатами инновационной деятельности являются также новые или видоизменённые технологические процессы, используемые в практической деятельности, а также связанные с этими изменениями дополнительные научные исследования и разработки. Инновационный инжиниринг основан на системном, целенаправленном и согласованном взаимодействии всех участников инновационного процесса на исполнительском уровне. Однако при реализации инновационной стадии жизненного цикла технической системы центральной фигурой инновационной деятельности является инновационный инженер. Инновационным инженером осуществляется решение задач по созданию функциональной модели (структурно-функционального образа) будущей инновации и её прототипа [2].
Вся нижеизложенная информация будет предназначена для инновационных инженеров.

Любая проблема многогранна, а любой человек, со своей колокольни, может разглядеть только одну грань этой проблемы. Если человек профессионально занимается решением проблем, тогда ему посильно разглядеть всего несколько граней, но для принятия тех или иных решений, ему этой информации не достаточно. Данное ограничение вынуждает получать дополнительную информацию от других людей. Иными словами, дополнительную информацию о проблеме можно получить только от других специалистов.
Например, мой сосед по даче никогда не был склонен к философствованию, но однажды пожаловался на своих знакомых, которым сказал, что после шестидесяти жить осталось два понедельника, а они на него обиделись.
Я считаю, что мой сосед правильно сформулировал свою философскую мысль, из которой сразу напрашивается вывод, что в таком возрасте человеку уже терять нечего. На основании этого вывода напрашивается вопрос: «А, в каком возрасте находится человечество, если его возраст сравнивать с возрастом человека?»
По всей видимости, в возрасте 60+. Тогда человечеству уже терять нечего, если оно не начнет заниматься воспроизводством себя на совершенно других ценностях.
Чтобы не терять ценности информации, отделим информацию от носителя этой информации. Лично к В.В. Путину у меня претензий нет. У меня претензии к специалисту, который занимает должность Президента РФ и является руководителем системы управления страной, тем более эта должность выборная, а на этой должности можно не только «рулить» куда попадя, но и вовсе не «рулить». Внятной стратегии развития нашей страной, как не было, так до сих пор нет. Возможно, что и не будет.
Президент РФ провёл в режиме видеоконференции совещание по вопросам формирования федерального бюджета на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов.
Он отметил, что эпидемия коронавируса и связанные с ней вынужденные ограничения в буквальном смысле заморозили глобальную экономику. В большинстве стран остановились многие производства, стройки, упали обороты торговли и сферы услуг. До критического уровня кое где выросла и безработица.
Для нас важен вывод, который сделал Президент РФ, как руководитель системы управления страной:
«Ситуация потребовала от нас оперативных мер. Нужно было, безусловно, подставить плечо отдельным отраслям экономики, предприятиям, бизнесу в целом, работникам предприятий и организаций, пройти этот сложный, кризисный этап, сохранить доходы российских семей.
Конечно, объективно все проблемы решить было нельзя. Глубина кризиса оказалась очень серьёзной, а его негативные последствия – ощутимыми для граждан.
И потому столь важно, что благодаря в прежние годы проводимой ответственной бюджетной, денежно кредитной политике, накопленным в предыдущие годы резервам у нас была возможность для принятия своевременных и точечных решений. Я хочу это подчеркнуть: именно точечных. Судя по всему, мы в нужные точки всё таки попали, не без проблем, не без срывов, но всё таки в нужные точки попали, включая прямые выплаты семьям с детьми, увеличение пособий по безработице, списание налоговых платежей, размещение дополнительных заказов для предприятий ключевых отраслей и целый ряд других мер» [3].
По своей сути, Президент РФ, как специалист по управлению страной признал, что система управления, под его руководством, действовала по старинке и на «авось».
Данные решения были сиюминутные, но тогда какие решения будет принимать Президент РФ при появлении очередного нового вируса, который будет еще более опасен для людей, чем нынешний? Последние события с пандемией коронавируса очень напоминают отладку механизма регулирования со стороны биосферы численностью человечества, которое, на сегодняшний день, представляет основную угрозу для ее существования.
Академик В.А. Легасов считал, что примерно до начала 80-х годов XX века во всех странах мира политика защиты человека и окружающей среды от техногенных факторов была ориентирована на обеспечение «абсолютной» безопасности.
Любой техногенный риск, опасность рассматривались как чрезмерные, их требовалось исключить, свести риск к «нулевому» значению. Предполагалось, что воздействие на организм человека, обусловленное химическим и радиационным загрязнением окружающей среды, имеет пороговый характер - биологический эффект проявляется только в случае превышения ПДК, поведение технических систем предсказуемо, аварии на промышленных объектах можно предотвратить, исключить.
Если «защищен человек, как наиболее чувствительный к опасностям объект в биосфере, то защищена и природная среда». Требование «абсолютной» безопасности предполагало создание абсолютно безопасных технологий, существование соответствующего законодательства в промышленности, обеспечение её различными фильтрами, скрубберами, инженерными противоаварийными средствами, принятие организационных мер, исключающих аварии, ситуации, приводящие к превышению ПДК, ПДВ, «максимальным проектным авариям» (МПА). Система повышения безопасности имела инженерный характер, решения принимались на основе здравого смысла. Стандарты и нормы безопасности часто устанавливались под влиянием обстоятельств, накопленного опыта, из соображений какого-либо ведомства и обретали силу закона. Все это было известно как техника безопасности.
Не было научной методологии оценки риска, данных мониторинга состояния окружающей среды и полученных методом математического моделирования оценок её изменения в будущем.
Для локальных опасностей временного характера был вполне приемлем принцип «реагировать и выправлять».
В период пандемии система управления действовала по принципу «реагировать и выправлять».
Между тем, как отмечает академик В.А. Легасов, изменение масштаба хозяйственной деятельности, разрастание промышленной инфраструктуры, увеличение энергонасыщенности техносферы, повышение единичной мощности промышленных объектов, исчерпание возможностей к самоочистке некоторых экосистем доказало неадекватность существующей политики безопасности угрожающим свойствам техносферы. Опровергнута правильность постулата о «пороговом» характере воздействия факторов опасности на человека и среду его обитания.
Если я правильно понимаю, то для системы управления принцип «реагировать и выправлять» в дальнейшем будет основным в их деятельности?
Академик В.А. Легасов в концепции безопасности «Дамоклов меч» еще 30 лет назад давал рекомендации:
« Необходимо сформулировать новые критерии безопасности и иметь современную методологию ее обеспечения, отказаться от монополии секретности, от сиюминутных решений. Совершенствование техносферы должно обеспечить комфортное безопасное процветание людей. Безопасность - защищенность человека и биосферы от вредных воздействий техносферы, опасных последствий антропогенной деятельности. Наиболее актуальна задача создания технологий на новых принципах, если возможно, с внутренне присущей им безопасностью, способных уменьшить последствия ошибочных действий человека».
Далее разделение информации, и ее носителя, я дополню голографическим принципом записи и восстановления информации. Мне такие действия необходимы для того чтобы разрозненную информацию собрать вместе и на основании этого попытаться ее из двухмерного пространства восстановить в трехмерном, т.е. получить полноценную картину в трехмерном пространстве. Иными словами, такой метод позволяет переходить из нематериального мира к материальному.
Условно этот принцип можно объяснить на примере инсталляции художницы Мона Хатум, которая называется «Мягкий приговор».
Если вас с завязанными глазами завести в помещение, где она выставлена и вас, поставить спиной к инсталляции, тогда перед вами будет стена. После того, как с вас снимут повязку и спросят, что вы видите на стене, вы ответите, что на ней в хаотическом порядке двигаются и изгибаются темные полосы. Тогда вам скажут, что это информация о неких процессах, которые происходят за вашей спиной, и попросят по этим полосам, расшифровать данную информацию и описать те процессы, которые происходят за вашей спиной. Очевидно, что вам не удастся это сделать. Вы оборачиваетесь, т.е. вы информацию, которая записана в двухмерном пространстве, восстанавливаете уже в трехмерном пространстве. Вы видите трехстороннюю выгородку из проволочно-сетчатых ящиков с движущейся электрической лампой посередине.
По этой причине мне не хотелось бы попасть в ловушку, когда специалисты «видят» хаотичное движение и изгибы информационных полос, а так как не могут не только расшифровать эту информацию, но и восстановить в трехмерном пространстве, поэтому интерпретируют эту картину так, как хотят ее видеть. Я считаю, что такой подход является основой русофобии.
Швейцарский журналист и политолог Ги Меттан проводит аналогию между русофобией и антисемитизмом:
«Русофобия является феноменом коллективной психологии, психопатией, подпитывающейся за счет тенденциозной интерпретации фактов и ситуаций таким образом, чтобы, в конечном счете, выставить россиян или их лидера, в данном случае — Владимира Путина, ответственными. Как и антисемитизм, русофобия не является явлением переходного периода, связанного с конкретными историческими событиями. Она, как и враждебное отношение к евреям, приобретает разные формы в результате своей трансформации в зависимости от контекста и страны. Она не является результатом заговора, так как формируется и открыто распространяется прессой и, в большей степени, СМИ» [4]

По своей сути, жизнь относительна. Человек, семья, общество, биологический вид в тех или иных ситуациях могут выступать, как субъектами, так и объектами различных событий.
Субъект в философии — носитель действия, тот, кто (или то, что) познаёт, мыслит или действует, в отличие от объекта (как того, на что направлены мысль или действие субъекта) [5].
Объект — философская категория, выражающая нечто, на что направлена практическая или познавательная деятельность субъекта (наблюдателя). Это нечто может существовать как в реальной действительности, так и в вымышленном мире; а объектом может быть и сам субъект [6].
Вот только любой биологический вид по отношению к биосфере всегда является объектом, а биосфера для любого биологического вида всегда является субъектом. На мой взгляд, данное утверждение позволяет биосфере быть достаточно устойчивой к различным флуктуациям факторов внешней среды. Это человек желает быть «царем природы», т.е. быть субъектом по отношению к биосфере, поэтому всю историю существования человечества, он раз за разом получает все более серьезные экологические кризисы со стороны биосферы.
Более подробно данную проблему рассматривает философ А.Г. Дугин. Он считает, что наука Нового времени зашла в тупик и рассуждает о том, куда должна двигаться современная наука [7].
Я считаю, что данная проблема является фундаментальной и, если ее не решить, то человечество так и останется в возрасте 60+, которому осталось жить два понедельника.
А.Г. Дугин считает, что когда мы приписываем материи статус бытия, мы создаем научный миф о том, что вещи существуют вне нас. Они имеют свои собственные закономерности, которые не зависят от нашего созерцания. Мы окружающий мир вбрасываем в материю, как бы выбрасываем в мусорное ведро. Он считает, что с этого момента начинается экологический геноцид мира. Мы сделали окружающую среду материальной, самостоятельной, а уже потом начали ее отравлять. Иными словами, природу вытолкали в материю и тогда начали ее гадить, а сейчас заканчиваем этот процесс. Кроме этого он считает, что как только мы воспринимаем природу как нечто материальное, мы сразу отказываем ей вправе соучаствовать в субъектности.
Мне не понятно, почему биосфера должна иметь право соучаствовать в субъектности? Это человек лишен права быть субъектом по отношению к биосфере. Человек не может повлиять на процесс адаптации биосферы к изменениям окружающей среды. У людей есть только обязанность - стать жертвой такой адаптации.
Доктор биологических наук А.С. Керженцев считал, что идеальная картина гомеостаза биосферы стала нарушаться с появлением человека – биологического вида, сумевшего нарушить закон природы, ограничивающий рост численности всех популяций. Он довел численность населения и его потребности до предела возможностей биосферы и вынудил биоту адаптироваться к новым для нее антропогенным факторам.
Поэтому следующий этап эволюции биосферы должен быть связан с преодолением природой антропогенных факторов. Какие формы кооперации или конфронтации с человеком выберет природа, сказать трудно. Она вполне может избавиться от агрессии вида монополиста с помощью эпидемий, экзотических болезней, природных и техногенных катастроф, и таким образом устранить угрозу полного уничтожения человеком с его мощным военным и техническим арсеналом.
После избавления от вида-агрессора природа восстановит нарушенный гомеостаз биосферы и продолжит заторможенный человеком процесс эволюции по законам, которые устоялись в течение миллиардов лет. Исчезнут выведенные человеком породы скота, сорта культурных растений, не способные существовать без участия человека. Среда обитания очистится от токсикантов, а нарушенный человеком гомеостаз биосферы вернется на исходный уровень [8].
Как отмечал академик Н.Н. Моисеев одной из первых катастроф, ныне уже достаточно хорошо понятых, была связана с ликвидацией прокариотной биосферы. Прокариоты, освоившие фотосинтез, стали производить кислород, смертельно опасный для прокариотов. В результате структура биосферы изменилась и установилось главенство эукариотов, обладавших кислородным дыханием.
Академик Н.Н. Моисеев пишет, что:
«Биосфера представляет собой грандиозную нелинейную систему. Однако до сих пор основное внимание исследователей уделялось изучению отдельных фрагментов этой системы. Я бы позволил себе сказать более жестко: в центре внимания исследователей были прежде всего многочисленные механизмы отрицательной обратной связи. И нетрудно понять, почему именно к ним было приковано внимание исследователей. В самом деле, наиболее концептуально интересен вопрос о стабильности биосферы, ее способности реагировать на внешние возмущения так, чтобы они не выводили ее из состояния установившегося квазиравновесия. Я думаю, что для любого ученого, изучающего биосферу как самостоятельный объект, наиболее интересен вопрос справедливости принципа Ле Шателье. И в этом плане, как мне кажется, в последние десятилетия получены результаты первостепенной важности, которые показали удивительные способности биоты противостоять внешним возмущениям. Однако лишь в определенных пределах, которые еще придется установить [1]».
В данном случае, для ученого, изучающего биосферу, она является объектом.
На мой взгляд, такая способность биоты учтена в концепции инфекционных заболеваний и причинах недорода человечества, о которых написал д.б.н. Е. В.Ротшильд:
«Нам удалось доказать, что в природе появление инфекций у теплокровных существ зависит от влияния на них экологических факторов их внешней и внутренней сред. Эта закономерность служит основой предлагаемой новой концепции инфекционных заболеваний.
Мы с коллегами попытались решить, какие процессы и свойства организмов представляют собой ту мишень, воздействие на которую факторов природной среды приводит к возникновению инфекции? Сопоставив установленные факты, пришли к выводу, что наиболее вероятные претенденты на такую роль – микроорганизмы, сожительствующие с теплокровными существами. В ответ на резкие изменения химических факторов среды они активизируют свои скрытые патогенные свойства, иначе говоря, включают синтез факторов патогенности. Согласно предлагаемой концепции, реализация способности микроорганизмов проявлять свои скрытые патогенные свойства – это ключевое событие в процессе появления инфекций под влиянием условий среды.
Другой наш вывод касается оценки значения факторов, способных провоцировать инфекции, для самих микроорганизмов – возбудителей болезней теплокровных. Распространено представление, что появление и развитие инфекций стимулируют условия среды, благоприятные для жизнедеятельности микробов. Однако дефицит редких химических элементов, с которым в наших опытах было связано появление болезней, мы можем трактовать не иначе как неблагоприятный для этих существ фактор, как сигнал об опасности для их существования.
Мы приходим к выводу, что провоцировать инфекции способны факторы среды, которые могут оказывать повреждающее воздействие на микроорганизмы. Не убить, но дать почувствовать опасность гибели. Это заключительное, итоговое положение концепции» [9].
Очень похоже, что для борьбы с эффектом голодного бунта, когда у микробов отнимают необходимые им пищевые ресурсы, в ответ они начинают бунтовать – синтезируют свои микробные яды, чтобы подавить возможных конкурентов или агрессоров в микробном сообществе, скоро никаких бюджетных средств не хватит.
Способностью биоты противостоять внешним возмущениям в определенных пределах, которые еще придется установить, обладают и биоценозы.
Организм человека может функционировать в интервале кислотности крови от рН=6,8 до рН=8,0. Учитывая, что при растворимости углекислого газа в крови образуется угольная кислота, которая при диссоциации может приводить к изменению кислотности крови, по этой причине организм человека может функционировать строго при определенном интервале концентрации СО2 в атмосфере.
Если изменения климата, новые инфекционные заболевания могут привести только к существенному снижению численности биологического вида, то выход за интервал концентрации СО2 в атмосфере может привести к очередному массовому вымиранию на планете. По всей видимости, борьба биосферы с агрессором в виде человечества начинает переходить в активную фазу.
Как отмечает академик Н.Н. Моисеев, любая сложная саморазвивающаяся система всегда обладает неким набором механизмов, некоторые из которых играют роль положительных, а другие - отрицательных обратных связей. Первые отвечают за развитие системы, рост ее сложности и разнообразие элементов. Вторые - за стабильность (гомеостаз) системы и сохранение уже существующего квазиравновесия. Разделение этих механизмов весьма условно. Однако оно дает качественное представление о характере функционирования сложной развивающейся системы. В настоящее время наибольшее внимание привлекает изучение механизмов отрицательной обратной связи, что, на его взгляд, достаточно естественно, поскольку человек живет в определенных условиях, к которым он адаптировался. И смена этих условий может оказаться трагичной. Но изучение отдельных механизмов, даже в их сочетании, еще недостаточно для построения теории развития биосферы. А без такой теории говорить о стратегии человечества во взаимоотношениях с биосферой очень трудно и опасно.
Дело в том, что биосфера - система существенно нелинейная, и она даже без активных внешних воздействий способна к кардинальным перестройкам своей структуры. И теория развития биосферы не может считаться полноценной, если не изучено множество ее бифуркационных состояний, условий перехода из одного состояния в другое и структура аттракторов, то есть окрестностей более или менее стабильных состояний.
По этой причине, т.е. недостатка информации и новых знаний, воспользоваться голографическим принципом записи и восстановления информации нет возможности, а инновационным инженерам в таких условиях придется решать не только проблему «синдрома больного здания», но и обеспечивать качество воздуха в помещениях.
Мои публикации можно найти здесь:
https://engstroy.spbstu.ru/author/7643/

Литература:
1. Моисеев Н.Н., Коэволюция природы и общества. Пути ноосферогенеза, Журнал «Экология и жизнь», 1997, № 2-3.
http://www.veinik.ru/science/biolog/article/562.html
2. Фиговский О.Л., Инновационный инжиниринг путь к реализации оригинальных идей и прорывных технологий.
https://cyberleninka.ru/article/n/innovatsi...vnyh-tehnologiy
3. Стенограмма выступления Путина на совещании по федеральному бюджету
http://prezident.org/tekst/stenogramma-vys...16-07-2020.html
4. https://ru.wikipedia.org/wiki/Русофобия
5. https://ru.wikipedia.org/wiki/Субъект
6. https://ru.wikipedia.org/wiki/Объект
7. Дугин А.Г., Наука пытается вырваться из чёрной дыры материализма.
https://dentv.ru/programs/nauka/nauka-pytae...andr-dugin.html
8. Керженцев А.С., Особенности современной эволюции биосферы.
https://functecology.ucoz.ru/blog/osobennos...ry/2014-05-29-6
9. Ротшильд Е.В., Новая концепция инфекционных заболеваний и причины недорода человечества / Инфекции в природе и нерожденные дети. http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/50045/

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.
Gosh
Субъектность биосферы (продолжение).

Есть мнение, что бороться с субъектностью биосферы специалисты по климатизации зданий не будут. Да и многие большие специалисты тоже, ведь нельзя бороться с тем, кого ты считаешь несуществующим. А Субъектность биосферы не признают многие. Даже крупные учёные, например В.Ф. Левченко. автор книги «Эволюция биосферы». Субъектом биосферы в определённых кругах считается ноосфера. но не в понимании В.И. Вернадского. А как общепланетарный Разум.

Тогда с глубокой удовлетворенностью можно констатировать, что парадокс Ферми имеет место: с одной стороны, выдвигаются многочисленные аргументы за то, что во Вселенной должно существовать значительное количество технологически развитых цивилизаций. С другой стороны, отсутствуют какие-либо наблюдения, которые бы это подтверждали. Ситуация является парадоксальной и приводит к выводу, что или наше понимание природы, или наши наблюдения неполны и ошибочны.
Я остановлюсь только на гипотезе самоуничтожения.
Гипотеза, которая заключается в том, что цивилизация достаточно быстро (в течение нескольких веков после открытия радиоволн) открывает простой способ получения опасных предметов (вроде неких бомб, способных уничтожить всю зону обитания), чем успевают воспользоваться некоторые её представители, или получение (в лабораториях) опасных бактерий, которые легко распространяются по всей планете, и являются причиной смертельной болезни, которая проявляет себя настолько поздно, что после обнаружения у цивилизации не остаётся времени на поиск лекарства.
Такой вариант событий возможен, но получение опасных бактерий не приводит к полному уничтожению биологического вида.
Использование ядерного оружия может привести к таким изменениям в биосфере, что она перейдя через точку бифуркации уничтожит не только вид-агрессора. На мой взгляд, вероятность развития таких событий маловероятно до определенного уровня, после чего вероятность будет возрастать. Данный определенный уровень, по всей видимости, задается хозяйственной деятельность людей и уровнем развития существующей техносферы. Иными словами, причиной является концентрационный дисбаланс в биосферы, вызванный хозяйственной деятельностью человека и уровнем развития существующей техносферы, т.е. нарушением первого биогеохимического принципа В.И. Вернадского, который гласит, что биогенная миграция химических элементов всегда стремится к максимальному значению, но с сохранением постоянной химической основы эволюционных процессов органического мира.
Вовлекая неорганическое вещество в биотический круговорот, живое способно со временем проникать в ранее недоступные области и увеличивать перерабатывающую активность. Освоение новых областей осуществляется за счет увеличения разнообразия форм живых организмов.

Давайте попробуем разобраться в проблеме, выходя за рамки своей компетенции.

Биосфера - термин, введенный в науку В. И. Вернадским, означает одну из оболочек Земли, включающую в себя кроме совокупности живых организмов все плоды их былой жизнедеятельности: почвы, осадочные породы, свободный кислород атмосферы.

На мой взгляд, А.С. Керженцев, с позиций функциональной экологии, несколько пояснил понятие первого биогеохимического принципа В.И.Вернадского:
«Пока никого не беспокоят гигантские масштабы потери почвенных ресурсов, которые уже достигли 20 млн га в год вследствие их отчуждения, загрязнения и деградации. Через 50 лет мы лишимся 1 млрд га плодородных почв, при наличии 1,5 млрд га в сфере мирового сельского хозяйства. За этот же период предполагается удвоение населения Земли. Но угроза мирового голода даже не значится в перечне глобальных приоритетов. Современная цивилизация уже потеряла 2 млрд га плодородных почв, превратив их в пустыни. А между тем снизить темпы потерь почвенных ресурсов можно уже сейчас общими усилиями, если осознать их реальную опасность.
У человека защитным механизмом служит его разум, который надо ещё нацелить, озадачить на преодоление конкретных опасностей. Опыт истории показывает, что разум человека просыпается после катастроф, когда уцелевшие остатки популяции начинают искать способ выживания.
Опасностей, подстерегающих человечество, много, но главные из них, требующие немедленного противодействия, уже обозначились чётко: дефицит природных ресурсов жизнеобеспечения, избыток отходов жизнедеятельности, ухудшение качества среды обитания.
По степени опасности для человека на первое место надо бы перенести ухудшение качества среды обитания.
Нет никакого смысла воевать за передел территорий, если в результате мирного изменения химического состава воздуха, воды и пищи погибнет каждый человек на Земле, независимо от национальности, общественного статуса и размера капитала. Среда обитания для всех людей одна, от изменения её качества погибнет вся популяция человека разумного. Эта общая глобальная угроза должна пробудить в людях инстинкт самосохранения на уровне популяции».
Кержнцев А.С., Ноосфера – разумный выход человечества из глобального экологического кризиса.
http://www.delphis.ru/journal/article/noos...heskogo-krizisa

В общих чертах уже сейчас понятен один из многих механизмов уничтожения биосферой человечества, как вида-агрессора.

Этот механизм связан с физиологией человека. Организм человека может функционировать в интервале кислотности крови от рН=6,8 до рН=8,0. Учитывая, что при растворимости углекислого газа в крови образуется угольная кислота, которая при диссоциации может приводить к изменению кислотности крови, по этой причине организм человека может функционировать строго при определенном интервале концентрации СО2 в атмосфере. Иными словами, массовое вымирание на планете, а человечества в частности, может начаться при такой концентрации СО2 в атмосфере, которое приведет кислотность крови его организма к значению рН=6,8. Кислотность крови ниже этого предельного значения приводит к летальному исходу. Предвестником данного события может являться массовый ацидоз, который может наступить при значениях ниже рН=7,3.
В своих работах, английский ученый D. S. Robertson пишет, что уровень углекислого газа в атмосфере, при котором человечество может выжить, значительно ниже, чем предполагалось, поэтому безопасный для человека уровень углекислого газа требует пересмотра. Он рассчитал максимальный безопасный для человека уровень углекислого газа в атмосфере, составляющий 426 ррm. Ученый также считает, что под влиянием углекислого газа, уровень которого выше указанной цифры, происходит снижение величины pH в сыворотке крови, что ведет к ацидозу. Симптомы начальной степени ацидоза следующие: состояние перевозбуждения и умеренная гипертензия. Далее к ним добавляются сонливость и состояние беспокойства и как следствие уменьшение желания проявлять физическую активность. Существует вероятность того, что когда концентрация углекислого газа в атмосфере достигнет 426 ppm, а это может случиться раньше, чем через два поколения, здоровье, по крайней мере, некоторой части населения Земли, ухудшится.
D. S. Robertson. Health effects of increase in concentration of carbon dioxide in the atmosphere. Current science, vol. 90, no. 12, 25 june 2006.
D. S. Robertson. The rise in the atmospheric concentration of carbondioxide and the effects on human health. Med. Hypotheses, 2001, 56.

Из кривой Килинга можно определить, что массовый ацидоз населения может наступить уже лет через 10 – 15.

Но, на мой взгляд, есть еще один признак, о котором предпочитают стыдливо умалчивать. Я имею в виду межэтнические контакты, благодаря которым до событий массового ацидоза дело может не дойти, т.к. нарастание этнических конфликтов может повышать риск использования ядерного оружия.

Л.Н.Гумилев в своей работе «Этногенез и биосфера Земли» писал, что:
«Когда какой-либо народ долго и спокойно живет на своей родине, то его представителям кажется, что их способ жизни, манеры, поведение, вкусы, воззрения и социальные взаимоотношения, т.е. все то, что ныне именуется "стереотипом поведения", единственно возможны и правильны. А если и бывают где-нибудь какие-либо уклонения, то это - от "необразованности", под которой понимается просто непохожесть на себя. Помню, когда я был ребенком и увлекался Майн Рядом, одна культурная дама сказала мне: "Негры - такие же мужики как наши, только черные". Ей не могло прийти в голову, что меланезийская колдунья с берегов Малаиты могла бы сказать с тем же основаньем: "Англичане - такие же охотники за головами, как мы, только белого цвета". Обывательские суждения иногда кажутся внутренне логичными, хотя и основываются на игнорировании действительности. Но они немедленно разбиваются при соприкосновении с оной.
Для средневековой науки Западной Европы этнография была не актуальна. Общение европейцев с иными культурами ограничивалось бассейном Средиземного моря, на берегах которого жили потомки подданных Римской империи, частично обращенные в ислам. Это, конечно, разделяло их с "франками" и "латинами", т.е. французами и итальянцами, но наличие общих корней культуры делало разницу не настолько большой, чтобы исключить взаимопонимание. Но в эпоху великих географических открытий положение изменилось коренным образом. Если даже можно было назвать негров, папуасов и североамериканских индейцев "дикарями", то этого нельзя было сказать ни про китайцев, ни про индусов, ни про ацтеков и инков. Надо было искать другие объяснения.
В XVI в. европейские путешественники, открыв для себя далекие страны, невольно стали искать в них аналогии с привычными им формами жизни. Испанские конкистадоры стали давать крещеным касикам титул "дон", считая их индейскими дворянами. Главы негритянских племен получили название "королей". Тунгусских шаманов считали священниками, хотя те были просто врачами, видевшими причину болезни во влиянии злых "духов", которые, впрочем, считались столь же материальными, как звери или иноплеменники. Взаимное непонимание усугублялось уверенностью, что и понимать-то нечего, и тогда возникали коллизии, приводившие к убийствам европейцев, оскорблявших чувства аборигенов, в ответ на что англичане и французы организовывали жестокие карательные экспедиции. Цивилизованный австралийский абориген Вайпулданья, или Филипп Роберте, передает рассказы о трагедиях тем более страшных, что они возникают без видимых причин. Так, аборигены убили белого, закурившего сигарету, сочтя его духом, имеющим в теле огонь. Другого пронзили копьем за то, что он вынул из кармана часы и взглянул на солнце. Аборигены решили, что он носит в кармане солнце. А за подобными недоразумениями следовали карательные экспедиции, приводившие к истреблению целых племен. И не только с белыми, но и с малайцами у австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи часто возникали трагические коллизии, особенно осложненные переносом инфекции.
30 октября 1968 г. на берегу реки Манаус, притока Амазонки, индейцы атроари убили миссионера Кальяри и восемь его спутников исключительно за бестактность, с их точки зрения. Так, прибыв на территорию атроари, падре известил о себе выстрелами, что, по их обычаям, неприлично; входил в хижину-малоку, несмотря на протест хозяев; выдрал за ухо ребенка; запретил брать кастрюлю со своим супом. Из всего отряда уцелел только лесник, знавший обычаи индейцев и покинувший падре Кальяри, не внимавшего его советам и забывшего, что люди на берегах По совсем не похожи на тех, кто живет на берегах Амазонки.
Прошло немало времени, прежде чем был поставлен вопрос: а не лучше ли примениться к аборигенам, чем истреблять их? Но для этого оказалось необходимым признать, что народы других культур отличаются от европейских, да и друг от друга, не только языками и верованиями, но и всем "стереотипом поведения", который целесообразно изучить, чтобы избегать лишних ссор. Так возникла этнография, наука о различиях между народами.
Уходит под ударами национально-освободительного движения колониализм, но остаются и расширяются межэтнические контакты. Следовательно, проблема установления взаимопонимания становится все более насущной как в глобальных масштабах мировой политики, так и в микроскопических, личных, при встречах с людьми симпатичными, но нс похожими на нас. И тогда встает новый вопрос, теоретический, несмотря на практическую его значимость: а почему мы, люди, столь не похожи друг на друга, что должны "применяться" друг к другу, изучать чужие манеры и обычаи, искать приемлемые пути общения вместо тех, которые представляются нам естественными и которые вполне достаточны для внутриэтнического общения и удовлетворительны для контактов с нашими соседями? В некоторых случаях этническое несходство можно объяснить разнообразием географических условий, но ведь оно наблюдается и там, где климат и ландшафты близки между собою. Очевидно, без истории не обойтись.
В самом деле, разные народы возникали в разные эпохи и имели разные исторические судьбы, которые оставляли следы столь же неизгладимые, как личные биографии, которые формируют характер отдельных людей. Конечно, на этносы влияет географическая среда через повседневное общение человека с кормящей его природой, но это не все. Традиции, унаследованные от предков, играют свою роль, привычная вражда или дружба с соседями (этническим окружением) - свою, культурные воздействия, религия - имеют свое значение, но, кроме всего этого, есть закон развития, относящийся к этносам, как к любым явлениям природы. Проявление его в многообразных процессах возникновения и исчезновения народов мы называем этногенезом. Без учета особенностей этой формы движения материи мы не сможем найти ключ к разгадке этнопсихологии ни в практическом, ни в теоретическом плане. Нам нужно и то и другое, но на избранном нами пути возникают неожиданные трудности.
Л.Н.Гумилев отмечал, что первого биогеохимического принципа В.И. Вернадского необходимо и достаточно для того, чтобы объяснить все процессы биосферы, в том числе этногенезы, как некое сложное и многообразное единство, принцип материалистического монизма. При этом подчеркивал, что природа господствует за пределами техносферы - очевидно, но она находится и в телах людей. Физиология (в том числе патофизиология) тесно связана с психологией как продуктом нервной и гормональной деятельности организма. Нехватка йода вызывает кретинизм; выделение адреналина создает страх и гнев; гормоны половых желез стимулируют любовную лирику и сентиментальный роман; химические соединения в качестве допингов воздействуют не только на физическое, но и на психическое состояние спортсменов; наркотики ведут к вырождению целых народов и т.д. Закономерность общественной формы движения материи в человеке так переплетается с биологической, биохимической и биофизической, что необходимость четкого разграничения их очевидна.

С целью создания новых технологий, которые обеспечивали бы качество воздуха в помещениях, хотелось бы от фундаментальной науки получить более конкретные описания данных процессов, но их нет.
Пока только можно сделать предварительный вывод: учитывая, что человек 80 – 90% своего времени находится в помещении, поэтому целью обеспечения качества воздуха в помещениях является не поддержание нормированного воздухообмена, а поддержание на уровне физиологических норм биологических, биохимических и биофизических процессов в организме человека, осознавая, что данные процессы, по всей видимости, могут оказывать влияние на закономерности общественной формы движения материи.

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», Сыктывкар


Gosh
Что общего в методиках борьбы с последствиями аварии на Чернобыльской АЭС и борьбой с коронавирусом?

Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, мне необходимо ответить на тот вопрос, который звучит в одном комментарии:
На мой взгляд, площадка АВОКа не вполне подходящее место для дискуссии на подобных «чердаках сознания».
Хотя это и очень мощная и уважаемая организация, в которую входят большие учёные (журнал «АВОК: ВЕНТИЛЯЦИЯ, ОТОПЛЕНИЕ, КОНДИЦИОНИРОВАНИЕ ВОЗДУХА, ТЕПЛОСНАБЖЕНИЕ И СТРОИТЕЛЬНАЯ ТЕПЛОФИЗИКА» входит не только в РИНЦ, но и в перечень ВАК), но всё же направление её узкоспециализированное. Даже в физиологию они лезут некорректно, не говоря уже о таких материях как «коллективная безопасность», «управление рисками», «биосфера и техносфера», «человечество и общество», «эволюция» и т.д. Просто не хватает им научного кругозора.

Л.Л. Гошка:
Я с Вами согласен, что площадка АВОКа не вполне подходящее место для дискуссии. Я считаю, что дискуссии между специалистами по проблеме и предмету принципиально быть не может, т.к. виды деятельности слишком различаются. Первые работают в междисциплинарной области знаний и, при необходимости, оперируют к различным научным направлениям, тем самым сразу ставят специалиста по предмету в положение «дилетанта». А вот диалог между ними необходим.
Это тогда, когда специалисту по проблеме необходимо получить дополнительную информацию по тому или иному предмету. Такой диалог просто жизненно необходим при условии, что эти специалисты по предмету могут, в виде тех или иных технологий, реализовывать на практике те или иные идеи или теории. Как раз это наш случай, но они не будут этим заниматься, если для них не будет сформулирована проблема, которую необходимо решить, даже, если со стороны государства будут созданы все условия для решения проблемы. По этой причине, я и пытаюсь сформулировать проблему, «сбрасывая» информацию на сайте АВОКа. Гораздо проще было бы работать, если бы в данном случае была прикладная наука. Иными словами, работать надо с прикладниками, но прикладная наука отсутствует.
Подобная ситуация имеет место у прикладников инфекционистов-ветеринаров, но с фундаментальной наукой. Прикладная наука есть, а отладить взаимоотношения с фундаментальной наукой не удается, как это было в период СССР при создании ядерного щита или освоения космоса.

Я об этом сужу по высказываниям Василия Афонюшкина из Новосибирска.
Интервью с Василием Афонюшкиным: «Нужно соединить науку с практикой»
https://veterina.ru/vasilij-afonyushkin-nuz...ku-s-praktikoj/
Василий Николаевич Афонюшкин, кандидат биологических наук, заведующий сектором молекулярной биологии ИЭВСиДВ СФНЦ агробиотехнологий РАН, один из организаторов конференции и куратор секции «Птицеводство», поделился с корреспондентом своими размышлениями об актуальных направлениях в ветеринарии, вирусологии и бактериологии.
Какие впечатления от конференции?
Конференция год от года становится сильнее и динамичнее, вопросы, прозвучавшие в дискуссиях, как-то оформляются и доносятся до власти. Участие в конференции – это реальный способ для простого врача повлиять на ситуацию в стране через нормативные документы, через обмен опытом. Мне как инфекционисту было интересно поучаствовать в экспертном совете. Кроме того, для нашей страны актуальна проблематика, связанная с РРСС. В этом вопросе имеется дефицит фундаментальной науки, потому что эта болезнь выходит за рамки известных инфекционных теорий, знаний в области молекулярной биологии. Именно по этой причине мы бьемся с РРСС практически безуспешно. Наша страна – одна из тех стран, которые сильно вовлечены в проблему: именно у нас многочисленные вспышки, высокопатогенные штаммы, одни из самых патогенных в мире. И я как ученый интересуюсь, каковы риски межвидового перехода. Вирус слишком изменчив, мы этот вопрос мало изучаем в связи с недостаточным финансированием. Вирус, законы его распространения, накопления в организме в нашей стране не изучается. Английские ученые пытаются изучать, но у них нет таких эпизоотий, и, соответственно, нет таких данных. А наши молекулярные биологи уже начали заниматься, но с биоинформатикой, с матмоделированием большой вопрос, так же, как и с нормативно-правовой базой, которая не дает нам изучить проблему, оценить риски для людей.
Какова роль профессиональных сообществ в ветеринарии?
Профессиональных сообществ мало, но важно, чтобы они были, поскольку это та самая связь между практиками и политиками, теоретиками и прочими. Очень часто мы видим в медицине, когда некий оторванный от жизни теоретик или юрист вырабатывает схему лечения или инструкцию по ведению больных. В ветеринарии полно таких инструкций, которые не имеют ничего общего с реальностью, а практики либо должны их применять и наносить вред, либо не соблюдать правила и обеспечивать какую-то эффективность: лечить животных, профилактировать болезни – это и в медицине, и в ветеринарии имеет место. Мы вчера эту тему обсуждали и поняли, что мы много чего недоговорили. Вот есть политика, и политика такова, что надо исключать антибиотики. Я общался с разработчиками европейской программы по ограничению использования антибиотиков в животноводстве в Дании – это самая адекватная и самая первая программа. Они сделали всё правильно, управляли мотивациями населения, они идеально все просчитали, чтобы это работало и наносило минимальный ущерб. Но сама разработчица этой схемы сказала, что это бред. Было получено задание, они как ученые, как практики просто приложили все усилия, чтобы минимизировать ущерб, извлечь из этого какую-то пользу……
Как себя чувствует аграрная наука сейчас?
Аграрная наука – самая задавленная сейчас в России в принципе. Мы НИИ, а не вуз, что делает ситуацию еще хуже, и мы – провинциальная наука, мы не в Москве. Вы находитесь в том месте, хуже которого быть не может. В любом другом месте условия для занятий наукой лучше. Но при этом мы сталкиваемся с уникальными вещами, которых нет даже в самых оснащенных научных центрах Европы. У них нет такого материала, они не могут заниматься такими исследованиями, а мы можем и занимаемся. У нас нет такого оборудования, как у них, у нас нет кадров, сюда не идут выпускники НГУ. Поэтому мы нуждаемся в таких вещах: математике, информатике, молекулярно-биологических исследованиях. Именно их мы лишены, в отличие от всего мира. Мы – одна из немногих стран, которые, с одной стороны, имеют мощную сельскохозяйственную науку, с другой стороны, мощные ресурсы для молекулярно-биологических исследований, математику, биоинформатику. И вот это у нас не пересекается. Во всех остальных странах мира идет очередная зеленая революция, глобальный передел мира, решается, кто будет контролировать технологии по производству продуктов питания вообще и в части селекции. Большая часть поголовья бройлеров в мире (80%) контролировалась раньше двумя компаниями, сейчас это одна компания, большой холдинг, которым владеет один-единственный человек. Этот человек по щелчку пальца может выключить у нас производство мяса птицы на 40-50%. Он этого добился потому, что у него, помимо сельскохозяйственной науки, исследования в области математики, генетики, молекулярной биологии были поставлены на службу производству. Плюс политические моменты, конечно. Следует добавить, что мы почти утратили селекционный потенциал, хотя у нас есть селекционеры, коллекции, есть ветеринары. Это даже не требует денег, что самое интересное, просто вопрос взаимодействия разных ведомств. И мы были бы конкурентоспособны.

Любопытно, что в период пандемии, знания этих специалистов были не востребованы, хотя никто кроме них так часто не борется с инфекционными заболеваниями.
Мы это проходили после аварии на Чернобыльской АЭС. Я считаю, что причиной отравления обычными грибами в Воронеже являлась авария на Чернобыльской АЭС. Сейчас можно сказать, что выпадение тяжелых металлов из радиоактивного облака, вероятнее всего, привело к утилизации отходов метаболизма экосистем, что явилось причиной отравлений.
Об этом более подробно изложу ниже.

Теперь о дискуссии между специалистами, на первый взгляд, различных проблем.

Тема «При пандемии нельзя игнорировать науку»
https://trv-science.ru/2020/03/24/covid-19/...comment-1143764

Афонюшкин Василий:
Для быстро протекающих инфекций со стерильным иммунитетом это в принципе могло бы сработать. Грипп, оспа, ящур. Даже скорее не как элемент снижения смертности, а как радикальный способ последующей зачистки местности от носителей и распространения за пределы региона. Но, в данном случае, есть риск отбора штаммов с более высокой вирулентностью (в процессе быстрой циркуляции на неиммунных особях). Ветеринары уже много десятилетий сталкиваются с тем, что я называю «дозозависимыми инфекциями». Я все жду, когда же люди столкнуться с подобным механизмом… Характерный признак смертность под 80% в местах с высокой плотностью населения и почти полное отсутствие смертности при низкой плотности населения. В общем, я бы не исключил и подобного развития событий. Ну и еще одна гипотеза — массовое заражение людей приведет к массовому и длительному носительству. Далее мы будем наблюдать прирост числа случаев эндогенных инфекций т.е. генерализации из кишечника.. Может это и сейчас так. Математики нужны, но где их взять.

Афонюшкин Василий:
отнюдь. Надо выходить из зоны комфорта и все же вспоминать про науку, про взаимодействие ученых разных специальностей, про взаимодействие ученых и специалистов. В нормальное время в РФ это практически невозможно. Сейчас это необходимо. Например, мы из опыта работы с коронавирусами животных сразу смогли предсказать и про носительство и про вирусовыделение через кишечник и про перспективы использования некоторых лекарств. Но… но зато , спустя три месяца мы с удовлетворением видим как совпадают наши прогнозы, что наша теория о патогенезе коронавирусной инфекции верна (раз прогнозы совпадают). Будут ли нас слушать в РФ — ну конечно же нет.. Но может после пандемии работу над ошибками проведут. До вот этой вот пандемии я рассуждал о механизмах выявления эмерджентных инфекций в РФ. При возникновении новой инфекции, например, вот этого вот коронавируса.. если, допустим на территории РФ..То никто и ничего не выявил бы. Пришлось бы ждать распространения заразы за пределы нашей страны, чтобы в других уже странах ученые смогли бы выявить новую инфекцию. Только в этом случае у представителей медицинских или ветеринарных структур появилась бы возможность и обоснование что-то там изучать, подавать заявки на гранты и т.д. Вопрос — а должны ли мы что-то менять после пандемии или продолжим в том же ключе?

Л.Л.Гошка:
3 месяцев(-а) назад
В ответ на: Афонюшкин Василий
Василий, огромное спасибо за ответы, которые Вы мне дали два года назад.

За несколько лет до этого, у меня с ним состоялся диалог.
Тема «Товар — деньги — товар, или Плохая пропорциональность»
https://trv-science.ru/2018/01/30/tovar-dengi-tovar/

Л.Л. Гошка:
17.02.2018 в 10:58
«Мы тут будем говорить о прикладной науке или это были бы все же фундаментальные исследования?»
На мой взгляд, если данную проблему рассматривать с позиций только прикладной или только фундаментальной науки, тогда высока вероятность того, что такая дискуссия сведется до уровня диалога между Homo erectus и Homo sapiens. Как это произошло с дискуссией по изменению климата.
Если вторые пытаются заглянуть за переход системы через точку бифуркации и вынести эту проблему на обсуждение, то первые пытаются убедить налогоплательщика в том, что вторые пытаются залезть к ним в карман и обобрать их.
Вот и Вы на примере проблемы бесплодия пытаетесь обсудить возможную эволюцию вирусов вблизи точки бифуркации, но, не переходя ее. На мой взгляд, это можно сделать только тогда, когда можно будет опереться на результаты хотя бы тех или иных поисковых исследований, а с такими исследованиями, по всей видимости, у нас очень большие проблемы.
Изменение климата, рост среди населения неинфекционными заболеваниями, проблемы с инфекционными заболеваниями и т.д. так или иначе, являются следствием изменений в биосфере.
Если я не ошибаюсь, фундаментальных законов жизнедеятельности биосферы мы до сих пор не знаем.
Если по инфекциям — то для того чтобы не допустить перехода обществом точки бифуркации, причиной которого может служить появление нового неизвестного инфекционного заболевания типа атипичной пневмонии, птичьего гриппа и т.д., для медиков и для ветеринаров должны быть созданы все условия для поиска и локализации таких инфекций.
Какие для общества могут быть последствия, если не удастся остановить появление нового ранее неизвестного инфекционного заболевания, которое, например, может быть с коротким инкубационным периодом, передаваться воздушно-капельным путем и приводить к летальному исходу?
Какова на сегодняшний день вероятность появления такого инфекционного заболевания?
Возможно ли по результатам поисковых исследований оценить такую вероятность?
Какими методами и средствами можно снизить эту вероятность, если она уже запредельная?
Связана ли эта проблема с национальной безопасностью?
Кто должен обеспечивать высокий уровень такой безопасности и обеспечивается ли такой уровень безопасности?

Афонюшкин Василий:
17.02.2018 в 15:08
Если по инфекциям — то для того чтобы не допустить перехода обществом точки бифуркации, причиной которого может служить появление нового неизвестного инфекционного заболевания типа атипичной пневмонии, птичьего гриппа и т.д., для медиков и для ветеринаров должны быть созданы все условия для поиска и локализации таких инфекций.
— Это да вот только менталитет нашей страны состоит в том что выгоднее ничего не исследовать, тогда не придется тратится на борьбу и не накажут за то что не проконтролировал и упустил... У нас тех кто контролируют инфекционные процессы наказывают за рост инфицированности и за появление новых проблем... в итоге есть мотивация все это дело недовыявлять или вообще не исследовать (это как если полицейских наказывают за рост числа преступлений то они сокращают их выявляемость, если полицейских наказывают за отсутствие работы по преступлениям, то они начинают хватать честных граждан... ). Мотивации нет ни у минфина, ни у медиков + тут нужно сотрудничество между ведомствами и даже наукой (а это совсем не реально). Вывод — тут нужны не деньги а организационная работа.
Какие для общества могут быть последствия, если не удастся остановить появление нового ранее неизвестного инфекционного заболевания, которое,например, может быть с коротким инкубационным периодом, передаваться воздушно-капельным путем и приводить к летальному исходу?
— Больших проблем не вижу — это скорее всего быстро будет выявлено и меры будут приняты. А вот если дело дойдет как это происходит на свинокомплексах — когда сначала идет накопление вируса в окружающей среде а потом скачкообразный рост смертности (до 80%) это, видимо было бы не очень хорошо. Не помешала бы помощь математиков, но они не хотят всякими глупостями заниматься. Вот если бы бизнес дал денег математикам...?
Какова на сегодняшний день вероятность появления такого инфекционного заболевания?
Обычно когда начинаешь разбираться почему же какой-то вирус или бактерия повели себя так некрасиво, то потом обнаруживается что не все так прямолинейно. Однако рано или поздно какая-то зараза с высокой смертностью должна появится. Я думаю - это вопрос времени - может столетий, а может десятилетий.
Возможно ли по результатам поисковых исследований оценить такую вероятность?
Не уверен. Но при постоянном проведении поисковых исследований есть шанс успеть среагировать до того как вымрет половина Москвы.
Какими методами и средствами можно снизить эту вероятность, если она уже запредельная?
— Традиционными. Санитарные, карантинные мероприятия. Вот только проведение карантинных мероприятий в деревне или не большом городе и попытки проведения того же самого в мегаполисе — далеко не одно и то же. Если народу будет болеть и умирать очень много то скорее всего не хватит никаких вакцин (да и не успеют их создать в нашей стране за короткий срок, вернее проверить и зарегистрировать). Чисто технически можно было бы сделать очень многое (с использованием генной инженерии, например) но, боюсь наше общество к такому не готово.
Связана ли эта проблема с национальной безопасностью?
-О да. Биологическую войну никто не отменял.
Кто должен обеспечивать высокий уровень такой безопасности и обеспечивается ли такой уровень безопасности?
-В России, безусловно, — нет. Я бы взялся утверждать что мы страна с самым низким уровнем инфекционной безопасности в мире (если дело касается новых инфекций и биологической войны). В других странах можно хотя бы привлечь специалистов из-за рубежа. У нас даже материал не дадут вывезти для исследований, но и сами ничего делать не будут.

Афонюшкин Василий:
18.02.2018 в 10:09
«Видите ли в чем проблема — я вполне успешен в той системе которая есть.»
«Так что требовать что-то от Лисовского я не буду — ему просто нечего мне дать.»
Это я запомню, а на память я пока не жалуюсь.
И когда в следующий раз Вы будете хотеть неизвестно что неизвестно от кого — припомню.
Так я в общегосударственном смысле озабочен вопросом. Да я не мотивирован финансово (мне лично всякие реформы ничего дополнительно, скорее всего, не дадут), но зато мои суждения и предложения можно считать объективными и их можно использовать для консультаций чиновников.

Л.Л. Гошка:
19.02.2018 в 7:15
«…...мои суждения и предложения можно считать объективными и их можно использовать для консультаций чиновников.»

Можно, если чиновники умеют не только привлекать инвестиции, но и управлять сложными системами. Иными словами, можно ли из чиновника сделать специалиста по проблеме?
На мой взгляд, для того чтобы перейти на новый технологический уклад необходимо разрулить одну сложную ситуацию.
Я считаю, что специалист по предмету, «копая» глубоко и основательно, не видит из своей «ямы», что накопали в соседней. В этом он проигрывает, тем более в его научной «яме» говорят на своем профессиональном языке, а в соседней «яме» обсуждают то же самое, но на своем языке. Поэтому ученые из одной ямы, как правило, плохо понимают тех, которые находятся в соседней и наоборот. Высокотехнологичный бизнес, барахтаясь, пытается удержаться на плаву в своем болоте. Прикладники болтаются между научными ямами и бизнес болотом никому не нужны.
Теперь для того чтобы перейти на новый технологический уклад все эти элементы системы надо заставить работать как единое целое.
По всей видимости, для этого нужны специалисты по проблеме из среды научного сообщества.
Специалист по проблеме «копает» неглубоко (зачем делать ту же работу, что делают специалисты по предмету, да еще и плохо), но широко и одновременно может видеть, что делается в нескольких «ямах». При обобщении результатов на уровне специалиста по проблеме может быть видна вся та или иная система в целом, поэтому только они могут найти конкретные решения той или иной проблемы. По мере поиска решений возможны куда более серьезные открытия, которые могут сделать специалисты по предмету, но это будут коллективные открытия специалистов по предмету различных научных направлений.
Иными словами, если специалист по проблеме сумеет согласовать работу в различных научных «ямах» и в бизнес болоте, тогда высока вероятность того, что он успешно решит ту или иную проблему.
А если у специалиста по проблеме есть источник финансирования, тогда он может привлекать к исследованиям любого необходимого для этого ученого, специалиста по предмету. Ясно, что привлекать к исследованиям он будет только лучших ученых, независимо от их званий. В такой ситуации студент может быть предпочтителен академику. Вот вам и социальный лифт, который не зависит от ширины лампас и распределения бюджета.
Возможны и другие варианты управления сложными системами.
Хотелось бы видеть научный подход к решению таких проблем, а не святую веру в то, что все само собой рассосется. И в веру, что в случае чего мы кого угодно шапками закидаем.
Вот тогда ваши консультации будут востребованы.

Афонюшкин Василий:
19.02.2018 в 8:37
«Теперь для того чтобы перейти на новый технологический уклад все эти элементы системы надо заставить работать как единое целое.
По всей видимости, для этого нужны специалисты по проблеме из среды научного сообщества.»

Фундаментальные научные результаты могут вылезти из решения прикладной задачи, прикладные вещи могут появится как побочный продукт фундаментальных исследований. В нашей стране существует блокировка таких вариантов. Фундаменталы делают «фундаментальщину» и не допускаются в прикладные сферы (да и сами этого избегают) а если прикладник или инженер попытается влезть в «фундаментальный огород» то будет он с позором выгнан вон. Из чего следует что решить указанные проблемы ученые сами по себе не в состоянии (ну или руководители от науки типа академиков)
Как минимум, на уровне стратегии по развитию различных отраслей экономики страны (или стратегии спасения той или иной отрасли) затраты на фундаментальные исследования, формирующие теоретическую базу для развития прикладных исследований соответствующего профиля, должны быть пропорциональны усилиям по развитию/спасению соответствующей отрасли экономики. Эту задачу должны решать министерства или бизнес-сообщества т.к. ученый -администратор будет в первую очередь продвигать свое направление.
Возможно на уровне министерств должны быть свои научные отдели и научные фонды с жесткими квотами распределяемых средств на фундаментальные, поисковые, прикладные исследования (распределяемые только сторонним организациям).
Я не замечал за научными сотрудниками большей склонности к рациональному анализу разного рода экономических процессов, в разработке реформ и прочего. Обычно народ хочет продавить то что ближе ему и нужно лично ему. Если однотипных потребностей много, то это выливается в некие общественные движения требующие больше денег или покарать тех у кого хирш маленький (и отдать их деньги достойным).
Посмотрите обязательно, а в конце лекции обратите внимание на вопросы, на которые необходимо получить ответы. Особенно на последний: «Коэволюция паразита и его хозяина – кто играет первую скрипку?»
Тема: Василий Афонюшкин, Новые инфекционные болезни.
https://www.youtube.com/watch?v=YjBrmLQcRnI

Теперь о той проблеме, о которой идет речь.

Вирусы, бактерии и паразиты -- сфера сенсационных открытий последнего времени. Однако о том, как и почему появляются новые инфекции, опасные для человека и домашних животных, ученым известно еще далеко не всё. Как эволюционируют вредоносные микроорганизмы? Сможет ли человечество поставить жирную точку в этом противостоянии? Или мы обречены на вечную войну? О состоянии проблемы мы беседуем с молекулярным биологом и ветеринаром Василием Афонюшкиным. Фонд "Академгородок", НИИ КуДА, Н.Г.У. имени Е.Пугачева представляют межлабораторный проект научное кафе "Эврика!". Сезон 4. 2013-2014. Василий Афонюшкин Новые инфекционные болезни Об эксперте Василий Николаевич Афонюшкин в 1999 году закончил Новосибирский государственный аграрный университет по специальности "ветеринарный врач". Кандидат биологических наук, заведующий сектором молекулярной биологии Института экспериментальной ветеринарии Сибири и Дальнего востока Россельхозакадемии. Научные интересы: вирусные инфекции, болезни птиц, разработка диагностических комплексов и тест-систем к вирусным заболеваниям, индикация геномной и внехромосомной ДНК. Член Новосибирского отделения Общества научных работников и общества защиты животных Советского района г.Новосибирска. Ведущая встречи — Юлия Черная. Запись от 12 ноября 2013 года.

Посмотрели?

А теперь о проблеме Воронежских отравленных грибах. Проблема, которая может проявиться вновь при дальнейшем углублении концентрационного дисбаланса в биосфере и не только с грибами. К отравлениям могут приводить и другие традиционные продукты питания.

В начале 80-х годов прошлого столетия, если не ошибаюсь в журнале «Поиск», была опубликована заметка о том, что на южном Урале был найден гриб Чага, а в нем обнаружен минерал. Было приведено название минерала, который при попадании в организм человека являлся для него страшным ядом. Было отмечено, что как образуются минералы в грибах неизвестно, но это был уже второй случай. Первый гриб с минералом был обнаружен в Прибалтике.
После аварии на Чернобыльской АЭС, радиоактивное облако разбросало на большой территории соединения тяжелых металлов, т.е. на этой территории во много крат был превышен баланс по тяжелым металлам, а через несколько лет травится грибами стали от Краснодара до Питера, а пик отравлений пришелся на Воронеж.
Отравления продолжались только один или два сезона. Можно предположить, что этого периода времени хватило для того чтобы процесс утилизации отходов метаболизма экосистем по А.С. Керженцеву хватило для образования малорастворимых соединений в грибах, а потом после разложения этих грибов они попали в литосферу.
Но, я хотел не это отметить, а то, как изучалась данная проблема.
К этому времени мы уже получили экспериментальные данные по выращиванию кристаллов в гелях в таком объеме, чтобы искать причины этих отравлений, но, со слов моего научного руководителя, вместо нас туда поехал декан химико-биологического факультета нашего университета. По приезду, он рассказал, что шансов участвовать в этих исследованиях у нас не было. Финансирование научных исследований на тот период был настолько отвратительным, что желающих участвовать в этих исследованиях было существенно больше, чем необходимо.
Исследования с точки зрения науки были уникальными. Эта армия научных сотрудников ждала очередную жертву отравлений. Из желудка этой жертвы доставали грибы и в них искали традиционные отравляющие вещества, но их там не было, а минералы могли быть таких малых размеров, что их можно было обнаружить, только проводя рентгеноструктурный анализ. Мы к этому были готовы.
Причины воронежских отравлений так и не были установлены.
Я предполагаю, что в случае борьбы с коронавирусом, использовалась та же методика, т.к. опыт работы с инфекциями инфекционистов-ветеринаров был не востребован. Кроме этого, я предполагаю, что выводы о том, что причиной влияния на здоровье ликвидаторов аварии Чернобыльской АЭС является слабое излучение – ложный. Этот вывод подменяет причину об утилизации отходов метаболизма экосистем. Ликвидаторы в марлевых повязках столько нахватали соединений тяжелых металлов в свой организм, что пренебрегать этим процессом было просто нельзя. Тем более что слабое излучение стимулирует образование патогенных биоминералов.
Отсюда вывод: столь примитивные методы решения проблем, которые применяет наша власть, гарантируют нам столь веселые времена в будущем, что нашим детям и внукам не позавидуешь.
Василий Афонюшкин:
Профессиональных сообществ мало, но важно, чтобы они были, поскольку это та самая связь между практиками и политиками, теоретиками и прочими. Очень часто мы видим в медицине, когда некий оторванный от жизни теоретик или юрист вырабатывает схему лечения или инструкцию по ведению больных. В ветеринарии полно таких инструкций, которые не имеют ничего общего с реальностью, а практики либо должны их применять и наносить вред, либо не соблюдать правила и обеспечивать какую-то эффективность: лечить животных, профилактировать болезни – это и в медицине, и в ветеринарии имеет место.
От себя добавлю, что не только в медицине и ветеринарии, но и в инженерии.

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО "Кола", г. Сыктывкар.
Byzantian
Вы опубликовали бы что-нибудь вроде этого, Леонид Леонидович: http://www.abokbook.ru/book/806/
Была бы вам хвала, и честь, и слава...
Проблема отравленных воронежских грибов хоть и актуальна и важна, но... не к месту всё это.
Gosh
Гошка Л.Л., Климатические системы: расчет воздухообмена в помещениях, Инженерно-строительный журнал, №8, 2009.
https://allbeton.ru/upload/iblock/e24/klima...ii-xgoshkaz.pdf

Гошка Л.Л. Энергосбережение и эффективность климатических систем, Инженерно-строительный журнал, №1, 2010.
https://engstroy.spbstu.ru/userfiles/files/...sberezeniye.pdf

Но, не хватает пособия по уходу за окружающей средой человека. Например, на подобие такого пособия, которое позволяет ухаживать за аквариумными рыбками.

Статья называется «Углекислый газ и карбонатная система воды».
https://www.aqualogo.ru/co2-2

«Многим аквариумистам известны рекомендации по использованию для размножения рыб воды, более мягкой и кислой, по сравнению с аквариумной. Удобно пользоваться для этой цели дистиллированной водой, мягкой и слабокислой, смешивая ее с водой из аквариума. Но оказывается, что при этом жесткость исходной воды уменьшается пропорционально разведению, а рН практически не изменяется. Свойство сохранять значение показателя рН независимо от степени разведения, называется буферностью. В этой статье мы познакомимся с основными компонентами буферных систем аквариумной воды: кислотностью воды - рН, содержанием углекислого газа - СО2, карбонатной «жесткостью» - dКН (эта величина показывает содержание в воде гидрокарбонат-ионов НСО3-; в рыбохозяйственной гидрохимии этот параметр называют щелочностью), общей жесткостью – dGН (для упрощения принимается, что ее составляют только ионы кальция – Са++). Обсудим их влияние на химический состав природной и аквариумной воды, собственно буферные свойства, а также механизм воздействия рассматриваемых параметров на организм рыб. Большинство химических реакций, рассматриваемых ниже, являются обратимыми, поэтому вначале важно познакомиться с химическими свойствами обратимых реакций; это удобно сделать на примере воды и показателя рН.»

Вот когда кто-нибудь напишет подобное «Пособие», тогда можно будет искать ответ на вопрос: «Что делать?»

Можно сколько угодно повышать уровень качества воздуха в помещениях, но при ухудшении качества продуктов питания и воды, эффекта может и не быть, т.к. концентрации биогенных элементов, поступающих в организм с воздухом, пищей, водой суммируются.
Skaramush
Смерть ожидает всех. Ещё никто из этой передряги живым не выбрался.
Byzantian
Вам и начать бы стоило с этих двух статей, Леонид Леонидович. Было бы проще и понятнее.
Мне не хотелось бы вступать с вами в дискуссию, уровень совсем не тот. Вы пишите "...можно сколько угодно повышать уровень качества воздуха в помещениях, но при ухудшении качества продуктов питания и воды, эффекта может и не быть, т.к. концентрации биогенных элементов, поступающих в организм с воздухом, пищей, водой суммируются."
К чему тогда всё это? Ход жизни не переломить. Хорошо ещё, что продукты питания и вода есть в избытке. Некоторые и этим похвастаться не могут... Когда чего-то совсем мало, то на качество уже смотреть не принято. Да и человек ко многому привыкает и хорошо адаптируется. Не пропал ведь до сих пор?
Skaramush
Цитата(Byzantian @ 27.7.2020, 10:02) *
К чему тогда всё это?

Как к чему? Набор числа публикаций. Собственно и всё.
Gosh
Синдром больного здания нешуточное заболевание.
Всего несколько цитат.
Приобретенные заболевания
В эту условную категорию объединен весь круг патологических изменений, не связанных с непосредственной реакцией на травмы и не относящихся в строгом смысле слова к генетическим нарушениям (т. е. к таким, которые проявляются у данной особи практически при любых условиях ее развития и существования). Имеются в виду болезни, вызванные инфекцией, паразитами, нарушениями обмена под действием неблагоприятных факторов среды и т. д. Конкретные их причины редко возможно установить.
…. Другие заболевания. К этой группе заболеваний относят большую часть аномалий неясного происхождения, т. е. не имеющих очевидной связи с травмами, возрастными нарушениями или деятельностью паразитов. Многие из этих аномалий по своему характеру не отличаются от посттравматических изменений.
При изучении спонтанных аномалий на ископаемом материале возникает проблема разделения экзогенных и генетически обусловленных нарушений (хотя, как уже сказано, эти категории взаимопереходящи и могут противопоставляться лишь там, где роль одной из них резко преобладает). Универсальных критериев для этого нет. В частности, это касается и характера развития аномальных признаков в онтогенезе, поскольку проявление генетических отклонений, как и у современных организмов, могло начинаться, подобно приобретенным болезням, с любых стадий развития. При этом фенотипический эффект тех и других может быть неотличим, как это, в частности, имеет место в случае многих пренатальных аномалий у человек.
http://paleontologylib.ru/books/item/f00/s...030/st017.shtml
2.6. Палеобиогеохимические и палеобиохимические исследования (И. С. Барсков)
Начало исследованиям химического состава организмов и их скелетных частей положено В. И. Вернадским в связи со сформулированными им общими положениями биогеохимии о роли живого вещества в эволюции материи. Основополагающее значение имели труды А. П. Виноградова [171, 172], посвященные изучению химического состава морских организмов, работы Я. В. Самойлова [906], Ф. У. Кларка и Уиллера [1428], обосновавших применение биогеохимической методики к изучению палеонтологических объектов. Палеонтологические проблемы геохимического изучения растительных остатков, выдвинутые С. А. Ивановым [416] и В. А. Успенским [1085], получили в дальнейшем существенное развитие [1385, 2011], хотя более интенсивно это направление прогрессировало в рамках геохимии органического вещества (см. 2.7).
Несмотря на более чем полувековую историю, палеобиогеохимия все еще переживает трудный и противоречивый период становления. Несомненно, остаются справедливыми основные общетеоретические постулаты биогеохимии: 1) каждый биологический таксон обладает специфичностью своего химического состава; 2) в химическом составе каждого организма находит свое отражение геохимическая обстановка среды его обитания.
Вместе с тем необходимо признать, что в настоящее время отсутствуют теоретические научные обоснования, которые позволяли бы объяснить конкретные пути формирования специфичности химического состава организмов, уровень специфичности содержания отдельных элементов и соединений, биологические и физико-химические механизмы влияния среды на формирование химического состава различных частей и тканей организмов. Эти вопросы оказались значительно более сложными, чем представлялось вначале, и эмпирические материалы, накопленные к настоящему времени, пока не дали на них определенных ответов. Исследования химического состава ископаемых остатков организмов призваны учитывать влияние еще одного фактора - процессов фоссилизации, геохимические закономерности которых также известны мало.
http://paleontologylib.ru/books/item/f00/s...030/st025.shtml
2.1. Основные вопросы биоминерализации (С. Н. Голубев)
Известно, что кости, раковины и другие скелетные образования состоят из природных композиционных материалов, являются комплексом биополимеров и ионных кристаллов (в подавляющем большинстве случаев карбонатов или фосфатов кальция). В составе минеральной части скелета низших организмов широко распространен аморфный диоксид кремния. В минерализованных структурах разных организмов (от одноклеточных до млекопитающих) состав органического компонента с точностью до групп соединений одинаков.
Расположение кристаллических зародышей при биоминерализации подчиняется четкой упорядоченности. В случае коллагена считается установленным, что зародыши формируются, как показано на рис. 56 [1641, 2395]. В действительности соотношения, видимо, сложнее; во всяком случае интерпретация ряда моментов неоднозначна. Возникновение зародышей в зонах, которые, по существу, являются субмолекулярными "порами", обеспечивает важный момент: на ранней, самой уязвимой стадии процесса кристаллиты минимально деформируют тонкую структуру коллагена [2395], на последующих стадиях минерализации такая деформация неизбежна. Подчеркнем, что когда минерализация только начинается, внутри объема органической матрицы еще нет тех "пустот", в которых могли бы уместиться полностью кристаллиты. Процессы собственно кристаллизации и процессы "освобождения места" в органической матрице идут почти синхронно. Таким образом, биоминерализацию можно представить как результат "замещения" части вещества органической матрицы минеральными кристаллами.
http://paleontologylib.ru/books/item/f00/s...030/st020.shtml

Современная палеонтология. Методы, направления, проблемы, практическое приложение: Справочное пособие: В 2-х томах / Под ред. В. В. Меннера, В. П. Макридина. - М.: Недра, 1988. - Т. 1 / С. В. Мейен, В. П. Макридин, Д. Л. Степанов и др. - 540 с.: ил.
Процессы собственно кристаллизации и процессы "освобождения места" в органической матрице идут почти синхронно.
Я уже неоднократно писал, что использование метода голографической интерферометрии при исследовании зарождения и роста кристаллов в гелях показало, что при диффузии ионов металла из раствора в гель, в нем нарастают напряжения. Напряжения возрастают до определенного уровня, после чего происходит релаксация, т.е. снятие напряжений за счет образования микротрещин и полостей, объем которых существенно превосходит объем пор. Только после этого в них возможно зарождение кристаллов. Напряжения настолько мощные, что с легкостью рвут связи Si – O каркаса геля.
Отсюда напрашивается вывод, что в дисперсной системе пересыщенный раствор является необходимым, а вот до некоторого минимального критического размера полости или микротрещины – достаточным условием для образования кристалла.
Иными словами, мы имеем дело с эффектом Ребиндера.
П. 97, адсорбционное понижение прочности (эффект Ребиндера). Формы проявления, термодинамическое обоснование.
На основе исследований П.А.Ребиндер выдвинул идею «созидание через разрушение». Суть идеи заключается в повышении прочности твердого тела путем его разрушения по всем дефектам снижающим реальную прочность, с последующим прочным сращиванием образовавшихся частиц. Так, для получения высокопрочного бетона необходимо, чтобы на начальном этапе бетонная смесь содержала минимальное количество воды и вследствие этого обладала бы легкоподвижностью, т.е. была бы удобной при укладке. Последнее соответствует наименьшей прочности структуры и достигается разрушением путем механического воздействия и введением добавок ПВА…….
…..При адсорбции ПВА происходит сольватация поверхности. Этот процесс сопровождается появлением микротрещин и разрушением тела под действием положительного расклинивающего давления».
Е.С. Мухачева, Е. С. Оробейко, С. В. Егоров, Коллоидальная химия. Шпаргалка

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар.
Skaramush
Да,да. Безусловно. Жить вредно, от этого умирают.
Вообще, дигидромонооксид - смертоноснейшая штука. А огурцы - сильнейший яд. 100% евших огурцы в конце-концов умерли.
Gosh
Тогда зачем нужна такая индустрия климата рядовому обывателю, которая не решает его проблем, а занимается поборами на основании «святого писания» в виде нормативной базы, при поддержке государства в виде правовой базы и надзирающих органов? Только для того чтобы создавать искусственный спрос на деяния «святых» с климатического рынка? Так уже давненько на аукционах идет бойкая торговля здоровьем и жизнями наших сограждан и не только на климатическом рынке.
Зачем врачам Вас и ваших близких лечить, когда систему здравоохранения можно оптимизировать, тем самым снижая затраты на нее. У экономистов имеется свое «святое писание» и свои «святые», а проблемы здоровья вас и ваших близких это ваши проблемы.
Зачем качественно и на высоком уровне обучать молодое поколение? Оно же вас может оставить без работы.
Я предполагаю, что пособие по уходу за окружающей средой человека может спровоцировать раскол в сообществе по климатизации зданий, которого как такого нет. Проблему качества воздуха в помещении, так или иначе, надо будет решать. Большая часть специалистов, как считала, так и будет считать, что решение проблемы качества воздуха в помещении является попыткой залезть в карман обывателю и обобрать его, поэтому большая часть специалистов по климатизации будет не востребована на климатическом рынке. Между тем на климатическом рынке будет востребована меньшая часть этих специалистов, но их так мало, что может возникнуть острый дефицит таких специалистов.
Необходимость решения проблемы обеспечения качества воздуха в помещениях, дефицит специалистов, которые способны решать такого рода проблем и спрос на таких специалистов, должны привести к смене элит в этом сообществе.
Для того чтобы процесс смены элит произошел безболезненно и с наименьшими материальными потерями, необходимо получить не только ответ на поставленный вопрос «зачем это надо?», но государством должны быть созданы самые благоприятные условия для специалистов, способных реально решать такого рода проблемы. Если государство не сделает этих элементарных шагов, тогда страна не сможет перейти на новый технологический уклад. Некому будет ее туда переводить.

Skaramush
А, ну вот и причина. "Партия, дай порулить". Всё, как всегда, элементарно просто. Эти элиты испортились, несите другие и пустите к кормушке.

Только для чего тогда столько букв?

Впрочем, это тоже понятно. Только пара вопросов - когда на Болотную выходить и лозунг "Мы здесь власть" можно не менять?
Gosh
В данном случае, речь не идет о зоологическом уровне (курица тоже до трех считать умеет), а о том о чем пишет Г.Г. Малинецкий:

«Важнейший вопрос в контексте перспектив познания – анализ переднего края науки и очерчивание области непонятного, неясного, неисследованного.
Подобно мореплавателям эпохи Великих географических открытий, исследователям XXI века очень важно было бы иметь такую «карту незнания», а лицам, принимающим решения и определяющим научную политику, – перечень возможных экспедиций в неведомое и связанных с ними надежд. Это могло бы стать одной из важнейших задач философии науки начавшегося века.
В 1960-х годах на науку возлагались огромные надежды, а во множестве статей её рассматривали как «непосредственную производительную силу», считая, что вложение средств в научные поиски должно давать «экономический эффект» в обозримом будущем. И это действительно так, но только если направление выбрано верно, а научная работа выполняется на высоком уровне.
В общем же случае это не так: множество исследований, выполненных в последующие десятилетия, не оправдали возлагавшихся надежд, породили в мировом сообществе атмосферу разочарования в науке и недоверия к ней.»

Малинецкий Г.Г., СИНЕРГЕТИКА, МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА XXI ВЕКА.

http://spkurdyumov.ru/what/sinergetika-mez...nauka-xxi-veka/


Skaramush
Да, да. Рецессивная аллель и влияние на фенотип. А ещё глокая куздра штеко будланувшая бокра.
Gosh
Жизнь по принципу «что творим, не ведаем, но строго по «святым писаниям»», находясь на зоологическом уровне.

Я не знаю, как долго мы будем жить по принципу «что творим, не ведаем, но строго по «святым писаниям»», находясь на зоологическом уровне, при нарастании количества проблем, которые не решаются, а только накапливаются.
Меня интересовало отношение ведущих специалистов отрасли к системе, в которой они работают. Где-то в середине нулевых, я задал провокационный вопрос Е.О. Шилькроту, у которого на него не было ответа, т.к. данный вопрос выходил за рамки его компетенции и не затрагивал его статус одного из ведущих специалистов по воздухообмену в нашей стране. Я его только спросил, как зависит концентрация бикарбоната в крови человека от концентрации углекислого газа в помещении? Он ответил, что данный вопрос не имеет отношения к предмету, поэтому мне следует обратиться к Ю.Д. Губернскому.
Физический смысл ответа заключался в том, что творим, не ведаем, но строго по нормативной базе, а по поводу нормирования надо обращаться к врачам-гигиенистам.

На мой взгляд, данную ситуацию хорошо изложили эти специалисты в одной из лучших обзорных статей по проблеме воздухообмена: «Сколько воздуха нужно человеку для комфорта»

www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=3996

В данной статье авторы отмечают, что им известно, в беседе с профессором Bjarne W. Olesen, директором Международного центра по качеству воздуха и энергосбережению, рекомендуемые в стандарте величины воздухообмена не основываются на объективных физиологических реакциях человека, а получены путем статистической выборки среди людей, адаптированных к внутренней воздушной среде (количество удовлетворенных – 80 %).
Но, проведенные врачами-гигиенистами исследования подтвердили, что воздушная среда помещений, невентилируемых или вентилируемых недостаточно, ухудшается пропорционально числу лиц и времени их пребывания в помещении. А для всестороннего обоснования оптимального воздухообмена изучалась также скорость и степень эвакуации всех эндогенных загрязнений, возникающих в результате жизнедеятельности человека и эксплуатации помещений. На основании исследований, расчета воздухообмена, с учетом необходимости удаления тепловыделений человека, пришли к выводу, что оптимальный воздухообмен составляет порядка 200 м3/ч•чел.

Таким образом, нормированный воздухообмен, который не основывается на объективных физиологических реакциях человека, может варьироваться в пределах от 20 до 200 м3/ч•чел, что является прекрасными условиями для различных манипуляций ведущими специалистами отрасли, которые выходят за рамки своей компетенции, при продвижении тех или иных корпоративных интересов.

Например, в журнале АВОК №2 за 2010 год В.И. Ливчак в статье: «О расчете систем отопления, энергосбережении и температуре воздуха в отапливаемых помещениях жилого дома» предлагает:
« Учитывая, что расход тепла на нагрев инфильтрующегося воздуха составляет примерно половину от расчетных теплопотерь, надо сокращать воздухообмен на 4,5 • 2 = 9% или менее чем на 3 м3/ч из расчетных 30 м3/ч на жителя. Это будет совсем незаметно для человека, тем более что, например, в Германии, далеко не бедной стране, расчетный воздухообмен в квартирах при расчете нагрузки системы отопления в капитально ремонтируемых домах рекомендуется принимать исходя из 20 м3/ч на жителя».
И это высказывание представителя экспертного сообщества предложения, которого учитываются при разработке различных стандартов, норм и правил в строительстве.

Тогда возникает вопрос: «Для достижения, каких целей служит нормативная база?»

Если эта нормативная база является инструментом для решения проблемы обеспечения качества воздуха в помещениях, тогда в основе ее должны быть объективные физиологические реакции организма человека. Если эта нормативная база является критерием оценки деятельности тех или иных государственных структур перед вышестоящим руководством, тогда нормировать воздухообмен можно, как от фонаря, так и на зоологическом уровне. Но, в этой же статье отмечается, что с медико-гигиенической позиции важно учитывать, что нарушение природного состава атмосферного воздуха или загрязнение его посторонними вредными токсическими веществами вызывают целый ряд патофизиологических изменений в организме человека. Для предотвращения этих процессов необходим контроль за качеством воздушной среды по всем ингредиентам, а не только СО2, и эффективностью действия вентиляционных устройств.

Отсюда можно сделать вывод, что ценой критерия оценки деятельности тех или иных государственных структур перед вышестоящим руководством, является здоровье и жизнь наших сограждан, которые вначале вынуждены оплачивать создание систем вентиляции и кондиционирования воздуха, а потом будут оплачивать свое лечение, если эксплуатация этих систем привела к тем или иным заболеваниям. Правда установить, что причиной заболеваний являются системы вентиляции и кондиционирования практически невозможно.

Поэт в России - больше, чем поэт.

Я воспользуюсь эссе академика Ю.В. Наточкина «Предвосхищение Максимилиана Волошина и эволюция гомеостаза», ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2014, том 84, № 3, с. 253-260

http://naukarus.com/predvoshischenie-maksi...siya-gomeostaza

Академик пишет, что биогенетический закон, а его знает даже школьник, гласит: сформировавшийся организм животных и человека, если проследить этапы его становления от зарождения до времени полного развития в ходе онтогенеза, проходит ключевые стадии исторического развития вида, филогенеза. Иными словами, воспроизводятся основные вехи того, что было в жизни вида от его очень далёких предков до нынешнего времени. В науках о жизни это обрело строгость почти математической формулы: онтогенез повторяет филогенез. Оказалось, что и при заболеваниях, когда в той или иной степени страдают функции организма, происходит распад, деградация функций, их состояние постепенно, поэтапно возвращается к исходным, низшим ступеням жизни. Эта мысль получила обоснование в актовой речи академика Л.А. Орбели по случаю 158-й годовщины Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова: «Мы находим на каждом шагу подтверждение того факта, что очень многие патологические процессы представляют собой до известной степени отражение пути, который прошёл организм в процессе эволюции».

Складывается странная ситуация. Биогенетический закон, а его знает не только школьник, но и поэт, а специалисты по климатизации зданий, по роду своей деятельности, обязаны его знать, но не знают. При этом оперируют таким управляющим воздействием на организм человека, как нормированный воздухообмен, от фонаря. Иными словами, они, не имея базовых знаний, с такой легкостью и безответственностью могут оперировать к необходимости изменения нормативной базы по воздухообмену сложной открытой системы, о которой даже понятия не имеют.

В.Ю. Наточкин отмечает, что важнейшее условие для живых организмов – приемлемая среда, в которой особь может развиваться. Этот этап эволюции после формирования протоклетки мог зависеть от факторов, повлиявших на возникновение многоклеточных, от скорости адаптации особей к меняющимся физико-химическим условиям внешней среды, в которой могут жить эти существа.

Это какую такую приемлемую среду, в которой человек может развиваться, создают наши специалисты по климатизации зданий?

Какую среду создают такие же специалисты в Европе и их действия мне понятны, т.к. достаточно хорошо обоснованы. Главное, что обоснование подкрепляется научными исследованиями.

Открываем две статьи:
1. Аллард Ф. Приоритетные направления для повышения энергоэффективности зданий в Европе. // Журнал Энергосбережение, №5/2008.
2. США – Европа разногласия остаются. // Журнал АВОК, №5/2009.

Ф. Аллард, президент Федерации европейских ассоциаций в области отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха [REHVA] в приоритетных направлениях для повышения энергоэффективности зданий в Европе отметил, в частности:
1. Разработчики инженерных систем должны взять на себя ведущую роль в подготовке стратегических действий и возглавить битву против глобальных климатических изменений.
Уже созданы некоторые инструменты, необходимые для начала решения проблемы, но совершенно очевидно, что в течение следующих десятилетий еще многое надо изучить и разработать. Исследования необходимо направлять, прежде всего, на создание качественной и здоровой среды обитания людей, а также на получение определенных конкурентных преимуществ для европейской индустрии климатического оборудования.
2. Воздух является переносчиком многих видов загрязняющих веществ (газообразные, биологические загрязнения и т.д.). При все более плотной застройке и большей герметичности зданий качество внутреннего воздуха требует особого внимания. Для правильной интерпретации поведения внутреннего воздуха и определения его характеристик требуется дальнейшее изучение, начатое в скандинавских странах, взаимодействия между частицами газообразных или биологических загрязняющих веществ с другими веществами и с твердыми пористыми материалами при воздействии влаги или других факторов.
Кроме этого, следует отметить, что в работе не только затронуты теоретические и научные вопросы, но и намечены перспективные практические пути реализации. Например, было отмечено, что обычно проектирование и строительство зданий осуществляется одними компаниями, а эксплуатация – другими. В результате такой схемы появляется пробел в передаче информации. Основным критерием выбора инженерного оборудования и систем, как правило, являются низкие капитальные затраты, что не всегда обеспечивает низкие эксплуатационные затраты и энергопотребление. Необходимо переходить на другую схему: одна компания должна следить за повышением эффективности здания за все время его жизненного цикла. Такой подход требует новых разработок в области технологии, мониторинга и спецификаций.

Вслед за публикацией приоритетных направлений для повышения энергоэффективности зданий в Европе состоялся форум REHVA.
Форум был посвящен необходимости разработки руководящих принципов и стандартов по вентиляции в Европе, т. к. существующих стандартов недостаточно для работы проектировщика.
В ходе обсуждения были сделаны следующие выводы:
1. Существует доказательство того, что вентиляция влияет на проявление синдрома больного здания.
2. Результаты научных исследований указывают на преимущество вентиляции с большей интенсивностью, до 25 л/с (90м3/час) на человека.
3. Результаты научных исследований указывают на большой разброс «оптимальной» интенсивности вентиляции для различных зданий в зависимости от многих факторов, таких как, например, источники загрязнения от самих строительных материалов.
4. Хотя двухкомпонентный метод (выделение вредностей от людей внутри здания и от строительных материалов) расчета интенсивности вентиляции применяется в европейских стандартах (EN15251 indoor environmental input parameters for design and assessment of energy performance of buildings – addressing indoor air quality thermal environment, lighting and acoustics), требуется дополнительное научное доказательство, поддерживающее этот подход.
5. Воздействие вентиляции на здоровье людей зависит также от качества наружного воздуха.
6. Очень сложно разработать критерии производительности вентиляции, основанные на качестве воздуха, в условиях, когда трудно собрать исходные данные (данные по выбросам и т.п. обычно недоступны).
7. Необходимо ответить на вопрос, нужны ли стандарты по системам вентиляции и критерии для разных групп людей (аллергиков и т.д.).
8. Большинство стандартов основано на перемешивающей схеме вентиляции (mixing ventilation), но некоторые позволяют учитывать эффективность вентиляции и персональную вентиляцию, однако такая возможность не реализуется на практике.
9. Достигнуто общее согласие: на данный момент нет достаточной информации для расчета стандартов вентиляции исходя из ее влияния на здоровье людей, но можно подготовить руководства и стандарты, которые помогут повысить эффективность вентиляции.
Кроме того, сделан вывод, что в жилых зданиях интенсивность вентиляции должна зависеть от числа людей в комнате, и на самом деле нужны адаптируемые уровни вентиляции. Необходимо управление вентиляцией по потребности в каждом помещении. Вентиляция должна регулироваться по количеству людей и источникам загрязнения в помещении.

В части того, что не хватает в стандарте по вентиляции:
1. Необходимо руководство по простому техническому обслуживанию и эксплуатации вентиляционных систем.
2. Необходимо учитывать сильно загрязненный наружный воздух и, соответственно, корректировать вентиляцию или учитывать очистку вентиляционного воздуха.
3. Необходимо учитывать наружный климат (влажный/сухой) и, возможно, корректировать вентиляцию.
4. Необходимо руководство по контролю вентиляции по потребности.
5. Проблема с шумом решается в стандартах, но не на практике – нужны более жесткие критерии по уровню шумов.
6. Необходимо разработать обучающие инструкции для людей, находящихся в зданиях.
Критерии эффективности различных систем вентиляции (механической, гибридной и естественной) должны быть одинаковыми, но нужны различные стандарты проектирования. Критерии производительности должны основываться на общей концентрации некоторых загрязняющих веществ и, возможно, на максимальной концентрации других. Многие исследования указывают на более высокую частоту проявления симптомов больного здания в зданиях с механической вентиляцией*, но причина все еще не ясна. Нет понимания, как учесть это различие. Окончательный вывод: необходимо работать над улучшением руководящих принципов и стандартов в области вентиляции, и REHVA должна проявить инициативу в этой области.

То, что проблема достаточно сложная об этом пишет Ю.В. Наточкин:
«Гемолимфа и кровь, образующаяся из неё внеклеточная жидкость создают внутреннюю среду организма, которая может рассматриваться как море внутри организма: к каждой клетке притекает постоянно обновляемая околоклеточная жидкость. Это внутренняя среда организма животных и человека. Кровь, “струящаяся в жилах”, отвечает двум критериям: она непрерывно обновляется и её физико-химические характеристики поддерживаются неизменными в течение всей жизни и с особой точностью. Речь идёт прежде всего об осмотическом давлении, концентрации катионов (натрий, калий, кальций) и анионов (хлориды, фосфаты, карбонаты), кислотности этой среды (pH).»

Чтобы в этом убедится достаточно посмотреть на зависимость изменения кислотности крови от роста концентрации углекислого газа в атмосфере, которую представил D. S. Robertson.

В своих работах, английский ученый D. S. Robertson пишет, что уровень углекислого газа в атмосфере, при котором человечество может выжить, значительно ниже, чем предполагалось, поэтому безопасный для человека уровень углекислого газа требует пересмотра. Он рассчитал максимальный безопасный для человека уровень углекислого газа в атмосфере, составляющий 426 ррm. Ученый также считает, что под влиянием углекислого газа, уровень которого выше указанной цифры, происходит снижение величины pH в сыворотке крови, что ведет к ацидозу. Симптомы начальной степени ацидоза следующие: состояние перевозбуждения и умеренная гипертензия. Далее к ним добавляются сонливость и состояние беспокойства и как следствие уменьшение желания проявлять физическую активность. Существует вероятность того, что когда концентрация углекислого газа в атмосфере достигнет 426 ppm, а это может случиться раньше, чем через два поколения, здоровье, по крайней мере, некоторой части населения Земли, ухудшится.

D. S. Robertson. Health effects of increase in concentration of carbon dioxide in the atmosphere. Current science, vol. 90, no. 12, 25 june 2006.
D. S. Robertson. The rise in the atmospheric concentration of carbondioxide and the effects on human health. Med. Hypotheses, 2001, 56.

Леонид Леонидович Гошка, бывший коммерческий директор, ООО «Кола», г. Сыктывкар.

Gosh
В общем виде я нашел ответ на свой вопрос:
« Как долго мы будем жить по принципу «что творим, не ведаем, но строго по «святым писаниям»», находясь на зоологическом уровне (курица тоже до трех считать умеет), при нарастании количества проблем, которые не решаются, а только накапливаются?»

А. Фурсов. Рукотворный кризис

https://dentv.ru/articles/articles_32.html

Он пишет, что мы вступаем в кризис, который напоминает матрешку, что совпадает с утверждением академика Л.А. Орбели:
«Мы находим на каждом шагу подтверждение того факта, что очень многие патологические процессы представляют собой до известной степени отражение пути, который прошёл организм в процессе эволюции».
Эссе академика Ю.В. Наточкина «Предвосхищение Максимилиана Волошина и эволюция гомеостаза», ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2014, том 84, № 3, с. 253-260
http://naukarus.com/predvoshischenie-maksi...siya-gomeostaza
Андрей Фурсов пишет, что одним из главных результатов последней был психоисторический - социально и политически активная часть общества поняла: изменение есть нормальный, неизбежный и необратимый факт общественной жизни, нравится кому-либо это или нет. Не случайно в 1811 г. появляется термодинамика - первая постклассическая наука; в ней, в отличие от ньютоновской физики, время необратимо (Стрела Времени). В дальнейшем социальные проекты и средства их достижения конструировались с учетом отношения к факту изменения. Те, кому изменения не нравились и кто пытался их затормозить, законсервировать - консерваторы; те, кто приветствовал постепенные, эволюционные изменения - либералы; те, кто выступал за качественные изменения - марксисты. Так возникли три великие идеологии Модерна. Разумеется, это упрощенная картина, но она отражает главное.
Но, мы уже пришли к выводу, что первична научно-техническая революция, которая позволяет создавать технологии и развивать техносферу и этот процесс сопровождал человечество всю его историю.
А. Фурсов считает, что парадокс, но именно научно-технический прогресс последней четверти ХХ века похоронил надежды на прогресс социально-экономический.
Мы же пришли к выводу, что развитие современной техносферы исчерпало себя, необходимо создавать новую, в основе которой будут природо-подобные технологии. Иначе кризис «Матрешка» не будет преодолен.
А. Фурсов делает вывод:
«Перефразируя, сегодня можно сказать: из всех наук для нас важнейшая - кризисология, которую нужно было создавать вчера.»
Но, в конце 80-х годов прошлого столетия академик Легасов в своей концепции «Дамоклов меч» писал, что на современном этапе происходит трансформация научно-технической революции в революцию научно-технологическую, когда на первые позиции выходят вопросы «как, зачем, с каким материальным и социальным риском», а не «что, сколько» мы производим.
Он свою концепцию безопасности обосновывал тем, что человечество в своем промышленном развитии достигло такого уровня использования энергии всех видов, построило такую инфраструктуру с высоким уровнем концентрации энергетических мощностей, что беды от их аварийного разрушения стали соизмеримы с бедами от военных действий и стихийных бедствий. А вот автоматизм правильного бдительного поведения в столь усложнившейся технологической сфере еще не выработался.
Кроме этого был сделан основополагающий вывод, что завершающийся в прошлом столетии этап промышленной революции, начатый изобретением паровой машины, с его развитой и динамичной инфраструктурой всех социальных институтов, привел мир на грань мощнейших кризисных явлений, представляющих угрозу дальнейшему развитию и выживанию цивилизации. Крупнейшие катастрофы, исход которых огромные человеческие жертвы, - трагический симптом нашего времени.
Академик В.А. Легасов дает и рекомендации. Необходимо сформулировать новые критерии безопасности и иметь современную методологию ее обеспечения, отказаться от монополии секретности, от сиюминутных решений. Совершенствование техносферы должно обеспечить комфортное безопасное процветание людей. Безопасность - защищенность человека и биосферы от вредных воздействий техносферы, опасных последствий антропогенной деятельности. Наиболее актуальна задача создания технологий на новых принципах, если возможно, с внутренне присущей им безопасностью, способных уменьшить последствия ошибочных действий человека.
Сформирована качественно новая цель безопасности: главное - здоровье каждого человека, общества в целом и качество природной среды. Для измерения опасности применяется шкала, в качестве единицы которой используется риск. Риск - векторная, многокомпонентная величина, получаемая с помощью статистических данных или имитационных моделей, включающая величину ущерба от воздействия какого-либо фактора, вероятность его возникновения, неопределенность в величинах как ущерба, так и вероятности.
Для этого необходима прикладная наука управления риском.
Если я правильно понимаю, то кризисология - прикладная наука управления риском по Легасову.


Gosh
История углекислого газа за 300 миллионов лет.
Алексей Иванов, докт. геол.-мин. наук, зам. директора по науке Института земной коры СО РАН, сделал короткий обзор новостей науки о вариациях CO2 за последние 300 млн лет и возможных экологических последствиях современного роста концентраций этого газа.
Измерения концентрации углекислого газа (CO2 ) в атмосфере Земли, проводимые погодной обсерваторией на вулкане Мауна-Лоа на Гавайях, показывают устойчивый рост значений от 315 млн 1 в 1958 году до пока рекордных 418 млн 1 в июне этого года [1]. К 2100 году ожидается, что концентрация CO2 в атмосфере достигнет ~1000 млн 1 (0,1%). Чтобы понять, малы или велики эти изменения, необходимо знать уровень CO2 в геологическом прошлом. Для этого используется так называемый устьичный индекс, представляющий собой соотношение числа устьиц и эпидермальных клеток растений. Число устьиц снижается по мере роста концентрации углекислоты в воздухе. В статье «Deep time perspective on rising atmospheric CO2 » [2] проведена ревизия устьичного индекса для гинкговых (реликтовых растений, часто называемых живыми ископаемыми). Авторы использовали гербарии с 1754 по 2009 годы и сравнили эти исторические данные с экспериментами, проведенными в теплицах при различных уровнях CO2 . Используя новую калибровку, австралийский палеонтолог, геолог Грегори Реталлак (Gregory Retallack) и преподаватель факультета геологических наук Орегонского университета (США) Жизель Конде (Giselle Conde) оценили вариации концентраций CO2 в атмосфере за последние 300 млн лет (см. рисунок). Из их анализа видно, что периодически в истории Земли происходили события, приводившие к резкому росту CO2 в атмосфере. В последний раз концентрация углекислого газа достигала современного уровня примерно 16 млн лет назад в среднем миоцене,—возможно, из-за объемных извержений вулканов в провинции реки Колумбия на западе США [3]. С этим повышением уровня углекислоты связывается резкое потепление климата, приведшее, в частности, к существенной миграции эктотермных (получающих тепло из окружающей среды) позвоночных [4], смене одних видов травоядных другими [5] и т. п. Итак, ученые прогнозируют 1000 млн 1 (0,1%) к 2100 году, в то время как рост концентрации CO2 до более 1500 млн 1 может стать критическим для биосферы уже в масштабах всей Земли. При таком уровне происходят массовые (более половины видов) вымирания животных.
1. esrl.noaa.gov/gmd/ ccgg/trends/graph.html
2. Retallack G.J., Conde G.D. Deep time perspective on rising atmospheric CO2 // Global and Planetary Change. 2020. V. 1889.Art. id. 103177.
3. Kasbohm J., Schoene B. Rapid eruption of the Columbia River flood basalt and correlation with the mid-Miocene climate optimum // Science Advances. 2018. V.
4. eaat8223. 4. Böhme M. The Miocene climatic optimum: evidence from ectothermic vertebrates of Central Europe // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. 2003. V. 195. P. 389–401.
5. Blois J.L., Handly E.A. Mammalian response to Cenozoic climate change // Annual Reviews of Earth and Planetary Sciences. 2009. V. 37. P. 181–208.
ТрВ № 16 (310) за 2020 г.: Коллективный иммунитет к COVID 19 возникнет раньше?
https://trv-science.ru


Gosh
По обзору новостей науки о вариациях CO2 за последние 300 млн лет, есть о чем подумать, перед тем как проектировать будущее.
Например, можно попытаться найти ответ на вопрос: А, вообще-то, есть ли это самое будущее или его для некоторых биологических видов, в том числе и для человечества, уже физически не может быть?
Есть точка зрения, что с наукой не поспоришь. Обсуждать можно вопрос о том, сохраниться ли современный тренд на повышение концентрации СО2, на основе которого сделан прогноз до 2100 года. Ответ зависит от того, «кто виноват» — если человечество, то что-то ещё можно сделать. а если это естественный процесс, как с облегчением говорят некоторые отечественные учёные и политики — то тогда «капец» полный. О чём они похоже не догадываются.
Из данного ответа возникает новый серьезный вопрос: В каких конкретных действиях в межэтнических отношениях будет проявляться ощущение надвигающейся катастрофы у этносов?
Учитываем, что геобиоценоз или биоценоз (по Л.Н. Гумилеву) - закономерный комплекс форм, исторически, экологически и физиологически связанный в одно целое общностью условий существования.
Л.Н.Гумилев дает следующее определение этносов:
Этнос - естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким коллективам, исходя из ощущения комплиментарности.
Комплиментарность - положительная (отрицательная) - ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) особей, определяющее деление на "своих" и "чужих".
Л.Н.Гумилев писал, что нет ни одного реального признака для определения этноса, применимого ко всем известным нам случаям. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда — нет. Вынести за скобку мы можем только одно — признание каждой особью „мы такие-то, а все прочие другие"». Противопоставление «своих» и «чужих» («мы» — «они»), данное членам этноса в рефлексии, служит «индикатором для определения этнической принадлежности, а тем самым и особым типом системообразующей связи в этносе. Этнос возникает как целостность, противопоставляющая себя всем остальным целостностям того же типа и исчезает как система с потерей ощущения «своих» и «чужих». При этом, хотя этническая принадлежность и обнаруживается в сознании людей, она «не есть продукт самого сознания. Очевидно, она отражает какую-то сторону природы человека, гораздо более глубокую». Таким образом, «самосознание только опознавательный знак, а не сущность предмета».
Гумилёв Л. Н., Иванов К. П. Этнические процессы: два подхода к изучению // Социологические исследования. 1992. Вып. 1. С. 50–57.

Skaramush
Незачёт.
Совершенно опущены глобальные вопросы вакуумной сфероиппологии и, главное, не рассматривается степень влияния на рост телеграфных столбов освещения отражённым светом от спутника Земли.
Gosh
"Великое правило... надо различать, а не смешивать, ибо уменьшение разнообразия еще не приводит к истине. К несчастью, посредственные умы склонны к однообразию. Однообразие так удобно! Если оно все искажает, то по крайней мере смело разрешает все вопросы", - с горечью пишет Опостен Тьерри. И до чего же он прав!
Л.Н. Гумилев, «Этногенез и биосфера Земли».

Л.Н. Гумилев пишет:
Спор о том, что такое человек: зверь или Бог? - волновавший умы романтиков и нигилистов, ныне, к счастью, потерял значение. Стало очевидно, что человек не только животное, но в том числе и животное, и это ничуть не унижает его достоинства. И потому он живет в коллективах - этносах,
специфических сообществах. А для нашей темы важно установить место этноса как специфического явления в пределах вида Homo sapiens, уяснить, чем поддерживается относительная устойчивость этноса, и понять причины его исчезновения (что проще) и возникновения (вопрос вопросов).

При этом надо констатировать, что именно этнические коллективы приспосабливаются к тем или иным локальным условиям, а стадии развития-формации глобальны, и их связь с географической средой опосредствована мозаичной антропосферой, т.е. этносферой, доступной наблюдениям натуралиста. Встречаясь с большим количеством событий, мы можем группировать их по принципам сходства и причинной последовательности, т.е. применять к историческому материалу методику естественных наук. И тогда мы получаем твердый вывод: этносы возникают и исчезают независимо от наличия тех или иных представлений современников. Значит, этносы - не продукт
социального самосознания отдельных людей, хотя и связаны исключительно с формами коллективной деятельности людей... Социальное развитие накладывает свой отпечаток на все другие формы движения материи, поскольку они связаны с людьми. Однако никто никотаа не пытался истолковать в социальном аспекте гравитацию или электропроводимость, эпидемии, смерть или наследственность, ибо это область естествознания. Описанные выше "толчки", а также некоторые подобные явления мы вправе рассматривать как антропогенные сукцессии. Но
возникающие при этом недоумения и сомнения мы подвергнем анализу несколько позже, когда уясним их причину, т.е. тот самый загадочный "фактор икс". А пока продолжим описание феномена.

На протяжении последних 5 тыс. лет антропогенные изменения ландшафта возникали неоднократно, но с разной интенсивностью и всегда в пределах определенных регионов. При сопоставлении с историей устанавливается четкая связь между антропогенными изменениями природы и эпохами становления новых этносов.

Как возникновение этноса и перестройка ландшафта согласно его новым устремлениям, так и миграция большого числа людей с оружием и орудиями труда являются работой в физическом смысле; значит, они требуют затраты энергии. Больше того, поддержание этноса как системы также не может обойтись без затраты энергии на преодоление постоянного сопротивления окружения. И даже упадок этноса, т.е. замедление его развития, связан с моментом приложения силы - причины, вызывающей плюс-минус ускорение.

Этот тезис, будучи сформулирован мною, был поддержан Ю. К. Ефремовым, а потом - Ю. В. Бромлеем, который приписал авторство Ю. К. Ефремову, в чем последний, по его искреннему личному заявлению, неповинен. Но еще более удивительно, что Ю. В. Бромлей, признав "роль биоэнергетического источника" в этнических процессах, предполагает, что эта энергия "зависит от конкретно-исторических условий их (этнических общностей) существования". Думается, что закон сохранения энергии в защите не нуждается, и входить в спор по этому поводу неуместно. Но то, что наличие определенного вида энергии для совершения работы, необходимой для этногенеза как процесса, признано, уже хорошо.

Характеристика этой специфической формы энергии содержится в замечательной книге В. И. Вернадского: "Все живое представляет из себя непрерывно изменяющуюся, состоящую из самых разнообразных теснейшим образом между собою связанных живых веществ, совокупность организмов, подверженных эволюционному процессу в течение геологического времени. Это своеобразное динамическое равновесие, стремящееся с ходом времени перейти в статическое равновесие... Чем более длительно его существование, если нет никаких равноценных явлений, действующих в противоположную сторону, тем ближе к нулю будет свободная энергия", т.е. "энергия живого вещества, которая проявляется в сторону, обратную энтропии. Ибо действием живого вещества создается развитие свободной энергии, способной производить работу". Следовательно, структура и стереотип поведения этноса являются динамическими величинами, что и определяется наличием внутриэтнической эволюции, которая равно не похожа на социальную и биологическую.

……Итак, мы нашли ответ на вопрос, поставленный В. И. Вернадским, и вернулись к первому биогеохимическому принципу: "Биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимальному своему проявлению". Этого одного необходимо и достаточно для того, чтобы объяснить все процессы биосферы, в том числе этногенезы, как некое сложное и многообразное единство, принцип материалистического монизма.
Биосфера - термин, введенный в науку В. И. Вернадским, означает одну из оболочек Земли, включающую в себя кроме совокупности живых организмов все плоды их былой жизнедеятельности: почвы, осадочные породы, свободный кислород атмосферы. Таким образом, установление связи этногенеза с биохимическими процессами биосферы не "биологизм", как полагают некоторые мои оппоненты, а уж скорее "географизм", хотя и такой "ярлык" вряд ли уместен, ведь все, что есть на поверхности Земли, так или иначе входит в сферу географии - либо физической, либо экономической, либо исторической.

БИОХИМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПАССИОНАРНОСТИ

То, что каждый человек и каждый коллектив людей является частью биосферы и составным элементом общества - несомненно, но характер взаимодействия этих форм движения материи требует уточнения. Для достижения поставленной цели и решения задачи в проблему соотношения человека, как носителя цивилизации, с природной средой введено понятие "этнос" для обозначения его как устойчивого коллектива особей, противопоставляющего себя всем прочим аналогичным коллективам, имеющего внутреннюю структуру, в каждом случае своеобразную, и динамический стереотип поведения. Именно через этнические коллективы осуществляются специфические варианты связи человечества с природной средой. Однако тут встает вопрос о границе и соотношении между природным и социальным. То, что природа господствует за пределами техносферы - очевидно, но она находится и в телах людей. Физиология (в том числе патофизиология) тесно связана с психологией как продуктом нервной и гормональной деятельности организма. Нехватка йода вызывает кретинизм; выделение адреналина создает страх и гнев; гормоны половых желез стимулируют любовную лирику и сентиментальный роман; химические соединения в качестве допингов воздействуют не только на физическое, но и на психическое состояние спортсменов; наркотики ведут к вырождению целых народов и т.д. Закономерность общественной формы движения материи в человеке так переплетается с биологической, биохимической и биофизической, что необходимость четкого разграничения их очевидна.


Gosh
Этногенез и цветные революции. Теория и практика.

На сколько опасны посредственные умы в системе управления странами, которые склонны к однообразию, как раз и видно из статьи Ю.А. Бобылова «ВПЕРЕДИ «МИРОВЫЕ ГЕНОЦИДНЫЕ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ» ИЛИ «НОВЫЙ ОБЛИК ЦИВИЛИЗАЦИИ»?»

Это не решение проблемы, а ускорение увеличения количества этнических конфликтов по всему миру. При таком решении проблемы, процесс этногенеза очень быстро выйдет из под контроля.
А вот если поставить задачу не сокращения выбросов, а утилизацию избыточного количества СО2 из атмосферы — то это поможет независимо от причины. Человечество выживет без войн даже в случае, если причины повышения концентрации СО2 не связаны с деятельностью человека. Тем самым, человечество возьмёт на себя не только роль консумента, но и продуцента и редуцента — о чём писал А.С. Керженцев. Это и будет первым шагом к построению ноосферы в понимании Вернадского — как среды обитания человека. в которой улучшены природные процессы — повышено производство первичной биомассы, ускорены круговороты вещества, смягчены климатические факторы и т.д.

Но, для этого надо преодолеть сопротивление посредственных умов, которые склонны к однообразию и принятию простых, непредсказуемых по своим последствиям решений.

Я согласен с выводом, что пассионарность — это «энергия координации» — то есть небольшие по мощности информационные сигналы, которые управляют целыми народами с их колоссальной энергией живых организмов. подобно тому, как навигационный сигнал управляет огромным кораблём с большой энерговооруженностью. Если такого сигнала не будет, то вся эта махина просто не будет знать, куда плыть.

Я считаю, что это информационный канал взаимодействия биосферы и биологического вида по управлению коллективными явлениями.

В середине прошлого века нобелевский лауреат Илья Пригожин ввел понятие диссипативных структур — это и есть то, что мы сегодня называем открытыми активными системами, т. е. системами, находящимися вдали от термодинамического равновесия. Они обладают способностью к самоорганизации, т. е. могут переходить от простых состояний к сложным, а от них — к еще более сложным. Открытые системы — это такие системы, которые обмениваются веществом и энергией с окружающей средой. Например, все живые системы являются открытыми. Однако большая распространенность в природе отнюдь не делает их простыми для изучения: с точки зрения термодинамики они представляют собой очень сложные объекты для исследования — системы, далекие от равновесия. И в этой области сегодня возникают очень интересные задачи.
Основа открытых систем и главный предмет исследований в этой области — так называемые активные броуновские частицы, т. е. частицы, у которых есть механизм преобразования энергии внешнего источника в энергию кинетического движения. Интерес к активным броуновским частицам связан с тем, что эта модель выглядит универсальной, например, она хорошо описывает поведение частиц в коллоидах, но также пригодна для описания живых организмов — колоний бактерий, косяков рыб, стай птиц и т. п.
Активные броуновские частицы демонстрируют так называемые коллективные явления, явления самоорганизации: они движутся не хаотично, образуют разнообразные структуры. Примеры из живого мира — образование всевозможных вихрей, подобно уже упомянутым косякам рыб, которые закручиваются в определенном направлении и создают очень впечатляющую картину. Есть примеры соответствующего поведения и у бактериальных культур, ну, а в физике такая самоорганизация рассматривается как неравновесный фазовый переход.
Научный ландшафт здесь чрезвычайно обширный и многообещающий, а в последнее время на эту область стали заглядываться и из области физики плазменно-пылевых систем. Казалось бы, что общего у физики плазмы и колонии бактерий? Однако пылевая система в газоразрядной плазме низкого давления — это та же открытая система. Исследуя явления самоорганизации, т. е. перехода системы ко всё более сложным состояниям, мы получаем возможность описать эти явления с помощью более или менее точной модели — а значит, в перспективе и управлять ими. Хотелось бы отметить, что экспериментальное изучение активных броуновских частиц в пылевой плазме на сегодняшний день практически не проводилось.
Открытыми системами занимаются сильные научные группы по всему миру, и эта деятельность очень заметна и обширна — сюда включаются группы из самых разных областей: химии, биологии, медицины, физики плазмы. Как мы уже упоминали, тематика самоорганизации открытых систем берет начало от работ Ильи Пригожина и его модели диссипативных структур. В последующие годы в этой области активно работали наш соотечественник Юрий Климонтович и профессор Вернер Эбелинг в Германии, ранние работы которого посвящены активным броуновским частицам.

https://trv-science.ru/2019/02/26/ot-aktivn...-i-nanorobotam/

Вот в эту-то область знаний пытаются влезть и по рулить этими процессами посредственные умы в системе управления странами, которые склонны к однообразию.

Как пишет Г.Г. Малинецкий:
«Начавшемуся XXI в., по-видимому, предстоит стать веком геокультуры, столетием глобальных исторических перемен, эпохой нового этногенеза.
В самом деле, если масштабное военное столкновение между крупными государствами, цивилизациями, этническими структурами невозможно, если экономические потрясения по своим масштабам приближаются к крупным вооруженным конфликтам, то где же та сфера, в которой будет происходить противостояние, «проба сил», будут проверяться на прочность социально-экономические конструкции?
Это сфера смыслов, ценностей, поведенческих стратегий, образов будущего, желаемого типа жизнеустройства, того, что отличает «нас» от «них». Иными словами, именно те сущности, которые рассматриваются в гумилевской теории этногенеза!
Однако форсированное технологическое развитие последних веков, переход ряда обществ в индустриальную и постиндустриальную фазы развития, проекты модернизации, проводимые в очень короткие по историческим меркам сроки, многое кардинально изменили и в сфере этногенеза.
Теория и практика «оранжевых революций», развернувшийся процесс «переформатирования Большого Ближнего Востока», стремительное создание и разрушение социальных общностей («демонтаж народов») показывают, что многие процессы в этнической сфере, связанные с «накачкой» и уменьшением пассионарности, могут идти «в быстром времени» — в течение десятилетий и даже лет. Более того, эти процессы весьма эффективно управляются и направляются. Практика в этой важной сфере, непосредственно связанной с проблемами национальной безопасности, значительно опережает теорию. В теоретическом осмыслении подобных высоких гуманитарных технологий сейчас делаются первые шаги. На новом уровне ставятся те же вопросы, которые задавал Л. Н. Гумилев, но уже в контексте российского кризиса.
«Надо преодолеть ограничения подходов, загоняющих всю жизнь общества за узкие рамки интересов социальных групп, и посмотреть, что происходит со всей системой связей, объединяющих людей в общности, а их — в общество. Тогда мы сразу увидим, что гораздо более фундаментальными, нежели классовые отношения, являются связи, соединяющие людей в народ. И фундаментальная причина нашего нынешнего состояния заключается в том, что за двадцать лет демонтирован, «разобран» главный субъект нашей истории, создатель и хозяин страны — народ», — пишет известный российский социолог С. Г. Кара-Мурза.»

Г. Г. Малинецкий МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ, ТЕОРИЯ ЭТНОГЕНЕЗА И ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА/

http://textarchive.ru/c-1000188-pall.html

Теперь от практики перейдем к теории, т.е. к работе Л.Н. Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».

Прогресс и эволюция человека
Согласно общепринятой теории эволюции, род Homo появился в начале четвертичного периода в нескольких разнообразных формах гоминид, возможно следовавших одна за другой, хотя, может быть, иногда сосуществовавших. Подобно своему предполагаемому предку, австралопитеку, гоминиды были крупными хищниками, не чуждыми каннибализма, и, следовательно, в биоценозах занимали верхнюю экологическую нишу. К концу последнего оледенения все ветви этого рода вымерли, за исключением только одного вида – Homo sapiens, т. е. современного человека. Однако последний распространился по всей суше планеты, затем в исторический период освоил поверхность гидросферы и произвел на Земле такие изменения, что ныне всю ландшафтную оболочку Земли справедливо называют антропогенной.
Конечно, за истекшие 17–20 тысячелетий климатические условия в разных районах менялись, но остается фактом то, что вид Homo sapiens в отличие от других видов позвоночных не ограничился определенным ареалом, а сумел приспособиться к разнообразным природным условиям, что по праву ставит его на особое место в экологии позвоночных.
В XIX и начале XX в. достижения техники позволили хищнически уничтожать запасы природных богатств, и это казалось путем прогресса. Ныне уже не хватает пресной воды для нужд промышленности, флора угнетена, пылевые бури в США мстят за уничтожение биоценозов прерий, воздух в больших городах обеднен кислородом, с лица Земли за последние 300 лет исчезли 110 видов позвоночных животных и под угрозой находятся еще 600 видов. Еще недавно этот процесс был назван ноосферой и победой над природой. Теперь стало ясно, что мы наблюдаем явление совсем иного (не социального) порядка: повышенную адаптивность и агрессивность вида Homo sapiens, одного из компонентов биосферы планеты Земля.
И тут встает первый вопрос: насколько укладывается отмеченное нами явление в рамки эволюции позвоночных, к коим принадлежит и сам Homo sapiens? И второй, не менее важный: продолжает ли человек, после того как он создал орудия и научился использовать огонь, оставаться в составе биоценоза как верхнее, завершающее звено или он переходит в какую-то иную сферу взаимоотношений с природой, вовлекая туда же одомашненных животных и культурные растения? Это тем более существенно, что, согласно закону необратимости эволюции, животные и растения, измененные воздействием человека до неузнаваемости, не могут вернуться к самостоятельной жизни, так как за немногими исключениями не в состоянии выдержать конкуренцию с дикими формами. Таким образом, внутри биосферы создалась особая прослойка. Действуют ли в ней принципы естественного отбора?

Конверсии биоценоза и сукцессии
Все описанные и аналогичные им действия требуют от их участников колоссальной работы (в физическом смысле), равно мускульной, интеллектуальной и эмоциональной. Любая работа, чтобы быть произведенной, требует затраты соответствующей энергии, которую надо откуда-то почерпнуть. Так какова же эта энергия, явно не электрическая, не механическая, не тепловая, не гравитационная? И откуда берут ее люди, идущие на смертельный риск? Да и нужна ли им такая вредная забава? Но если они тем не менее эту энергию расходуют, чаще погибая, чем выигрывая, то закономерно спросить: не имеет ли описанное явление отношения к «фактору икс», который мы настойчиво ищем? Может быть. Но сначала уточним постановку проблемы.

Антропосукцессии
Переселение народов в привычные условия – это стремление сохранить себя как этническую систему и уберечь от разрушения кормящий ландшафт. Антропосукцессия, т. е. вторжение в области, кои не всегда можно и стоит заселять, но которые можно завоевать, – это миграция с обратным знаком. И что самое страшное: победители страдают не менее побежденных, ибо для реализации своих успехов они обязаны адаптироваться в новых условиях, а это означает коренную ломку собственной природы. Ясно, что на такую встряску способны лишь молодые, наиболее пластичные и лабильные, т. е. неустойчивые.
Но при начале процесса (сукцессии или агрессии – как угодно читателю) эти элементы играют только подчиненные роли. Для ведущих особей развязывание цепи кровавых событий нецелесообразно и нежелательно. Но так как антропосукцессии все-таки происходят, то, видимо, их причины лежат за пределами того, что контролируемо человеческим сознанием. Но тогда динамика и статика этногенеза равно закономерны, и в них отсутствуют категории вины и ответственности. Нет! Этот тезис не влечет за собою всепрощения! Отдельные люди, конечно, виноваты в совершаемых ими преступлениях вне зависимости от той или иной фазы этногенеза. Но этнические закономерности стоят на порядок выше, и к ним применимы как статистический закон больших чисел, так и третий закон Ньютона: действие равно противодействию – победители гибнут вместе с побежденными или чуть позже, но не в смысле физической гибели, а в смысле этнической перестройки. Этносы не как змеи: они меняют не кожи, а души.


Skaramush
А вот теперь будьте крайне осторожны, так как повернули на скользкую дорожку.
Прежде чем развивать взятое направление ВНИМАТЕЛЬНО изучите ст. 282 УК РФ. И это уже не хохма и не шутка.
Gosh
За крамольные мысли надо сажать.

Спасибо за предупреждение.
Я знаком с нашими традициями по посадкам. А, если не удается посадить, тогда по навешиванию ярлыков в конкурентной борьбе на зоологическом уровне за доминантность.
Одной из часто повторенных Л.Н.Гумилевым фраз – "ученые сажали ученых" – вообще не вписывалась в принятые шаблоны разоблачений "сталинских репрессий".
http://svitk.ru/004_book_book/16b/3418_lav...lev_gumilev.php

Перефразируя известную фразу: «С биогеохимической теорией В.И. Вернадского не знаком, поэтому теорию этногенеза Л.Н. Гумилева осуждаю». По этой причине примечательна реакция на эту теорию исторического сообщества в статье Л.С.Клейна «Загадка Льва Гумилева»:

«Воздействие лагеря на образ мышления Л. Н. я выделил в своей критической статье 1992 г. («Нева», 4), предположив, что он был лагерной Шехеразадой, «толкая романы» уголовникам, и привычка подстраиваться под интересы своей лагерной публики повлияла на форму и содержание его сочинений, придав направленность его учению.
……А Гумилёв молчит. Молчит не только в печати. Многие мемуаристы отмечают, что он и устно почти никогда не рассказывал о своем лагерном житье-бытье. Никому.
Обычно не желают вспоминать этот отрезок своей жизни те, кто был категорически недоволен собой в этом покинутом ими мире, для кого унижения лагерного быта не остались внешними факторами, а обернулись утратой достоинства, недостатком уважения среды. В лагере, где основная масса — уголовники, всё сообщество четко делится на касты. В верхнюю касту попадают отпетые уголовники и «авторитеты». В среднюю, в «мужики», — вся серая масса. В нижнюю касту, касту «чушков», беспросветная жизнь которых полна унижений, избиений и бедствий, попадают слабые, жалкие, смешные, интеллигенты, больные, неопрятные, психически неустойчивые, нарушившие какие-то законы блатного мира. Они ходят в отребье, едят объедки, ждут тычков и пинков отовсюду, жмутся по углам. Спят воры на «шконках» первого яруса, мужики — повыше и на полу, чушки — под шконками или под нарами. Там есть известное удобство (изоляция, укрытность), но место считается унизительным, а в мире зэков престиж, семиотичность очень много значит.
Есть и прямые свидетельства о деталях быта, которые вписываются в эту реконструкцию. О своем открытии пассионарности Гумилёв рассказывал так:
«Однажды из-под нар на четвереньках выскочил наружу молодой с взлохмаченными вихрами парень. В каком-то радостном и дурацком затмении он вопил: «Эврика!» Это был не кто иной, как я. Сидевшие выше этажом мои сокамерники, их было человек восемь, мрачно поглядели на меня, решив, что я сошел с ума...» (Варустин 2006: 485). И другим он рассказывал, что «теорию пассионарности придумал, лежа в «Крестах» под лавкой»). Проговорился Л. Н., определил свое положенное место в камере — под нарами, под шконкой.
О раннем сроке Гумилёв сам вспоминает, что к 1939 г. совсем «дошел», стал «доходягой». В Норильлаге зимой 1939/40 г. с ним сидел Д. Быстролетов, который поместил свои воспоминания в «Заполярной правде» (23 июня 1992 г.). Быстролетову нужно было подыскать себе помощника, чтобы вытащить из барака тело умершего. Один зэк растолкал доской спящего под нарами доходягу, это оказался Гумилёв. У Быстролетова сложилось впечатление, что Гумилёв имел «унизительный статус чумы», шестерки. Он, видимо, регулярно подвергался обычным унижениям этого люда. Быстролетов описывает его как предельно ослабевшего, беззубого, с отекшим лицом, этот доходяга еле двигался и с трудом произносил слова, был одет в грязную одежду. Никаких вещей у него не было.
Этот период неизбежно должен был наложить отпечаток и на последующие, когда положение Гумилёва улучшилось, когда он освоил статус Шехеразады и добился внимания и уважения солагерников, да и солагерники стали другими. Зэк низшей касты никогда полностью не переходит в верхнюю ни в глазах окружающих, ни в собственном самоощущении. Сбросить это наваждение он может только со всем антуражем лагеря, откинув лагерь как кошмарный сон. Поэтому люди этого плана стараются не вспоминать лагерную жизнь, гонят от себя эти кошмары, очищают память, чтобы выздороветь от лагеря. Однако необратимые изменения психики почти неизбежны, остаются после лагеря. У тех, кто выдержал испытания и завоевал уважение среды, не оказался внизу, воздействие лагерного прошлого может быть укрепляющим — он выходит из лагеря если не добрее, то сильнее, чем туда был взят. Те, кто был сломлен, кто не выдержал ужасных тягостей, не сумел отстоять свое достоинство в злой среде, навсегда ушиблены лагерем, у них изменилось общее отношение к людям — стало отчужденным и недоверчивым, самооценка стала нуждаться в постоянном подтверждении, самолюбие стало болезненным. Эти люди постоянно ищут, на чем бы показать свое превосходство над другими — в ход идет всё: опыт, вера, национальность, пол.
Я думаю, что всё то, что распространяется по России под названием гумилёвского учения об этногенезе, не имеет ничего общего с наукой. Это мифы, сотворенные в больном сознании чрезвычайно одаренного человека под воздействием чудовищных обстоятельств его трагической жизни. Ненаучность этих талантливых произведений, абсолютно ясную всем профессионалам, он не видел и не понимал.»

http://trv-science.ru/2011/05/10/zagadka-l...comment-page-4/

Навешали ярлыков не только на Л.Н. Гумилева.

По этому поводу мне д.б.н. Анатолий Семенович Керженцев писал:
«Инициатором биосферы является экспансия жизни — размножение живого в геометрической прогрессии, которая сдерживается всего двумя факторами: ограниченным запасом биофильных элементов и узким диапазонов климатических условий, пригодных для жизни. Биофильные элементы пришли на Землю в результате аккреции космической пыли и метеоритного вещества, очень близкого по химическому составу к биомассе. За 4,5 млрд.лет накопилась масса биофильных элементов, которая сейчас содержится в биосфере. Природа научилась рационально использовать ограниченный запас элементов с помощью циклического процесса метаболизма, замкнутого на 99% с минимальным количеством отходов 1%. Причем, отходы эти природа тщательно упаковывает кристаллической решеткой и аккуратно складирует в литосфере в форме осадочных пород, которые по мере накопления превращаются в метаморфические, а потом переплавляются в магматические. Так что в системе живое-косное приоритет у живого. А что касается ярлыков, мне уже досталось их немало. Последний мне присвоили на семинаре в Институте географии РАН при обсуждении статьи Б.Л.Личкова об участии почвы в формировании осадочных пород, где я описал механизм формирования этих осадков в почве. Меня сравнили со знаменитым Петриком и обсуждали не статью Личкова, а мое выступление чуть ли не матом. В заключение я попросил прощения у слушателей за напрасно потраченное ими время. Председатель семинара удивился: «А что ты говорить не будешь?» Я ответил, что не вижу смысла и ушел. Бог им судья! А мы идем своей дорогой!

У меня нет никаких сомнений, что проблемы и дальше не будут решаться, а все пойдет по накатанной, т.е. в наших лучших традициях. Тем более такой повод нам предоставил Л.Н. Гумилев. Он посредственным умам, склонным к однообразию ввел понятие «Жизнелюбы»:
Отличительной чертой "цивилизации" является сокращение активного элемента и полное довольство эмоционально пассивного и трудолюбивого населения. Однако нельзя опускать третий вариант - наличие людей и нетворческих, и нетрудолюбивых, эмоционально и умственно неполноценных, но обладающих повышенными требованиями к жизни. В героические эпохи роста и самопроявлений эти особи имеют мало шансов выжить. Они плохие солдаты, никакие рабочие, а путь преступности в строгие времена быстро приводил на эшафот. Но в мягкое время цивилизации при общем материальном изобилии для всех есть лишний кусок хлеба и женщина. "Жизнелюбы" (да простится автору неологизм) начинают размножаться без ограничений и, поскольку они являются особями нового склада, создают свой императив: "Будь таким, как мы", т.е. не стремись ни к чему такому, чего нельзя было бы съесть или выпить. Всякий рост становится явлением одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. В искусстве идет снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, в общественной жизни узаконивается коррупция, в армии солдаты держат в покорности офицеров и полководцев, угрожая им мятежами. Все продажно, никому нельзя верить, ни на кого нельзя положиться, и для того чтобы властвовать, правитель должен применять тактику разбойничьего атамана: подозревать, выслеживать и убивать своих соратников.
Порядок, устанавливающийся в этой фазе, которую правильнее всего назвать "обскурацией", никак нельзя считать демократическим. Здесь господствуют, как и в предшествовавших стадиях, группы, только принцип отбора иной, негативный. Ценятся не способности, а их отсутствие, не образование, а невежество, не стойкость в мнениях, а беспринципность. Далеко не каждый обыватель способен удовлетворить этим требованиям, и поэтому большинство народа оказывается, с точки зрения нового императива, неполноценным и, следовательно, неравноправным. Но тут приходит возмездие: жизнелюбы умеют только паразитировать на жирном теле объевшегося за время "цивилизации" народа. Сами они не могут ни создать, ни сохранить. Они разъедают тело народа, как клетки раковой опухоли организм человека, но, победив, т.е. умертвив соперника, они гибнут сами.
В самом деле, даже для сохранения семьи и воспитания детей нужны совсем иные качества, нежели те, которые столь тщательно культивировались; в противном случае дети расправятся с родителями, как только это будет им удобно. Итак, после наступления торжества обскурации носители ее исчезают, как дым, и остаются уцелевшие от всех передряг потомки первоначальных носителей статического состояния, которые на руинах вновь начинают учить своих детей жить тихо, избегая конфликтов с соседями и друг с другом. Анатомически и физиологически они полноценные люди, приспособившиеся к ландшафту, но пассионарного напряжения у них столь мало, что процесс развития этносов не идет. Даже когда среди них случайно рождается пассионарная особь, она ищет себе применения не на родине, а у соседей (например, албанцы делали карьеру либо в Венеции, либо в Константинополе). Тут возникают две возможности: либо оставшиеся в живых влачат жалкое существование как реликтовый этнос, либо они попадают в горнило переплавки и при некоторых благоприятных условиях из нескольких обломков выплавляется новый этнос, лишь смутно помнящий о своем происхождении, ибо для него куда важнее дата его нового рождения. И снова процесс проходит те же стадии, если его случайно не прервет постороннее воздействие.
Л.Н.Гумилев, «Этногенез и биосфера Земли»

И это уже не хохма и не шутка.

Осталось предать анафеме не только утверждения В.И. Вернадского, но и всю биогеохимическую теорию, так как правоприменительной практики для применения ст. 282 УК РФ к коронавирусу нет, а В.И. Вернадского уже не посадить:
1. изучение явлений жизни в масштабе биосферы дает нам и более определенные указания на теснейшую связь между ней и биосферой.
2. явления жизни должны быть рассматриваемы как части механизма биосферы и что те функции, какие живое вещество исполняет в этом сложном, но вполне упорядоченном механизме – биосфере, основным глубочайшим образом отражаются на характере и строении существ.
3. среди этих явлений на первом месте должен быть поставлен газовый обмен организмов – их дыхание.
4. в мире организмов в биосфере идет жесточайшая борьба за существование – не только за пищу, но и за нужный газ.
5. эта борьба более основная, так как она нормирует размножение, т.е. дыханием определяется максимальная возможная геохимическая энергия жизни на гектар.
6. соглашаясь с выводами Ж. Дюма и Ж. Буссенго, и поэтому живое вещество может быть рассматриваемо как придаток атмосферы.
7. генетическая связь жизни с газами биосферы чрезвычайно велика. Газы биосферы всегда генетически связаны с живым веществом, и земная атмосфера им определяется в своем основном химическом составе.
8. возможно при жизни организма атомы углерода, уходящие в виде углекислоты в атмосферу или воду, происходят от стороннего в него входящего вещества – пищи, а не от вещества, строящего углеродистый остов организма.
В.И. Вернадский делает важные выводы, что
1. в таком случае только в протоплазматической основе жизни и ее образованиях будут собираться удержанные в живой материи, не выходящие из нее атомы.
2. необходимо пересмотреть представление о характере обмена – движения атомов – внутри организма, об устойчивости протоплазмы, воззрения, выдвинутого еще К. Бернаром.
3. может быть, существует связь между этими идеями К. Бернара, между обобщениями К.М. Бэра относительно бережливости жизни и установленным геохимией фактом – постоянство количества живого вещества в биосфере.
4. возможно, все эти идеи относятся к одному и тому же явлению, а именно – к неизменности массы протоплазматических образований в биосфере в течение геологических периодов.

Он же, пренебрегая толерантностью, утверждает, что в мире организмов в биосфере идет жесточайшая борьба за существование – не только за пищу, но и за нужный газ, а это утверждение имеет самое прямое отношение к воздухообмену, т.е. к проблеме качества воздуха в помещениях.

А вот за крамольные мысли о закономерностях общественной формы движения материи в человеке, которые так переплетается с биологической, биохимической и биофизической, что необходимость четкого разграничения их очевидна – только сажать, чтобы никого не интересовало предупреждение Л.Н. Гумилева:
«... Конечно, некоторые находят пропитание и за пределами кормящего этнос ландшафта, как делали это, например, англичане в Индии или как поступают жители современных мегаполисов и урбанистических конгломераций. Но с точки зрения этносферы это кратковременные флуктуации. Исключение, а не правило. На популяционном уровне, т.е. на уровне этноса в целом, существование вне этноса немыслимо. И поэтому современная промышленная цивилизация обречена. Она не исчезает лишь благодаря беспрецедентным темпам ограбления накопленных биосферой миллиардами лет природных ресурсов и осквернения неповторимых ландшафтов. Её ждёт судьба Мохеджо-Даро и Вавилона. Только экологическая катастрофа произойдёт в более крупных масштабах».

Л.Н. Гумилёв, К.П. Иванов, Этнические процессы: два подхода к изучению,
журн. "Социологические исследования", 1992, №1, стр. 50-57


Тема вышла за рамки инженерной. Закрыта.
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2021 IPS, Inc.